Господь - Бог, Иисус и Святой Дух

Жизнь во Христе...

О договорах и обязательствах в церкви

О договорах и обязательствах в церкви

Февраль 8, 2010

Рик Джойнер

Когда мы пытаемся придумать абсолютные законы интерпретации или новые доктрины, это может создать впечатление порядка и единства, но такой порядок и такое единство будут лишь внешними, а не внутренними. Когда же эти сдерживающие границы будут устранены, мы сразу увидим, насколько же много там было порядка и единства? Скорее всего, мы обнаружим хаос.
Как однажды колко заметил Мартин Лютер, «духовному человеку не нужен контракт (соглашение, договор, ред.), а плотской человек не может придерживаться его!»
Когда мы пытаемся заставить людей согласиться с нашими доктринами или вступить в наше товарищество посредством договоров, мы, пожалуй, сводим на нет их способность прийти к истинному единству или к истинной вере в учении. Мы и себя, скорее всего, таким образом, подвергаем будущему церковному расколу.

Это верно, что мы сейчас живем во время усиливающегося беззакония. Истина, честь и убеждение в том, что честное слово является достаточным поручительством, — это то, что становится все труднее найти. Но, тем не менее, законодательство не решит вопрос беззакония, оно лишь подкармливает беззаконие. Вот почему Павел сказал: «…сила греха — закон» и «…буква убивает, а Дух животворит» (Первое Послание к Коринфянам 15:56, Второе Послание к Коринфянам 3:6). Когда мы применяем закон к человеку, мы только обостряем проблему, выдвигая ее на первый план, не давая человеку шанс справиться с ней — в этом смысле мы лишь обнародуем грех. Если наши меры достаточно сильны, мы, вероятно, сможем держать личность под контролем. Но как только эти сдерживающие силы будут устранены, она, эта личность, будет еще хуже. Используя закон, мы можем посадить под замок преступника, но мы не можем изменить его. Как только он будет отпущен из тюрьмы, он будет продолжать преступать закон, потому что внутренне он не переменился.
Господь ищет истины внутри человека. Когда мы соответствуем истине в своем сердце, мы будем правдивы всегда, даже когда никто этого не видит, потому что это станет неотъемлемой частью нашего сердца. Когда мы хотим добиться единства путем строительства внешних ограничений для верующих, таких, как, например, договоры или соглашения, это идет вразрез с Новым Заветом, который мы уже имеем; таким образом получается, что мы пытаемся присоединить людей к нам самим, а не к Христу, и это почти всегда оканчивается духовной трагедией.
Люди, возможно, хотят заключить договор, в тот момент, когда они его заключают, но каждый из нас меняется. Поэтому, когда мы пытаемся заставить человека держаться за нас, тогда, когда он уже не хочет оставаться, он, может быть, и останется еще на какой-то срок из-за заключенного договора, но все же он неизбежно уйдет. Когда это случится, это внесет лишь большую дисгармонию в отношения и, вероятно, большее количество людей будет затронуто этим; из-за навязанного чувства вины и зависимости.

Господь сделал так, что Его ученикам было легко Его покинуть, но трудно остаться с Ним. Почему мы должны делать по-другому? Почему мы должны желать, чтобы кто-то связывал себя с нами обязательствами, если это не исходит из его сердца? Только, когда человек свободен в решении уйти, но он при этом остается, мы можем сказать, что он действительно с нами по велению сердца.

Заключение соглашения — это серьезный вопрос, и нарушение его может повлечь за собой осуждение нарушившего. Новый Завет, то есть Соглашение со Христом, их брачный союз, — вот единственные договоры, которые соответствуют Библии. Если мы соединяемся со Христом, мы соединяемся и с Его телом, церковью. Когда мы вынуждены заключать договоры с людьми, местными церквами или движениями, это договоры, которые являются внешними по отношению к Новому Завету, и Новый Завет и история свидетельствуют о том, что, скорее всего, это оканчивается плохо. Когда Петр заявил, что никогда не отвергнет Господа, он не смог сдержать это обещание даже одну ночь.

Я слышал много красноречивых и трогательных рассказов о красоте договора между Давидом и Ионафаном, но трагический конец этих отношений является поучительным примером: Ионафан все же умер в доме Саула, хотя он связал себя с домом Давида. Однако надо отдать должное великодушию Давида в желании продлить договор даже с детьми Ионафана. Благородная душа будет соблюдать свои обязательства, даже если противоположная сторона их нарушает.
Почему мы должны подвергать людей ненужному давлению, вынуждая их присоединиться к нам или к нашей работе? Это только отражает мелочность нашего лидерства и отсутствие Божественного присутствия. Когда Господь наш Иисус будет вознесен, то Он всех к Себе привлечет, и нам не нужна будет никакая поддержка. Когда мы пытаемся вознести самих себя или нашу работу вместо Него, что мы делаем, принуждая людей связать себя узами договора с нами или нашей работой, они испытают неизбежное разочарование и поражение, сопряженное с глубокими ранами.

Первый совет в Иерусалиме закончился самым важным заявлением в истории церкви, и была установлена Библейская свобода для всех Христиан. После борьбы с сектой фарисеев, которые хотели принудить молодую церковь продолжать придерживаться Закона Моисея, апостолы и пресвитеры постановили:
«Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме этого необходимого:
Воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите; соблюдая это, хорошо сделаете. Будьте здравы» (Деяния святых апостолов 15:28-29).

Означает ли это, что мы можем делать все остальное: смотреть по телевизору, что захотим, смотреть порнографию, играть в азартные игры и т.д.? Конечно же, нет. Это означает, что мы все должны быть ведомы Святым Духом и подчиняться Ему. Это означает, что мы учимся ходить с помощью «совершенного закона любви», и если мы любим Господа, наши семьи, церковь и наших соседей, мы не будем делать то, что причинит им боль.
Дух контроля, который часто проявляется через человеческие договоры и соглашения или использование давления, является подделкой духовной власти. Мы имеем истинную духовную власть лишь до той степени, в которой Иисус живет в нас. Когда Он живет внутри нас, мы остро ощущаем, что он строит Свою церковь и, что Он, без сомнения, способен делать это идеально, совершенно. Поэтому мы можем расслабиться. Когда мы учим, обладая истинной духовной властью, мы действуем вместе с Ним, а это означает, что Он будет тем, кто несет тяжесть — Его иго благо и Его бремя легко. Когда мы берем его, мы находим покой для наших душ — нам больше не надо прилагать усилия, бороться.
Свобода существенна для истинного Христианского пути. Усиление свободы всегда должно быть нашей целью, но надо понимать, что усиление свободы идет вместе с достижением все большей зрелости. Я не могу дать своей малышке, лишь начинающей ходить, свободу, которую я даю ее старшим сестрам, или ту, что я предоставлю им к их восемнадцатилетию. Точно так же новые верующие нуждаются в большем покровительстве и помощи по сравнению с теми, кто пребывает Христианином дольше. В действительности вопрос заключается в следующем: поощряем ли мы духовную свободу и истину, которая изменит сердца людей, и не основываемся на принуждении и давлении, чтобы заставить их приспособиться? Мы никогда не получим истинной веры, идущей от сердца, если это не воплотится в жизнь.

Итог

Существует неоспоримое доказательство того, что самое эффективное оружие врага в стремлении остановить возрождения и духовное продвижение, есть дух контроля. Он часто использует дух контроля вместе с политическим духом, которые ведут к тому, что лидеры больше заботятся о мнении людей, чем о мнении Бога. Господь предостерегал фарисеев: «Вы выказываете себя праведниками пред людьми, но Бог знает сердца ваши: ибо, что высоко у людей, то мерзость пред Богом» (Лука 16:15). Если
мы будем делать то, что высоко оценивается людьми, мы будем делать то, что противно Богу.

Павел сказал: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием…» (Первое послание к Коринфянам 2:14). Итак, то, что высоко оценивается людьми противно Богу, а то, что от Духа Божия, человек почитает безумием.

Очевидно, мы стоим перед выбором: мы можем угодить Богу или людям, но мы не можем угодить обоим. Павел объяснял Галатам: «Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Послание к Галатам 1:10). И дух контроля, и дух политики завоевывают свое влияние через человеческий страх. Если мы хотим сыграть роль в том, чтобы пробуждение началось, мы должны избавиться от этого страха и сконцентрироваться на покорности воле Божьей.

Источники: отрывки из книги Рика Джойнера «МИР В ОГНЕ, пробуждение в Уэльсе, уроки для нашего времени», глава 19
«Высшая форма единства».

Из другого источника:

О завете в церкви: между кем и кем этот завет?

Есть ли разница между договорами, которые христиане заключают с «халдеями», то есть, неверующими людьми в миру, и «заветами»? Разница огромная.
Во первых, причина по которой мы заключаем договоры с мирскими людьми в том, что на то они и мирские люди, что их одному только «честному слову» не всегда можно доверять, мирские люди движимы в основном корыстью, интересом материально обогатиться, часто любой ценой, как сказал Иисус: «Всего этого (материального) ищут язычники». Следовательно, требуется заключать с ними договора о том, что за сделанные нами объемы работ, поставки товаров или услуг они обязуются платить по установленным тарифам. Такие отношения распространены повсеместно в светском обществе. Но в Церкви мы служим не ради материального обогащения, не ради выгоды, а ради любви к Богу, (Который и приводит нас в церковь), с Которым мы и заключаем единственный на веки Новый Завет во Христе в водном крещении, умирая через это таинство для своего эгоизма и искания своего – основной причины греха, согласно Исайи 53. В церкви мы просто ОБЯЗАНЫ жить по принципу Царства Небесного, по принципу любви, которая как учит Павел: «Всегда доверяет», или «всегда верит». В церкви мы доверяем друг другу на основании жизни в Духе Божьем.
Если же мы в Царство Божье, представителем которого является Церковь Господа, насаждаем мирские принципы, начинаем жить между собой, с христианами как с ХАЛДЕЯМИ, то мы невольно превращаем христиан в ХАЛДЕЕВ, а церковь – в организацию, похожую на мирскую.

Плюс, такими «церковными заветами», мы убиваем саму изюминку христианства – свободное добровольное братское служение Богу, служение друг другу. Мы убиваем само блаженство и возможность иметь на земле такое общество, в котором люди КАК НА НЕБЕСАХ служат друг другу из СУГУБО живущей внутри них любви Святого Духа, Божьего руководства – сверхъестественной жизни Христа в нас.

Да, мы часто оправдываем свои подобные действия, например заветы, над людьми благими намерениями – улучшить состояние Царства Божьего, Церкви Иисуса Христа, помочь людям быть более организованными и посвященными. Но Церковь Иисуса Христа – это сверхъестественный организм, который вовсе не нуждается в наших «благих» человеческих намерениях и мирских приемах стимулирования людей. Царство Божье, устанавливать которое мы призваны, на то и является БОЖЬИМ царством, что оно устанавливается и поддерживается не человеческими методами, но путями Святого Духа.

Это чем-то напоминает средневековый римский «папизм», в мягком выражении, когда народ Божий разделен на касту служителей, «духовное духовенство», и остальных, «не способных иметь библейское духовное различение».
Да, мы евангельские христиане, и конечно же, в слух можем говорить «нет» такому разделению верующих, против которого до крови сражались великие герои реформаторы прошлого и миллионы мучеников, однако, наши подлинные мотивы и убеждения видны из все тех же старых методов и принципов – с Божьим народом не советуются, ими просто управляют и за них очень многое решают лидеры. В евангельской церкви пресвитер церкви один, но священники – все. Да поможет нам Бог оставаться ЕВАНГЕЛЬСКИМИ библейскими христианами.
Апостол дал повеление епископам «внимать себе и ВСЕМУ стаду». Деяния 20:28.

 

 
 
Copyright 2009 © Триединый Бог