Господь - Бог, Иисус и Святой Дух

Жизнь во Христе...

Рай, святой город. Продолжение

Рай, святой город и слава трона. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Август 12, 2009

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

Глава двадцать первая
Десятый визит – продолжение
На небесах нет расовых предрассудков

По окончании великого созыва мама подошла ко мне и сказала:
- Сын, ты заметил, что на небесах нет никаких расовых предрассудков?
- Нет различия рас, мама?
- Отличия есть, но нет ущерба от их расы. Тела, которые у нас были на земле, теперь не отличаются друг от друга таким же образом. Все души здесь безупречной белизны и их одежда тоже. Независимо от физического состояния на земле, мы все здесь одна семья. Дети одного Отца. Ты заметил вон там группу певцов?
- Да, мама.
- Они все были цветными людьми в Америке, – сказала она, – некоторые из них много страдали, как рабы, от их прежних хозяев. Давай сейчас подойдем и поговорим с ними.

Мы так и сделали. К моему большому удивлению, я быстро узнал одного из них. Мы стояли лицом к лицу, но какое-то мгновение я сомневался, а потом сказал:
- Это ты, Растус?
- Ах, – сказал он, – Это я, а кто ты?

Я сказал:
- Посмотри еще раз.

Он пригляделся и начал улыбаться:
- Я знаю, ты, г-н Соди, ты однажды проповедовал нам, цветным людям, на борту судна, на Северном море, – и с этими словами он подал мне руку.

Я знал, что он в предыдущие годы работал на своего старого хозяина в странах Юга. Он был очень черный и очень невежественный, но теперь его лицо блестело с яркостью неба, а одежда была идеальной белизны.

- Я так рад встретиться с тобой, – сказал он.
- Взаимно, – ответил я, – но ты так изменился.

- На небесах нет черных лиц? – задал я вопрос.
- Ах, – сказал он,- мы здесь все белые и в совершенном образе Господа.

Я спросил, что подумал его старый хозяин, когда узнал о великом повышении, в которое тот пришел.

- Мой хозяин, – ответил он, – боюсь, находится не здесь. Я никогда не видел его с тех пор, как я сбежал от него и отправился в Северную Россию на судне, которое ты видел. Телесные наказания были тяжелыми, и я понял, что он никогда не даст мне подняться вверх. Итак, на судне было много хлопковых кип. Я прятался под ними до тех пор, пока судно не вышло в море. Я перестал скрываться из-за голода и жажды. Они часто угрожали выбросить меня в море, подобно Ионе, но пощадили мою жизнь, и я бежал в Россию. Я никогда не видел его в небесном мире. Я прошел взад и вперед среди этих бесчисленных множеств искупленных и был в очень многих районах города, но я не встретил его. Боюсь, что он не здесь. Он, бывало, участвовал в церкви и говорил хорошее вероисповедание по воскресеньям, но в течение недели он был нечестивым и грубым по отношению к своим детям и еще хуже к нам, его рабам. Я глубоко чувствовал, что это безумие – служить один день из семи Господу и шесть – дьяволу. Тысячи напрасно стараются служить двум господам, показывая себя хорошими по воскресеньям и давая дьяволу управлять весь остаток недели. Ах, я был очень бедным в мире; моя хижина была без окон, на полу не было ковра, на стене ни одной картины, у нас даже не было двора.
Но здесь у меня есть все; каждая вещь, которую я вижу, моя. И все рядом, и еще это принадлежит всем людям так же, как и мне. Я просто иду, где мне нравится, вверх и вниз по улицам, по длинным дорогам, выезжаю из ворот города в благословенных Божьих колесницах, чтобы посетить бесконечные регионы рая, и Господь Иисус дал мне свободу, сказав: «Ходи повсюду, где хочешь, и ешь от каждого дерева, которое тебе понравится. Взбирайся на горы и спускайся в долины и вдоль рек и омывай свою душу в солнечном сиянии Агнца, который является светом всего небесного города и рая».

- Ну, Растус, – сказал я ему, – я очень рад встретиться с тобой здесь, и увидеть, как Бог поднял тебя из праха и навозной кучи и сделал из тебя князя среди Его святых.
- Действительно, я еще больше рад, что породнился. Я объект Его благодати, и ты – свидетель. Но когда ты прибыл в город?
- Это, – ответил я, – мой первый визит в рай после того, как я был в городе в течение очень короткого времени. Я только начал видеть мое наследство.
- Ну, – сказал он, – ты никогда не устанешь наблюдать великие тайны вечного города. Твое сердце никогда не съежится вновь под холодными ветрами греховного мира, но оно будет взволновано высочайшими эмоциями хвалы. Видишь эту арфу (он отвязал ее от пояса и начал проверять струны). Я ее настроил, подготовив для времени прославления Господа Иисуса. Ах, если бы я только когда-нибудь мог встретить моего старого земного хозяина, идущего по улице; тогда ангелам пришлось бы сделать мне замечание, сказав: «Ты играешь так громко, что беспокоишь детское собрание на четвертом авеню». Но боюсь, что я никогда не встречу его, потому что Бог говорит: не войдет в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни. Он развращал женщин, работающих на плантации, и приводил к этому других, а также совершал другие аморальные мерзости; и этому не было конца, и потом он скрывал все это и делал вид, что он святой, по воскресеньям. Ох, боюсь, его безнадежный плач никогда не достигнет трона. И все же, может, когда-нибудь один из ангелов придет ко мне, говоря: «У меня есть хорошая новость для тебя – старый хозяин, наконец, искренне покаялся и омылся слезами и Словом». Тогда моя арфа заиграла бы на самой высокой ноте, до тех пор, пока ангел бы не сказал: «Растус, тебе лучше понизить звук, потому что он на расстоянии одного шага от прокаженного до коронования, и ему потребуется семь раз окунуться в Иордане, чтобы очиститься».

- Хорошо, Растус, – сказал я, – а как насчет остальных рабов, многие из них здесь, на небесах?
- Ах, – сказал он, – уважаемый г-н Соди, думаю, что ты не узнал их, поскольку они надели сияющие одежды и отложили черные. Здесь их множество, и они поют в хоре с более экцентричными людьми, и их голоса часто звучат громче. Конечно, здесь не все, по разным причинам.
Многие из них были большие лицемеры, как и хозяин. Некоторые были полны страха, некоторые неверующие, и некоторые из них блудники и лжецы. И Господь говорит, что участь их всех в озере, горящем огнем и серою. Если бы я только мог вернуться назад и увидеть их еще раз, я бы взял эту арфу и показал им эту мантию, и целую корзину фруктов. Они, возможно, поверили бы мне, хотя они не поверили Моисею и пророкам.

- Ну, Растус, поездка оказалась очень интересной для меня.
- И для меня тоже, – сказал Растус, – но моя компания уже расходится, и я должен идти, и надеюсь увидеть тебя снова в ближайшее время.

Так он попрощался и исчез среди колесниц и тысяч людей, которые расходились с собрания мучеников.

Я сказал матери:
- Это большое благословение, что здесь нет чувства ущерба ни у кого из тех, кого Бог считает целесообразным ввести в ворота.
- Да, – сказала она, – мы здесь от каждого государства под небом, все расы, племена, языки и разные люди, и все они – образ и подобие Господа. Хотя все сохраняют своеобразное подобие их прежней жизни. Но смотри, подъезжает колесница Давида.

Через несколько мгновений мы сидели рядом с ним и летели с большой скоростью в направлении ворот. Мы прошли в ворота Манассии и, наконец, остановились у большого места сбора и обучения детей. Мама, Мария и вышли, и я попрощался с ними, сказав: «Надеюсь увидеть вас снова в ближайшее время».

Давид сказал:
- Я возьму тебя в воздушную поездку к престолу, так как я увидел, что твое сердце стремится к этому, и я уполномочен быть твоим слугой на это время.

Мы проехали через улицы и проспекты, пролетая на неимоверной скорости. Свет от престола стал виден на расстоянии, даже деревья вдоль магистралей стали похожи на деревья в земных городах, увешанные электрическими гирляндами, по всей видимости, они были украшены ярко сверкающими бриллиантами и рубинами, и особняки были украшенны таким же образом.

Мы въехали на широкий проспект, ведущий к трону. Тысячи прославленных святых, некоторые шли и по дороге разговаривали, другие были в колесницах, с радостью и небесным отдыхом, – все они двигались в направлении к престолу или обратно.

Я обратился к Давиду и сказал:
- Хотя я и стремлюсь идти к престолу, я очень хочу увидеть дорогую сердцу спутницу моей жизни, о которой мне сказали, что она задерживается в отдаленном месте в раю.

- Ох, – сказал Давид, – почему ты не сказал мне, когда мы были в раю? Мы могли бы быстро ее найти, но сейчас я поворачиваю колесницу, и еще раз поедем туда, я хорошо ее знаю, и она будет очень довольна, и я буду очень рад помочь тебе в этом очень приятном путешествии.

Повернув колесницу, он сказал:
- Ты какой маршрут выбираешь?
- Никакой, потому что я совсем не знаю дорог, кроме той, которая проходит мимо места детского сбора и обучения, по которой мы ехали вместе с мамой и Марией. Так как я не знаю путей, то выбери ты для меня.
- С большой радостью, – сказал Давид.

Так со скоростью звука мы пролетели в направлении большого собора, и вскоре остановились возле ворот.

Сенека сказал:
- Ты написал достаточно для сегодняшней ночи. Все тщательно перепиши, и я увижу тебя опять, как обычно, и так он пожелал мне спокойной ночи.

Глава двадцать вторая
Одиннадцатый визит
Другая беседа в раю с матерью и дочерью
Встреча с женой юности

(Признаюсь, что к этому времени я был настолько увлечен замечательными откровениями Сенеки Соди, что едва ли думал о чем-то другом день или ночь, и, после того, как он покидал меня ночью, я, бывало, во сне был на небесах и ходил по тем же улицам, а, проснувшись, чувствовал разочарование, что я не был там).

Но пришло время для его возвращения. Моя рукопись и все для записи было приготовлено. Я был готов к его приходу, потому что я желал услышать про поездку в рай и про то, как святые на небесах помогают друг другу. Раздался легкий стук в дверь, и Сенека вошел.

- Добрый вечер, – сказал он, и подошел и пожал мою руку со своеобразным прикосновением, которое может быть только у руки духовного тела.

Я пригласил его сесть, но он сказал:
- Где твоя рукопись?

Он поспешно посмотрел ее, с улыбкой и кивком одобрения.

- Только, – сказал он, – боюсь, что мы не отразили в сообщении мое беспокойство, как должны были сделать. Я очень беспокоюсь. Это должно наложить отпечаток на всех, кто читает, чтобы они могли почувствовать важность должной подготовки для будущей жизни, так как люди не знают, что они делают, когда они ведут себя легкомысленно, не заботясь о вечной жизни. Но, когда ты, дорогой сын, сделаешь все возможное, Бог благословит твои усилия и мои, для этого я был направлен.

После того, как я вновь заверил его, что я хотел бы сделать все, что могу, чтобы точно изложить его сообщение, он занял свое место возле меня и продолжил:

В колеснице Давида мы приблизились к месту нашего прошлого собрания у входа большого детского амфитеатра и планировали поездку к отдаленной области рая. Я жаждал увидеть мою спутницу сердца, которая была занята больше чем с тысячью людьми, как мне было сказано, помогая огромному количеству душ, которые недавно вошли в небесное царство из определенных языческих стран, когда миссионеры проповедовали о Господе Иисусе. Итак, когда мы ожидали в колеснице, я увидел мою маму и Марию, проходящих вблизи, и сделал им знак подойти. Когда я рассказал им о моем большом желании и любезном предложении Давида, они сразу же откликнулись на наше приглашение пойти вместе с нами, и вскоре сидели рядом с нами.

Мама сразу сказала:
- Я хорошо знаю, где они, – на одной из отдаленных станций далеко за воротами Вениамина.

Давид повернул колесницу вправо, говоря:
- Я поеду вниз по девяносто второй авеню к воротам Вениамина.

Небывало сладкий восторг наполнил мою душу, с тех пор, как мы прошли через Иудейские ворота при нашем первом входе в город и были радушно приняты Господом царства. Мысли о воссоединении семьи были так драгоценны. Мама и дочь сидели рядом со мной. Давид, сладкий певец Израиля, служил нам. Тот, кто вел множество слуг Всевышнего и воевал в Его битвах, теперь был нам слугой, и в ближайшее время я встречусь с дорогой женой моей юности, которая на протяжении многих лет занимает столь видное место в этих вечных сферах, служа Господу. Ах, какое это благословенное для меня утро! Вся моя душа была переполнена восторгом и сладкими мыслями.

Давид спросил:
- Вы готовы? – и колесница тронулась.

Сейчас мы проезжали через новый для меня сектор города. Мама и Мария, по-видимому, гораздо лучше знали маршрут.

Мария сказала:
- Отец, я так рада, что ты скоро сможешь увидеть дорогую маму, она была так занята в последнее время, что у нее не было времени навестить меня, мы раньше часто виделись, но скоро мы встретимся, и я смогу представить тебя. Интересно, узнает ли она тебя среди всей толпы.

- Узнает ли меня! О, да. Что поможет ей узнать меня? Я изменился, но немного, с тех пор, как мы расстались. На самом деле, дорогое дитя, я очень хочу видеть ее, даже больше, чем ты можешь знать, ведь ты не разлучена с любимыми близкими. Ты не знала ни печали, ни слез, которые так долго знали мы. Всего это ты избежала, а также темных грехов мира. Я не думаю, что сейчас мы должны много печалиться, как мы печалились, когда ты покинула нас, ты с тех пор в вечной безопасности.

- Ах, да, я в безопасности и очень счастлива. Я ничего не знаю о горе и слезах, о которых ты рассказываешь. Другие часто говорили мне о своих печальных ошибках и сердце, тяжелым от грехов, но как все они благодарны нашему благословенному Искупителю! Без Него я была бы потерянной, и никогда бы не увидела и не вошла в этот небесный мир.

Давид начал замедлять скорость колесницы, и, назвав меня по имени, сказал:
- Я хочу, чтобы ты обратил внимание, через что мы сейчас проезжаем.

По обе стороны от большого проспекта было множество своеобразных, но очень красиво построенных особняков.

- Они, – сказал Давид, – строятся в соответствии со вкусами и фантазиями их жильцов, как и все особняки здесь. Без сомнения, ты обратил внимание на большое разнообразие пейзажей и зданий по всему городу. Каждый может выбрать свое собственное, и изменить на другое по своему усмотрению. Бог восхитителен в разнообразии, и нет двух одинаковых травинок, ни двух зерен песка, ни двух человеческих душ. Но общества в мире с похожим выбором – по образованию и фантазиям, естественными группами собраны здесь, те, что ты видишь в этих своеобразных особняках. Ты увидишь, как счастливы и довольны все в этом большом поселении.

Мама сказала Давиду:
- Я нахожусь здесь в течение многих лет, и все же я никогда не видела никого недовольного или беспокойного, или тоскующего по родине. Кажется, наш великий Отец опередил все желания и стремления всех Своих людей и так распланировал и организовал это вечное царство, что у каждого исполняются желания в полной мере.

- Город, – сказал Давид, – со всем его разнообразием архитектуры и строительства, плодами и реками, и фонтанами, – приспособлен для всех народов земли, и из всех наций, племен, народов и языков собралось бесчисленное множество. Здесь толпы из языческих наций, особенно их дети в большом количестве, так как они не достигают возраста ответственности так рано, как в христианских землях. Они все спасены, благодаря силе искупления, до тех пор, пока не согрешили против вечного света, поэтому тысячи людей собрались здесь и возрастали в течение лет, и они были научены верными слугами в подготовительных регионах рая, куда мы сейчас едем.

- Ах, Давид, – сказал я, – прибавь скорость колесницы, – я горячо желаю встретиться с той, которая была сердечной спутницей моей земной жизни.

Колесницы полетели со скоростью звука. Путь был совершенным наслаждением, землей восторга. Деревья полны созревших плодов! Красивые особняки всех видов! Тысячи счастливых душ, приходящих и уходящих! Многие облокачивались на мягкие небесные кушетки! Но сейчас мы понеслись с такой скоростью, что тысячи домов превратились в одну сплошную линию.

- Я вижу ворота вдали, – сказала Мария.
- Неужели мы так близко к великой стене и входу в рай? – сказал я.

Я вновь хорошо увидел великую стену, во всем ее великолепии, когда Давид замедлил скорость колесницы. Ворота были открыты, как всегда. Когда мы вышли за ворота Вениамина из большой сверкающей жемчужины и блестящими петлями из золота, мы бросили лишь один взгляд обратно, чтобы попрощаться с городом, до тех пор, пока мы не проедем много километров за его пределами по одной из великих магистралей рая.

Мария положила голову на мое плечо и сказала:
- Папа, тебе нравятся музыка и гул от колес колесницы? Обычно они едут почти бесшумно.
- Ой, я в неведении относительно масштабности и величия небес. Мама, как ты думаешь, скоро мы достигнем нашей станции?
- О, думаю, очень скоро, я уже вижу купола и крыши миссии.
- Да, – сказала Мария, – Я их вижу полностью.
- О, слава! – сказал я, – Посмотрите на горы, холмы и долины, через которые мы сейчас едем. Ах, моя душа в полном восторге. О, на тысячах языках…
- Используй один, который знаешь, – сказала Мария.
- Аллилуйя Богу! – закричал я, когда Давид быстро вытащил арфу, и мы все снова запели победу Агнца.

Колесница остановилась за большой аркой, ведущей к одному из подготовительных отделений рая. Мы все вышли. К моему удивлению, более ста самых красивых духов встретили нас. На всех них была слава и свет небес. Знакомство? Мне не нужен был никто, кроме одной, прекраснейшей из ста, и вообще прекрасной. Она возникла из числа остальных и закричала:
- Слава в вышних Богу!
Она упала на мою шею, но не могла плакать, не мог и я, здесь на небесах никто не может плакать, но чаша радости была полной.

- Я знала, что ты идешь, – сказала Дженни, – но не знала, что Давид приведет тебя. Ах, как я рада, что ты сейчас у себя дома! И здесь мама и дочь, – сказала она, держа обе мои руки в своих.
- Дорогая Дженни, я очень желал увидеть тебя с момента вступления в рай, но не смог прийти к тебе раньше. Наши мечты о будущем, когда мы были на земле, исполнились, наши молитвы отвечены. Наконец, мы дома!
- Ах, – сказала Дженни, – очень прошу тебя, пойдем вон к той группе зданий.

Давид сказал:
- Мое время в вашем распоряжении. Отдохните, а я пока возьму на себя ответственность.

В то время, как мы медленно шли, я был представлен ко многим из тех, кто встретил нас у ворот. Я обнаружил, что они были из разных частей земного шара, однако все они участвовали в благословенном служении Господу. Все выглядели очень радостными и счастливыми.

- Сейчас, – сказал Сенека. – ты должен отдохнуть несколько минут. В то время, как ты отдыхаешь, хочешь съесть фрукт из моей корзинки?

Я протянул руку взять то, что выглядело, как красивый апельсин, но не смог схватить его. Мне показалось обидным думать, что он мог съесть, а я не мог.

- Почему так? – спросил я.
- Этот фрукт, – ответил он, – очень тонкий. Он образец того, о чем я рассказываю тебе. Не забывай о том, что небесный мир – духовное царство, и все вещи имеют духовную тенденцию, и действительно можно есть этот плод только после того, как ты перейдешь границы твоей земной жизни.

Глава двадцать третья
Одиннадцатый визит – продолжение
Дальнейшая беседа Сенеки с его женой, матерью и дочерью

- Теперь можешь записывать дальше, – сказал Сенека.

Мы оказались внутри самого красивого здания. Большая гостиная или кабинет, красиво украшенная различными орнаментами, была непохожа на те, что я привык видеть в городе. Все обивки были с оттенком серебра, действительно красивые: и обивка кресел, диванов и т.д. были великолепными образцами небесных моделей.

От этой комнаты мы перешли в большую просторную столовую, которая ярко сверкала блестящими серебряными завесами и посудой со всевозможными оттенками серебра. Представьте стол длиной полторы тысячи метров, за который могут сразу сесть десять тысяч гостей.

Дженни подошла и сказала:
- Пойдем вон за тот столик, где мы можем сесть вместе. Так Дженни, Мария, мама и я сидели отдельно, тогда как Давид и все, кто встретил нас у ворот, ушли в дальний конец большого зала.

Дженни заказала обед, который состоял из красивых тортов из лучшей пшеницы рая, с всевозможными фруктами, которыми повсюду изобилует рай. Хлебное дерево растет в изобилии, и является одним из двенадцати видов на каждом дереве. Когда наши благодарения закончились, Дженни, сидящая рядом со мной, сказала мне:
- Я очень ждала, что наступит это время, когда все мы снова будем вместе, и горести земли останутся в прошлом. Теперь расскажи мне об остальных детях.
- Да, – сказала Мария, – расскажи нам все о них. Мне так хочется узнать о моих братьях и сестрах; мама сказала, что их шесть.
- Я рад сообщить, что все они живы, и у них хорошо идут дела и в мире, и в их собственных домах. Они не все примерные христиане, но все знают путь жизни, и мы надеемся, что все они будут среди спасенных.
- О, да, – сказала Дженни, – я так часто молилась за них, и вон тот ангел, которого ты видишь рядом с Давидом, и остальные часто говорили мне о них, потому что он часто посещает участки земли, где они живут.
- Как часто я задумывался, знают ли святые на небесах о делах и занятиях тех, кого они оставили позади, и твои слова, Дженни, вполне убедили меня в том, что знают.
- Да, действительно, – сказала Дженни, – нам часто сообщают о земле.

- Ах, Дженни, нет никакого сравнения между скромной трапезой нашего земного стола и тем, что здесь. Какое освежение я чувствую, и потом эти замечательные фонтаны вдали, изливающиеся из сверкающего серебра, и сотни собравшихся вокруг них, чтобы испить и наполнить свое сердце! Ах, небо, да! Как драгоценно обещание: «Он будет водить их на живые источники вод»!
- Это исполнение обетования, – сказала Дженни, – и, когда ты увидишь десять тысяч столов таких, как этот, с небесным изобилием на них, тогда ты скажешь: «Агнец, Который среди престола, будет пасти их», так как, действительно, все это благословенное положение и бесконечно больше, чем то, что мы видим здесь, это благой результат Его чуткой заботы о Его народе, ибо Он приготовил им город.

- Теперь, – обратилась Мария к Дженни, – я хотела бы, чтобы мы все вместе пошли в большой амфитеатр.

Мы все встали и последовали за Дженни, которая показывала нам дорогу. Дверь из большого обеденного зала выходила на изумительную комнату, обставленную сиденьями, и немного похожую на древний амфитеатр в мире. Тысячи сидели в разных местах этого великого здания. Серебряная отделка повсюду искрилась славой рая. Я увидел, что этот большой зал – одно из мест, где собрались язычники, которые были спасены во Христе, и все еще не проинструктированы о путях царства или относительно духовных вопросов, касающихся спасения. Одна из главных станций рая держит свои двери открытыми для языческих стран как раз около этого места.

Дженни сказала:
- Я всегда была увлечена миссионерской работой в мире, в воскресных школах и детских классах, и то же самое происходит со мной здесь. По своему собственному выбору я провожу много времени в обучении драгоценных душ, которые приходят в эти ворота, не зная Божьи планы и цели. Все языческие младенцы спасены, также как в цивилизованных и христианских странах. Они не достигли возраста ответственности в ранние годы, как, если бы они были в более просвещенных нациях, поэтому большое количество умерших в детстве и юности никогда не знали закона Божьего, ведущего их к осуждению, и находятся под свободным даром вечной жизни, они собрались здесь в очень большом невежестве. В то время как языческие народы несут ответственность перед Богом, но их ответственность не столь велика, как в христианских землях.

- Но, мама, – сказала Мария, – Как это так, что многие языческие дети спасены и собрались здесь, когда столь многие из их родителей будут потеряны?
- Их родители, – сказала Дженни, – достигли возраста ответственности, благодаря мере света, который у них есть. Они сознательно согрешили и попали под осуждение, и, следуя своим предрассудкам, погибли в своих грехах, в то время как их дети еще не достигли места просветления, приводящего их под такую ответственность.

На это я ответил:
- Библия заявляет, что «как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни» (Римлянам 5:18). Таким образом, в начале человеческой жизни он универсально спасен Христом, как снова сказано Павлом: «Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер».

- Действительно, – сказала Дженни, – все живы, и остаются таковыми до тех пор, пока они не получат достаточно знания Божьей воли для приведения их под ответственность, за нарушением которой следует духовная смерть. Но я вижу, ты хочешь узнать об этом прекрасном месте для собравшихся толп из языческих земель, которых спас Христос. Ты заметил, что значительную долю составляют молодые люди и дети? Они были очень мало проинструктированы о путях истинного Бога, Его богослужениях и духовном характере, многие из них вообще ничего не знают. Они были научены идолопоклонству, а теперь должны быть обучены образу жизни истинного вечного царства.

- У каждого из них своя история. Они очень удивились, когда ангелы доставили их к воротам рая. Сияющая слава этого мира настолько велика, что многие из них так изумлены, что от удивления теряют дар речи. Здесь маленькие дети разных возрастов, и еще много детей из христианских стран. Этот большой амфитеатр нередко заполняется так, что занято каждое сиденье, и здесь они обучаются всему, относящееся к раннему этапу в этом мире света. Многие из них были объектами презрения и пренебрежения, без друзей или материнской любви. Они очень восхищены и удивлены добротой, явленной здесь. Тысячи и миллионы из них побывали во всех регионах рая и в городе, и их голоса звенели с небесными мелодиями.

- Дженни, – сказал я, – почему это место организовано для язычников больше, чем для других?

- Оно не только для языческих детей, – ответила она, – Здесь многие из христианских стран, но Бог создал мудрые условия для всех Своих людей. Преподавание здесь приспособлено к классу тех, кто вряд ли знает хоть что-нибудь о современной и цивилизованной жизни и ничего не знает о доктрине спасения. Многие из этих мальчиков и девочек и даже мужчин и женщин, которых ты видишь, в настоящее время обучаются в этих классах вон там, это всего лишь часть классов в школах во всем мире.
Требуются большие усилия, чтобы обучить их и развить их духовные и интеллектуальные способности. Весьма интересно отметить, насколько быстро они развиваются из сущих младенцев в полноценных святых на небе.

Они все быстро учатся славить Бога, и у каждого есть арфа, похожая на твою. Большая хвала служителям, которые помогали здесь много времени, обновляя души, уверяю тебя. Когда двадцать-тридцать тысяч присоединяются к новой песне, которую разучили совсем недавно, и цитируют отрывки и небесное учение о вечных Божьих истинах, как делали это мы на земле в наших служениях прославления, эхо от арок и куполов вновь и вновь повторяет мелодию до тех пор, что ты начинаешь думать, что это эхо, должно быть, слышно в самом городе.

- Ну, Дженни, я не могу выразить, насколько я наслаждаюсь этой встречей и беседой с тобой. Вся моя душа наполнена высоким чувством поклонения и хвалы нашему Господу за такой знак любви для Своего народа. Конечно, все эти великие вещи для детей Он предусмотрел прежде создания мира.
- Действительно, – сказала Дженни, – или даже до этого рая было запланировано или приготовлено.
- Ну, дорогая Дженни, – ты здесь так постоянно занята, что не можешь пойти в другие места, если захочешь сделать это?
- О, нет, – ответила она, – У меня самая неограниченная свобода, как и у ангелов или самих старцев, чтобы идти, когда захочу, и я буду чрезвычайно рада сопровождать тебя в любом месте, куда ты захочешь пойти.
- Ах, Дженни, – ничто не может доставить мне большее удовольствие, чем то, что ты идешь с нами. Я только что планировал посетить престол, когда почувствовал, что в первую очередь должен увидеть тебя. Давид любезно предложил свои услуги, и наша встреча быстро состоялась, как видишь.
- Если хочешь, – сказала Дженни, – я пойду с тобой к трону, и мы можем вернуться к отдыху в этом или в других частях рая.

Она позвала маму и Марию к нам и сделала это предложение, которое было быстро принято. Она отправила одного стоящего неподалеку, чтобы он привел Давида и еще сто человек, и через несколько мгновений они были с нами.

Я сказал Давиду:
- Мы решили вернуться сразу в город и идти к престолу.
- С удовольствием буду с вами до конца поездки.

Дженни быстро устроила, чтобы другие заменили ее на время отсутствия в большом подготовительном классе, и сказала, что мы должны присоединиться к остальным в хоре благодарения, прежде чем мы оставим амфитеатр. Порядок служения был быстро организован. Давид руководил хором. Мы настроили арфы, и присоединились к ним, и упали на лица, поклоняясь и прославляя Бога, мы горячо провозглашали спасение Божье. Мы встали и с глубокими чувствами попрощались с великим множеством душ, с которыми расставались. Мы пошли к воротам, где стояла колесница. Потом мы еще раз попрощались с прекрасными светлыми духами, с чистой любовью, которой изобилуют небеса, и сели в колесницу.

- Теперь, – сказал Сенека, обратившись ко мне, – ты можешь отдохнуть за ночь. Верно перепиши и сделай сообщение ясным. Он повернулся спиной и с приятным пожеланием доброй ночи исчез из моей комнаты.

Глава двадцать четвертая
Двенадцатый визит
Возвращение в город. К трону.

В назначенный час пришел Сенека. Казалось, он очень спешил на свое обычное место для рассказа, в котором он остановился на том эпизоде, где он сел в колесницу во время последней встречи.

- Сын мой, у тебя все готово для сообщения?
- Да, – ответил я.
И он поведал следующее:

Давид сказал:
- Ты выбрал маршрут? Между нами и воротами города – пять тысяч километров.

Дженни быстро сказала:
- Давайте поедем по ущелью среди скал, так как я помню, г-н Соди очень любит природные пейзажи, и, особенно, горные.

- Я уверена, папа, что твое желание исполнится в полной мере, – сказала Мария, – Не знаю, какие в мире горы и реки, но я проходила этим маршрутом несколько раз с мамой и бабушкой, а также с другими, и я знаю, что тебе понравится.

- Я тоже уверен, что понравится. И, Дженни, дорогая, я рад, что ты помнишь мои природные предпочтения и ради них выбрала задержаться со мной еще.

Колесница Давида начала дрожать, как живая. Мы обратились к множеству душ, стоящим у ворот, и сказали:
- До свидания, до новой встречи!

Я увидел, что у Дженни множество друзей, тысячи собрались, чтобы попрощаться с ней, и на прощание спеть гимн; до сих пор помню слова песни:

На небесах мы говорим только «До свидания»,
Гарантируя встретиться еще раз.
Божьего благословения вам на всех путях
Через горы и долины.

Когда колесница отъехала, они вскоре исчезли из нашего взгляда, и остались далеко позади. Прекрасные поля с изобильным урожаем расстилались в большой долине перед нами.

Мама сказала:
- Не потребовалось ни капли человеческого пота для получения золотых урожаев с этих полей. Здесь нет проклятия – ни сорняков, ни колючек, но добрая воля нашего Отца все это заготавливает для нас. Все на небесах растет без участия человеческого труда и пота. Когда люди заняты сбором этих больших урожаев, их труд – это своего рода пикник радости.
- Ах, как велика, – ответил я, – любовь Бога к человеку!

Прекрасные цветы, многообразие которых было беспредельно, устилали путь. Аромат с полей и цветов настолько бодрил, что моя душа переполнилась восторгом. Я воскликнул:
- Ах, почему люди в мире так мало ценят Божьи откровения об этом огромном наслаждении в местах вечной радости?

Есть много христиан, которые пытаются верить, что небо – это только состояние отдыха и вечный покой в душе, и не думают о нем, как о месте такой великолепной славы. Это лишает их самих радости ожидания.

Вдали показались красивые здания. Я спросил Дженни:
- Что это за здания, вон там?
- Это райские дачные домики, – сказала она, – у многих жителей есть в городе особняки, но зачастую они проводят много времени здесь, так как эта приятная местность высоко ценится.

Давид замедлил скорость колесницы, когда мы проходили через улицы. Рядом с дорогой были красивые фонтаны и деревья со спелыми фруктами.

Давид остановился около бьющего фонтана, мы все выпрыгнули из колесницы и освежились водой жизни из серебряных кубков. После того, как мы собрали нужные нам фрукты, мы вновь сели в колесницу и медленно поехали, так как пейзажи были слишком величественны, чтобы смотреть их в спешке.

Вскоре вдали показались холмы и горы. У их подножий стали просматриваться красивые извилистые реки. Глубокие ущелья между холмами и отрогами гор восхитительно дорисовывали картину. Дорогу стали окружать великолепные горные пейзажи. Колесница поднималась по склону горы, с тем, чтобы проехать в высокогорную долину.

Давид обернулся ко мне и сказал:
- Сын мой, я очень рад этой возможности проехать через этот изумительный горный маршрут, я еще никогда не уставал от него, он напоминает мне, как я, бывало, скрывался в пещерах и среди скал, и в горах, спасаясь от Саула, моего гонителя. Никогда не забуду то время. Я часто искал, но тщетно, надеясь, что увижу Саула, едущего навстречу в колеснице вдоль больших горных дорог рая, но я никогда не встречал его и не слышал ни слова о том, что он находится в раю или в самом городе.
- Бедный Саул, – сказал я, – он отверг слово Божье и не послушался его, и должен быть наказан.

Я посмотрел на огромные скалы, нависающие над нами, и на дно глубоких ущелий, которое было от нас на расстоянии тысяч километров. В различных местах вдоль этой дороги были красивые приятные сады, где любой желающий может сойти с колесницы и насладиться прогулкой среди красивейших кустарников и всевозможных фруктовых деревьев. У одного из них Давид остановил колесницу, и мы все собрались под широко раскинутыми ветвями одного из деревьев жизни и начали собирать плоды. Я был так наполнен благодарностью Богу, что горячо закричал:
- Как Бог возделал этот сад! О, Давид, расскажи мне, насколько огромен этот рай?

- Ах, – сказал Давид, – он может вместить все миллионы, которые когда-либо родились или родятся. Эти прекрасные земли практически безграничны. Я не знаю всех возможных границ небес; возможно, Енох, Авраам или Моисей могут ответить. Одно могу сказать: здесь нет ни греха, ни горя, ни смерти. Во всей этой обширной области нет злонамеренных людей. Никто, делающий мерзости или говорящий ложь никогда не войдет в ворота города или даже в рай.

Давид пошел к колеснице и, взяв арфу, сказал:
- Теперь мы должны присоединиться к песне благодарения.

Мы быстро взяли арфы с наших поясов, и настроили их под арфу Давида. Он начал словами тридцать второго псалма, думая, что я знаю его лучше всего. Все мы запели:

«Радуйтесь, праведные, о Господе: правым прилично славословить.
Славьте Господа на гуслях, пойте Ему на десятиструнной псалтири;
пойте Ему новую песнь; пойте Ему стройно, с восклицанием,
ибо слово Господне право и все дела Его верны.
Он любит правду и суд; милости Господней полна земля.
Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его – все воинство их»

Когда мы закончили эту песню благодарения, Давид сказал:
- Без сомнения, ты встретишь Неемию, одного из дорогих святых неба, который записал, в то время как был на земле, как я помню, под божественным вдохновением:
«Ты, Господи, един, Ты создал небо, небеса небес и все воинство их, землю и все, что на ней, моря и все, что в них, и Ты живишь все сие, и небесные воинства Тебе поклоняются» (Неемия 9:6).

Он продолжил:
- Ангелы из этого небесного мира посещают землю множество раз, а иногда и святые имеют эту привилегию, но об этом я расскажу в другой раз.

- Ах, как благословенно знать, – ответил я, – что я принадлежу Ему, что я был преобразован, стал, как малое дитя, уверовал в Иисуса, смирил себя, снова родился, получил вечную жизнь, и теперь этот великий восторг! О, Аллилуйя Богу! – воскликнул я.

Дженни сказала:
- Не поехать ли нам дальше, по дороге в город еще много всего интересного.

Мы сели в колесницу, Давид коснулся кнопки, и колесница поехала к вершине горы. Вдали виднелось множество горных вершин, все сверкали славой Божьей. Мы взбирались все выше и выше, через огромные ущелья по мостам, построенным Самим Господом Царства.

С непривычки путь казался головокружительным и опасным. Я сказал Дженни:
- Действительно ли мы полностью безопасны на такой чудовищной высоте, мчась на такой скорости?

Она ответила:
- На небе нет ни аварий, ни опасности. Ошибок мало, так как мы быстро научаемся глубинам Божьей мудрости.

Мы встретили много нагруженных колесниц, едущих в направлении, откуда мы только что прибыли. Все были очень веселые и счастливые. Мы всегда отдавали и получали приятные приветствия, когда проезжали мимо других колесниц на медленной скорости. Почти всегда новички, подобные мне, кричали, махая руками:
- Наконец-то дома!

На вершине этой большой цепи гор мы встретили одну колесницу, руководимую Илией, заполненной мужчинами и женщинами, и полдюжиной детей, только что прибывшими из мира, но счастливее группу я еще не видел. Давид подал сигнал, и обе колесницы встали бок о бок. Мы приветствовали друг друга рукопожатиями и поцелуями истинной любви. Дети были настолько полны ликования и радостного удивления, как и я сам, это была их первая поездка в это замечательное безмолвное ущелье. Они задали нам много вопросов, и, казалось, приготовились ехать дальше. У них не было ни мысли о страхе, но они были совершенно уверены в своих старейшинах и полностью довольны руководством Илии. После того, как мы положили им в корзину фрукты, собранные нами, они поблагодарили нас, и их колесница поехала дальше.

Давид сказал:
- Теперь мы должны поспешить, так как впереди нас ждет много интересного. Итак, мы поехали, забираясь все выше. Скоро мы приехали в самый прекрасный парк на высоком плато на вершине горы. Давид правил колесницей. Мы сидели, очарованные прекрасным пейзажем. Рощи небесных плодоносящих деревьев, цветущих кустарников многих видов, извивающиеся дороги во всех направлениях, с большим количеством колесниц, очень похожих на колесницу Давида. Одни стояли здесь и там, другие медленно двигались, наполненные радостными душами – мужчинами, женщинами и детьми – счастливыми и наслаждающимися небесными удовольствиями в полной мере.
- Бог приготовил все для своего народа! – сказал я.

Давид поставил колесницу на стоянку. Многие из огромного множества народа повернулись к нам, узнав царя Давида. Через несколько мгновений большая компания собралась вокруг, приветствуя Давида и нас. Они поинтересовались, кто мы такие, так как видели нас впервые. Вскоре мы были представлены и заново приветствуемы. Давид сказал:
- Отдохните, пройдитесь.

Мы совершили большую прогулку, встретились с сотнями, которые, как и мы, были здесь в первый раз. Большой приятный парк растянулся на три-четыре километра в длину и ширину. Многочисленные фонтаны были расположены в разных местах и являлись источниками бесчисленных рек и ручьев в раю, они были частью великого потока, который вытекает из города и от самого престола, по берегам которого, как в Священном городе и во всем рае, растут деревья жизни с двенадцатью видами фруктов. А стол в центре был буквально покрыт восхитительными райскими плодами, которые мы все свободно ели, при этом наслаждаясь интересным разговором.

- Ну, сын, – сказала мама, – ты вознагражден за твои усилия и самоотверженность в служении Господу в мире?
- Ой, мама, почему ты спрашиваешь меня об этом, что вопрос, я уже тысячу раз вознагражден. Даже одно то, что я вижу и чем наслаждаюсь сейчас в этом парке, – достаточное вознаграждение за все труды на земле странствования. Но кто те двое мужчин, идущих к нам?

Мама ответила:
- Я не знаю их.

Дженни сказала:
- Мне они тоже незнакомы, возможно, они недавно пришли в рай.

К этому времени они были рядом с нами. Они держались за руки и шли вместе, радостно разговаривая. Они привлекали мое внимание, так как я, кажется, узнал их обоих.
- Привет, доброе утро, – и уже в следующий момент мы крепко сжимали друг друга в объятиях и с огромной хвалой Богу кричали:
- Слава в вышних Богу!
Но кто же они? Двое из моих друзей, которых я хорошо знал и любил много лет назад, один г-н Фаггил из Ставангера, Норвегия, а другой дорогой душой был мой друг г-н Рансоме, из Лондона, Англия.

- О, братья, – закричал я, – я вижу вас здесь, но я не слышал, что вы покинули мир. Ох, брат Фаггил, когда в последний раз мы встретились на земле, мы вместе плакали на железнодорожной станции в твоем родном городе, и, брат Эдвин Рансоме, ты был для меня отцом, когда я находился в твоем большом городе Лондоне.

Братья, я действительно рад встретиться с вами здесь. Я здесь недавно и еще не был у престола, но ах, я переполнен величием и славой этого небесного мира.

Эдвин Рансоме сказал:
- Мы здесь довольно долгое время, но никогда еще не получали такое великое наслаждение, как теперь. Разве этот вид не грандиозен? – сказал он.

- Эти невероятные горы Норвегии, – сказал брат Фаггил, – я думал, что они достаточно грандиозны, хотя и заснеженные и замороженные в лед, как в морозильнике, в середине лета, но удивительные высоты этих восхитительных гор ничего подобного не знают, кроме весенних небесных утр. Конечно, на всех этих горных вершинах нет холодных ветров.

- Нет, – закричал я, – только посмотрите на эти деревья гигантской высоты, сгибающиеся под золотистыми плодами, похожие на пышную растительность тропических земель. Зимы никогда не приходят сюда, я уверен.

В это время подошла группа счастливых людей, драгоценные души. Я спросил:
- Кто они? – и они были быстро приглашены к нам.

Мои друзья, Эдвин Рансоме и Питер Фаггл, хорошо их знали и сказали:
- Они представляют собой группу служителей, которые были отмечены и хорошо известны в мире, очень любимы на земле, и также на небесах.

Вскоре я был представлен Кристмасу Эвансу и Роуланду Хиллу из Англии, а также д-ру Гатри. Роберт Флокхарт и Джон Уэсли стояли бок о бок. Д-р Адам Кларк и Джордж Фокс также были представлены, а затем подошли Питер Картрайт и Лоренцо Доу, и многие другие.

- Ах, – воскликнул я и сказал, – я слышал, и читал обо всех вас. Рад, очень рад встретиться с вами здесь. Они, должно быть, и тут проповедуют.

Я сделал знак маме, Дженни и Марии, которые пришли и были представлены. Было принесено большое количество сидений и помещено под широкими, распростершимися ветвями дерева, и мы все сели, когда увидели идущего к нам Давида, несущего арфу. Когда он приблизился, все братья встали и поприветствовали его с самым небесным радушием. Давид сделал очень вежливый поклон и с приятной улыбкой сел с нами. Затем, встав и взяв ситуацию в свои руки, он быстро представил группу из своей колесницы еще раз, в это время они вставали и еще раз приветствовали нас. При этом я встал и сказал:
- Дорогие братья, моя душа так переполнена радостью и небесным весельем, что я не могу больше сдержать мои чувства.

- Больше не старайся сдерживаться, – сказал Роуланд Хилл, но давайте все вместе прославим Бога. Мы преклонили колени, и такое служение хвалы я вряд ли когда-либо наблюдал, в частности, такие сильные чувства восторга и радости. Джордж Фокс, казалось, восхвалял Бога громче и слаще, чем кто-либо другой. Наконец-то встал и Давид и начал гимн, играя на арфе. Мы все объединились и пели с ним.

После долгого разговора мы решили пойти все вместе в дальнюю часть парка. Давид показывал дорогу, и мы все следовали за ним. Вскоре мы обнаружили, что многие из этих благословенных людей еще не посещали это место и не проходили этим маршрутом в течение долгого времени, эта дорога оказалась такой же новой для них, как и для нас. Снова я сказал Дженни:
- Я рад, что ты выбрала этот путь для нашей поездки в город. Ах, такие славные вещи приготовлены для нас!

Вскоре мы пришли к внешней границе парка, где мы оказались на самой вершине большого хребта в раю. Как мы стояли и смотрели сверху вниз на расстилавшиеся на огромном расстоянии подножия, огромные долины и равнины, нам все это казалось чудом. В прекрасной чистой небесной атмосфере мы могли видеть на большом расстоянии вокруг и в долинах на много километров ниже нас. Дорога, вьющаяся по склону горы, с огромным разнообразием деревьев по краям, открывала перед нами картину, подобной которой нет во всем творении. Когда я стоял, оглядываясь в удивлении, я сказал Давиду словами царицы Савской:
- «Вот, мне и в половину не сказано» (3 Царств10:7), – и снова, – «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (I Коринфянам 2:9).

Далеко внизу в долине, а также на горных склонах мы увидели бесчисленное число особняков и дачных домиков для тех, кто предпочитает проводить большую часть своего времени в этих регионах. Я снова вспомнил слова Господа: «Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я» (Ин. 14:2).

Подошла Дженни и сказала:
- Г-н Соди, твое любопытство удовлетворено?
- Удовлетворено! Есть ли душа, которую что-то не устраивает здесь? Я взбирался на вершину многих высочайших гор на земле, но они были лишь холмиками по сравнению с этими чудесами рая, и, потом, только подумай, они вечны. Мы можем радоваться им всегда! Нет болезни! Нет старости! Нет ни смерти, ни печали, ни плача! Искуплены и спасены навсегда! Ах, Дженни, я так рад, что мы здесь! Ах, какие славные высоты рельефа, к которым мы подняты! Совсем недавно мы были в мире, где есть болезни, горе и смерть. Теперь все это прошло. Нет больше смерти! Но мы на небесах, равны ангелам и также спасены от старения!

Подошел Давид и сказал:
- Мы должны ехать.

Попрощавшись с нашими святыми братьями, мы вернулись к колеснице. После сбора необходимых фруктов и питья из бьющего фонтана, мы быстро сели в колесницу Давида и приготовились к путешествию в город великого Царя. Мы спели гимн хвалы за эти великие чудеса. Как только мы начали петь, вокруг нас быстро собрались много сотен, как только они увидели Давида, стоящего на колеснице с арфой, и присоединились к нам в громком прославлении Бога.

В этот момент подошли две милые женщины, приглашая нас к накрытому столу поужинать с ними. Они хорошо знали Давида и спросили о нас, и мы быстро представились. Мария узнала их обоих, и, выпрыгнув из колесницы и взяв их за руки, сказала:
- О, дорогие Эмма и Сьюзи, как я рада видеть вас! Они составили мне компанию в младенчестве в небесах. Ах, – сказала она, – папа, это подруги моего детства. Конечно, мы пойдем с ними, они тоже знают Давида.

Они, как и мы, были на пикнике на вершине этой горы. Они собрали много разных фруктов, и красивый стол был наполнен всем, что только может пожелать душа. Безусловно, мы наслаждались этим праздником, как души, которые только что перешли границу земной жизни и вошли в новое общество и дружбу в вечной жизни. Мы поблагодарили их за приятное развлечение, попрощались и вскоре снова сидели в колеснице.

Глава двадцать пятая
Двенадцатый визит – продолжение

Колесница тронулась, оставив горные пейзажи позади. Сейчас наш маршрут проходил широкой, но живописной долиной. Мы могли видеть на огромном расстоянии в четком свете рая. Большие фруктовые сады, апельсиновые и лимонные рощи в мире казались миниатюрными садиками по сравнению с тем, что в настоящее время открылось перед нами.

Когда мы спустились с высоты, перед нами расстилались так далеко, насколько глаз может достичь, по обе стороны, огромные рощи плодоносящих деревьев, все сортов и видов, чередующиеся с самыми прекрасными цветами, каких я никогда не видел прежде.
- О, где же мы? – закричал я.

Я еще не видел такой великолепной славы и замечательного Божьего снабжения. Я упал на лицо. Дженни и Мария присоединились ко мне и благословили вслух Бога нашего бытия.
- О, Боже, Ты Творец всего! О, Господь Иисус, Ты Искупитель и Спаситель, с высоким благодарением мы изливаем Тебе наши души! Вечная хвала Тебе да будет всегда.

Когда мы встали, мама сказала:
- Из этих регионов много продовольствия берется в город. Посмотри, – сказала она, – на те груженые поезда вон там.

- Замечательно, – сказал я, когда увидел сотни поездов, загруженных отборными фруктами и духовными овощами всех видов.

Пятьсот километров этих рощ были пройдены. Я видел много тысяч счастливых духов, собирающих фрукты из этих красивых садов и погружающих их на поезда, часто едущих в город.

Дженни сказала:
- Ты видишь свет в городе вон там?
- Да, действительно, – закричал я, – думаю, это, должно быть, восход июньского утра на небесах.
- Как хорошо ты рассудил, – сказал Давид, – Сын Божий, Сам Агнец, является этим светом. Июньское утро всегда! Здесь нет зимы.

Через несколько мгновений стало видно стену города, перед нами показались ворота Симеона.

- Ой, Дэвид, снизь скорость, чтобы у нас было больше времени рассмотреть величие этой могучей стены и еще раз прочитать имена оснований, на которых она стоит, прежде чем мы войдем в ворота Симеона.

Ангел-привратник поднял руки, приветствуя нас. Я сказал Дженни:
- Почему ангелы охраняют ворота, носящих имена двенадцати колен Израиля?
- Ой, – сказала она, – если бы не было двенадцати колен древнего Израиля, которые проложили этот путь перед нами и дали нам азы, записав вечные тайны Бога, этого входа в город мы бы никогда не узнали. Но, подобно Израилю, когда они держали тяжелый путь к их древней столице, во время ежегодных праздников, с увеличением числа собравшихся у этих ворот, они были бы заблокированы, и образовался бы затор, что привело бы нас к крайнему замешательству. Так ангел находится только для того, чтобы руководить скоплением народа, чтобы сохранить идеальный порядок, и приветствует всех, кто готов войти в благословенный город и особняки. Не незнание является препятствием для входа в ворота, а отсутствие подобия благословенному лицу Иисуса; поэтому здесь присутствует Ангел и он выносит приговор.

Итак, – сказала Дженни, – древний Израиль открыл путь: они шли впереди нас – всех язычников. Бог приготовил им город, и они с нетерпением ждут, устремляя глаза к их наследству.

- Да, действительно, Дженни дорогая, я помню драгоценное слово из Библии, которые мы, бывало, так любили на земле. Об Аврааме сказано: «ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог» (Евреям 11:10).

- Как верно, – сказала Дженни, – «Все сии умерли в вере, не получив обетований, а только издали видели оные, и радовались, и говорили о себе, что они странники и пришельцы на земле; ибо те, которые так говорят, показывают, что они ищут отечества. И если бы они в мыслях имели то [отечество], из которого вышли, то имели бы время возвратиться; но они стремились к лучшему, то есть к небесному; посему и Бог не стыдится их, называя Себя их Богом: ибо Он приготовил им город» (Евр. 11:13-16).

- Ах, как верно! – сказал я. – И никто, кроме верного и вечного Бога, не мог бы создать такой город, как для них, так и для нас.

Колесница Давида стояла еще в течение некоторого времени во время этого разговора, и он тихо слушал. Потом он повернулся к нам и сказал:
- Я в восторге от темы вашего разговора. На протяжении сотен лет до того, как пришел период благодати, тысячи евреев толпились в этих воротах. Мы, все Иудеи, были наибольшими, но теперь язычники далеко опережают нас, но, потом, язычники являются нашими братьями по семени Авраама после того, как стали наследниками обетования.
Но теперь мы должны ехать дальше.

Колесница медленно проехала под аркой больших ворот. Ангел помахал нам на прощание, когда мы оставили позади чудесные ворота и стены.

Мама сказала Давиду:
- Пожалуйста, направь колесницу к детскому собору.

Я сказал ей:
- Ты снова хочешь увидеть малышей?
- Я всегда рада быть с ними, но хочу заверить тебя, что мне очень понравилась эта поездка.

Мы все сказали то же самое, но мне понравилось больше всех: все было настолько новым и таким прекрасным, что никогда не будет забыто.

- Теперь, Давид, кажется, здесь широкий проспект, поспеши с такой скоростью, как ты желаешь.

Он протянул руку свою руку и нажал на кнопку еще раз, и колесница, казалось, полетела со скоростью света. Через несколько мгновений мы были у ворот собора. Мы все вышли и поблагодарили Давида за его любезное служение. Он обернулся и сказал:
- Всегда рад помочь вам.

Давид направил свою колесницу к дальней стороне улицы и собрал немного фруктов, в то время как мы были заняты разговорами о прекрасном путешествии, которое только что совершили.

Сенека Соди сказал:
- А теперь я оставлю тебя, сын мой, для небольшого отдыха.

Я бросился обратно в кресло с закрытыми глазами и с благоговением поблагодарил Бога за такие откровения о невидимом мире.

- Ах, какая это реальная жизнь, – сказал я, – Как бы я хотел очутиться там сейчас. Нет ни проблем, ни горя, ни смерти. Ах, небо, ты близко, может быть твои ворота открыты для меня, и Ангел в колеснице спешит к моей скромной кроватке!

Так я размышлял и молился до тех пор, пока вскоре не уснул.

Глава двадцать шестая
Двенадцатый визит – продолжение
К престолу – Иона, пророк

Сенека Соди вернулся и сказал:
- Ты снова можешь записывать.
И он поведал следующее:

Дженни, мама и Мария стояли у ворот. Колесница Давида была на противоположной стороне проспекта, где он собирал фрукты и наполнял ими корзины. Я увидел Бомонда, друга из России, идущего к нам, и сделал ему знак, чтобы он поспешил.

- Ах, Бомонд, у меня столько всего, что тебе рассказать. Много благословенных вещей произошло, с тех пор, как мы расстались. Хочу представить тебе моего сердечного компаньона, жену моей юности, которую я только что нашел очень занятой в отдаленной части рая.

Дженни, казалось, была очень рада узнать, что мы были такими близкими друзьями.

Бомонд сказал:
- Когда вы собираетесь к трону?
- О, очень скоро, я надеюсь.

Дженни сказала:
- Если хотите, можете пойти сразу же, а мама, Мария, и я встретим вас на большом собрании чуть позже.

Мы сделали знак Давиду подойти к нам. Он быстро согласился снова послужить нам, и мы планировали расстаться. Когда мы обменялись прощальными словами, Дженни сказала Давиду:
- Пойди туда, где живут пророки, и вызови из особняка Иону.

- Ах, Дженни, – сказал я, – как ты добра по отношению ко мне и заботлива.

И поцеловав друг друга в губы на прощанье, как мы привыкли делать в мире, мы быстро сели в колесницу, которая поехала к внутренней части города. С того момента, как я впервые ступил из колесницы в рай, моим постоянным желанием было достичь и увидеть трон моего Отца, так как я помнил, что мы должны царствовать с Ним. Я уже неоднократно видел нашего благословенного Господа и смотрел в Его святое лицо, но ах, как я желал увидеть Престол Его Отца и множество собравшихся вокруг.

- Все твои желания и больше, – сказал Давид, – в скором времени сбудутся, но ты будь мудр, чтобы не спешить к трону, так как даже сейчас ты не очень хорошо подготовлен к его преизбыточествующей славе. Твое путешествие в раю только лучше подготовит тебя к тому, что ты увидишь, поэтому лучше, что это случится позже.

Бомонд сказал:
- Я был очень занят, с тех пор как мы расстались, в разных частях города, но я чрезвычайно благодарен этой возможности идти вместе с вами.

- А теперь, Давид, расскажи нам об особняках пророков, о которых говорила Дженни.
- Буду очень рад рассказать вам о них. Очень многие пророки и древние люди Израиля, в том числе патриархи, имеют свои особняки, расположенные вблизи друг от друга. Они сгруппированы так, что у них есть легкий и свободный доступ друг к другу. Они считают это своим собственным, и в то же время у каждого есть привилегия приходить и уходить, когда ему нравится. Здесь не считается вторжением – прийти и оставаться до тех пор, пока есть желание. Все в этом городе принадлежит каждому из нас, мы наследники всего.
- Ах, – сказал я, – Бог приготовил все эти великие вещи для меня? Они действительно мои?
- Это так же верно, как и то, что ты в этом городе, – сказал Давид.
- Я точно помню Писание, – ответил я, – где Бог говорит: «все ваше; вы же – Христовы, а Христос – Божий» (I Коринфянам 3:22,23).

Бомонд сказал:
- Я думаю об особняке для себя и о его месторасположении.

Давид ответил:
- Будь терпелив, сын мой, Бог определит место, так что тебе понравится. Но помни, у тебя есть неограниченные привилегии во всем небесном царстве, как в городе, так и в раю. Выбирай, где пожелаешь. Приходи, когда захочешь, и ты всегда будешь доволен.

Как и все авеню и улицы города, эта была украшена самым великолепным образом. Приток реки тек посреди нее. По обеим сторонам росли деревья жизни, перемежающиеся с большим количеством разновидностей самых красивых кустарников. Ни одна земная камера не делала изображения, даже сравнимого с этой небесной славой.

После того, как наша колесница отъехала от детского собора, она набрала неописуемую скорость. Многие сотни стадий были пройдены, в то время как Бомонд и я рассказывали друг другу то, что с нами происходило, с тех пор, как мы расстались.

- Теперь, – сказал Давид, – мы проезжаем в непосредственной близости от древних усадеб, – и, ослабив скорость, он сказал, – Без сомнения, вы можете узнать имена многих, так как все, кто знаком с еврейской историей, узнает многие из имен, которые вы видите вон там.

Конечно же, на дверях и столбах веранд и в других местах были имена многих древних святых Бога.

- Сейчас, – сказал Давид, – они всегда рады приветствовать всех вновь прибывших, а также своих старых друзей.

Я сказал Давиду:
- Дженни говорила о пророке Ионе, мы сможем пройти к его особняку?
- О, да, да, – сказал Давид, и через несколько минут остановил колесницу вблизи порога красивого дворца.
- Вижу имя пророка, – сказал Бомонд.
- Будьте уверены, – сказал Давид, – он является подлинным Ионой из Библии. Я также надеюсь, дорогие братья, что он находится в своей резиденции.

Мы все выпрыгнули из колесницы, и Давид показал дорогу, вскоре мы были на пороге. На небесах нет дверных колокольчиков, так как каждый всегда радушно принимается. Также, если хозяин занят встречей друзей для совместной работы и взаимопомощи, он открывает доступ в свое собственное жилье, и он может попросить другого святого прийти в его особняк, так как на небесах вечное братство, все вещи общие, такое на земле мало известно.

Мы очень обрадовались, когда Давид сказал:
- Я вижу Джона, вон там, через коридор.

Когда мы вошли в особняк, он подошел к нам, и Давид приветствовал его:
- Доброе утро, мой брат.
- Доброе утро, – сказал Иона, – Всегда рад видеть вас у себя. Скажи мне, кто эти братья с тобой?
- Недавно прибывшие. Брат Соди – грек еврейского происхождения, но впоследствии из скандинавских народов, а Бомонд из Северной России.
- Рад приветствовать вас, дорогие братья, сказал он, подавая нам руку.

Вскоре мы сидели в его просторном особняке, так прекрасно украшенном, как земные дома никогда не украшали. Когда я посмотрел вокруг, я вспомнил слова Господа на земле: «Я иду приготовить место вам» (Иоанна 14:2). Ах, эти многочисленные особняки, подготовленные рукой Всемогущего! Потом я еще раз подумал: если Он сотворил такое бесконечное разнообразие цветов, сладких ароматов и красивых кустарников всех видов, с таким количеством приятных, превышающих то, что в нашей земной жизни, то что Он может не предусмотреть для святых и Своей невесты в раю?

- Иона, – сказал я, – мы действительно рады встретиться с тобой, но, скажи мне, ты пророк Иона, известный в библейские времена на земле?
- Я пророк Иона, сын Амафиина, воспитанный в Гафхефере, городе старой нижней Галилеи в колене Завулоновом, более чем две тысячи семьсот лет назад, но это по земному летоисчислению, но, дорогие братья, в действительности прошло лишь около двух с половиной дней, как я пришел в это небесное царство, если считать по небесному времени.
- Расскажи нам, Иона, о том, что произошло с тобой в ките. Было много скептицизма по поводу этой истории.
- Эта история истинна, – сказал Иона, – Как я жил внутри этой огромной рыбы, я не могу сказать. Я только знаю, что я жил в рыбе три дня. Но ее стошнило от меня. Мне задавали эти вопросы тысячи раз. Это старая история для меня, но все еще новая и в ней все верно потому, что Божья рука присутствовала и для наказания, и для сохранения. Мое дальнейшее неповиновение привело бы к разрушению Ниневии, но моя вера и раскаяние привело к их спасению. Да, история истинна, независимо от насмешников, чудо действительно было – но оно привело к величайшему пробуждению, которое когда-либо было известно в каком-либо городе. Мое наказание и покаяние было знаком для ниневитян. Они покаялись, Бог смилостивился, а я рассердился, ох, я тогда был грешным Ионой, но Он помиловал и меня также, и многие из ниневитян были спасены и сейчас на небесах.
- Ах, Иона, – закричал я, – как бы я хотел, чтобы ты мог вернуться назад и повторить свою историю на земле снова. Многие придираются, высмеивая Слово Бога за твою историю.
- Да, – сказал Иона, – и они будут делать это к собственному разрушению. Многие великие и необычные вещи происходили и будут происходить еще – некоторые из них настолько необычны, что люди будут по-прежнему сомневаться и придираться, и такие будут всегда, тем не менее, происходящее – правда.
- Действительно, это правда, – ответил я, – Мы знаем детей и животных, родившихся с двумя головами на противоположных концах одного тела, своеобразно сработал некоторый закон Божьего воспроизведения, мы их называем чудовищами. Когда другие странные вещи происходят в физической области, мы говорим, что произошло чудо, и тогда придираются и отрицают. Но мы действительно рады, что встретили тебя и услышали историю из твоих собственных уст. Мы всегда считали слово Божье истиной. Господь сослался на тебя через восемьсот лет после твоей жизни на земле, сказав, что ты – знамение Его смерти и воскрешения.
- Да, – сказал Иона, – и все это было правдой, и скептические люди, которых было много в дни Господа на земле, будут стоять в последний Судный день с теми самыми людьми из Ниневии, а ниневитяне будут свидетельствовать против них. Так и в последние дни будут скептики, хотя у них будет намного больше света, чем даже у людей во времена Господа.

Давид сказал:
- В мое время произошло много великих вещей. Рука Божья была ежедневно простерта надо мной, и много избавлений Он дал мне — столько, сколько было нужно. Люди в мое время на земле в целом согласились, что эти особые избавления совершила Божья рука, а не дела человеческие.
- Совершенно верно, – сказал Иона, – в мое время, через две сотни лет после твоей смерти, все говорили о тебе, как о том, кого Бог очень почтил.

- Иона, мы едем к Престолу, и я очень желаю увидеть эту славу, это самое удивительное место на небесах, о котором мы пели и молились всю нашу земную жизнь, и я так близко к этому сейчас! Да, аллилуйя моему Богу! Моя душа настолько полна восторга, что я не могу больше сдерживать себя.
- Настройте ваши арфы, – сказал Давид.
- Конечно, – ответил я, и в один момент мы запели высокими голосами: «Чудеса нашего Бога, нашего Царя».

- О, я все думаю о том, что мы находимся на небесах, и действительно в особняке Ионы, пророка, недалеко от престола.
- Это такая радость для меня, – сказал Иона, – встретиться с вами, дорогие братья, которые жили на земле спустя три тысячи лет после моего времени, – что сейчас мы должны объединиться в благодарении Богу.

Мы все упали на лица, вознося хвалу Богу.

Когда мы встали, Иона сказал:
- Надеюсь быть у трона во время Великого созыва. Там будут миллионы святых. Надеюсь встретиться с вами вновь в это время. Итак, мы пожали друг другу руки и попрощались, и в скором времени колесница Давида была на пути к большому центру небесного царства.

Я сказал Давиду:
- Разве мы сейчас не ближе к трону, чем тогда, когда мы вернулись обратно в рай?
- Совсем рядом, – ответил Давид, – но сейчас мы приближаемся к нему из другого квартала.

Свет казался очень ярким, но не ослепительным, так как у нас было время приготовиться к нему. Тысячи счастливых душ шли с нами. Много грузов доставлялось из разных точек для большого созыва.

- Теперь, – сказал Давид, – мы должны остановиться, так как я вижу ангела, который зовет меня.

Он выпрыгнул из колесницы, и, после нескольких минут беседы с ангелом, подошел и сказал нам, что ему ненадолго придется оставить нас здесь, так как его зовут в отдаленную часть города.
- Думаю, что я оставляю вас лишь на короткое время. Вы можете насладиться прогулками. Заходите в любой из особняков, какой пожелаете. Чувствуйте себя совершенно как дома. Все, что вы видите, – ваше. Я должен быстро уехать в отдаленную часть города, по деловым вопросам, касающимся великого созыва. Если я не возвращусь к вам в срок, войдите в любую из колесниц, и вы попадете к престолу в надлежащее время.

Мы вышли из колесницы, он попрощался с нами, сделав милый поклон и помахав рукой, и его колесница уехала.

- Теперь, – сказал Сенека, – ты устал, и должен отдохнуть. Сладких снов, и покой Божий да пребудет с тобой!

Когда я посмотрел на него, он исчез.

Глава двадцать седьмая
Тринадцатый визит
Конференция со старейшинами

Сенека пришел, как обычно, и, просмотрев рукопись, предложил несколько изменений тут и там, а затем продолжил:

Вскоре после того, как колесница Давида уехала, Бомонд и я шли одни, глубоко вникая в великие чудеса, всемогущество и любовь Божью. Так мы пришли в красивый парк. Мы не так далеко прошли и увидели группу из старцев, среди которых были Авраам и Моисей, Иисус Навин и Исаия, Петр и Иоанн, Павел и Сила, и многие другие. Они вели оживленный разговор. Они позвали нас к себе, сказав:
- Мы рады встретиться с вами снова, потому что нас проинформировали, что у нашего Господа милостивые намерения в отношении вас.
- Святые братья, мы не знаем, что нас ожидает впереди, но мы увидели, что Он полон бесконечного милосердия, и нам очень интересно все, что мы видим.
- Мы очень рады, – сказал Авраам, – Вас мудро привели на эту конференцию, и мне немного известно о вашем визите, но мы только начали разговор о теологии, как это в настоящее время преподается в церкви на земле, и если вас интересует, мы хотели бы предложить вам остаться на какое-то время с нами, и вы можете задать и ответить на любой вопрос, как вам нравится.

Мы оба тотчас приняли их любезное приглашение, так как не часто можно встретить так много мужей Божьих, как это удалось сейчас, и каждый из них внес огромный вклад в церковь.

Авраам сказал:
- Мы глубоко заинтересованы во всех делах церкви на земле, возможно, намного больше, чем те, которые все еще находятся в их земных жилищах; а вы совсем недавно пришли от земли, мы рады видеть вас у нас в это время.

- Мы считаем большой честью, – ответил я, – быть с вами на этой конференции.

При этом Моисей передал нам корзину с самыми вкусными фруктами, из которой они вкушали.

Авраам сказал:
- Теологии, которые говорят о существовании, характере и свойствах Бога, Его законах и управлении, доктринах о вере и об обязанностях людей на практике, были во многом забыты в последние годы; и нам сообщили, что во многие отрасли церкви вкрались серьезные ошибки.
Вера, – сказал он, – это жизнь человека в личном общении с Богом. Это признание Бога во всех наших делах. Это узы, объединяющие человека с Богом. Это вера в то, что Он есть, и приглашение Его во все вопросы человеческой жизни. Это жизнь Бога в душе человека, проявляющаяся ежедневно в практическом нравственном поведении.

- Чем же, – спросил я, – отличаются вера и теология?
- Вера, – сказал Авраам, – передает полномочия Богу в сердце и в жизни человека, который сеет себя в послушание всей Божьей воле.
- Теология, – сказал Моисей, – представляет собой научную систему, которая трактует Бога, и законы, посредством которых человек будет спасен. Тем не менее, человек может быть богословом, как и многие из книжников и фарисеев, без практики. Источником истинной теологии является Бог в откровениях, данные Им человеку.

Павел сказал:
- Эти откровения – как природные, так и сверхъестественные. Природная теология рассматривает Бога и Его свойства, как учит природа. Почти девятнадцать веков назад я написал: «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы» (Римлянам 1:20), поэтому они не имеют оправдания. Но Писание, – сказал он, – является подлинным источником правильного богословского учения среди людей на земле. Оно является боговдохновенным откровением для людей. Тщательное толкование открывает Бога людям таким, каким мы увидели Его после сотен лет знакомства с Ним здесь. Оно открывает Его истинную природу, свойства, отношения и взаимоотношения с людьми. Истинное богословие объясняет также человека, его отношения и обязанности перед Богом и его хождение с Богом; будущее состояние, в котором мы все сейчас наслаждаемся, с наградами, а также наказаниями, которые назначены нераскаянным.

Я сказал:
- В последние несколько десятилетий много скептиков и критиков, ищущих недостатки Писания, так что я рад привилегии попросить вас, которые написали столько много из Писаний, рассказать о них подробнее, об их достоверности, подлинности и авторитетном источнике, который пришел от Бога к человеку.

Первым выступил Моисей. Он сказал:
- Много скептиков и ищущих недостатки было и в мое время. Нет доказательств, которые смогли бы удовлетворить их. Есть тайны откровения о создании творения. Я знал, что я воззвал и непосредственно получил от Бога, и книги закона были написаны под Его руководством. Иисус Навин был мой преемник, и он продолжил выполнение ответственной задачи – запись слов нашего Божественного Господа, и его письменные сообщения начинались со слов: «Так говорит Господь Бог Израиля».
Самуил, пророк и провидец Израиля, был рано призван Богом и произносил слова с властью с небес. Все книги пророков состоят из прямых сообщений от Бога. Наш Господь, Который послал нас вперед, в полной мере признал все написанное нами, включенное в ветхо-заветное Писание. Он высоко почтил эти древние записи, так как Они полностью от Него. Его печать на них они будет стоять вечно. Ты не должен бояться того, что Писание попирается ногами церкви, за счет усилий скептически настроенных людей. Бог силен приказать земле, чтобы она снова открыла свои уста и поглотила союз злых людей, как во времена Корея, Дафана и Авирона.

- Действительно, – сказал Павел, – Наш Господь полностью утвердил каждую йоту, и каждую черточку закона и пророков; провел в жизнь заповеди Моисея, написанные для обязательного исполнения всего еврейского народа. Он процитировал написанное почти каждым пророком, от Моисея до Малахии, признав их полный авторитет, как Слова Божьего, и назвав их Писанием, в отличие от обычных книг. Как апостолы и евангелисты нашего Господа, мы всегда полностью признавали их Божественное происхождение и цитировали, и писали, и проповедовали из них, как имеющие авторитет по всем вопросам веры. Мы всегда заявляли, что они были пророками Божьими, и что Святой Дух говорил через уста Его древних служителей. Это прямо заявлено Давидом, Исайей и всеми святыми пророками.

Петр сказал:
- Вы помните, в одном из моих посланий я говорил о Преображении Господа на Святой Горе и голосе с небес, который тогда подтвердил, что Иисус – Сын Божий. Наше совместное свидетельство должно было быть принятым каждым евреем (I Петра 1:17-21). Тем не менее, я тогда заявил, что Священное Писание было для них более надежным словом пророчества, и призвал их принять откровения из Писаний, потому что они в полной мере говорят о Христе, Господе нашем.

Также и все Писания Нового Завета написаны под вдохновением и Божьей властью. Четыре евангелиста написали то, что видели своими глазами, а также засвидетельствованное им Господом, спустя много лет после Его вознесения на небеса. Особое обещание присутствия и помощи со стороны Святого Духа было дано всем апостолам. Было обещано, что Дух истины напомнит нам все, чему научил нас Господь, и научит нас всему. Старые истины вернулись в разум, и новые истины были принесены потоком свыше, приводя в особый восторг. С учетом этого дара, Господь дал такой же авторитет нашим словам, как и Своим собственным, и ранним пророкам. Писатели Нового Завета всегда называли свои слова словами от Святого Духа, объявляя их сообщения истиной Слова Божьего: Слово Господне, которое должно быть прочным всегда. Так что все они пришли от Бога. Они дышат чистым духом Его благости и несут на себе печать Его власти, и пребудут вечно.

Бомонд и я сказали:
- Нам было бы очень приятно иметь краткое резюме учений, как вы понимаете их сейчас, поскольку мы хотели бы сравнить наши собственные идеи, теологии, а также те, что сейчас преподается в церквях, с истиной, как есть на самом деле.

Они все быстро согласились, и Авраам сказал:
- Мы вам предоставим тезисы учений в ближайшее время. А пока, если вам интересно, вы можете совершить полет в одной из ближайших колесниц на служение прославления на Бродвее или посетить парк рядом с троном.

Мы поблагодарили их за то, что они послужили нам с любовью, и, когда мы вступили на борт колесницы, они сказали:
- Будем рады видеть вас снова, – и помахали нам на прощание.

Исайя любезно предложил пойти с нами, желая послужить нам. Мы поблагодарили его. Вскоре колесница остановилась у входа, где были собраны тысячи людей.

Этот участок земли занимал примерно 4-5 га. Место для прославления было окружено сидениями. Оркестр находился в центре, который был приподнят, и тысяча арф и голосов наполнили аудиторию небесными мелодиями. Арфа Давида и его голос, казалось, еще никогда не звучали так сладко, как на этом служении. Многие отцы Церкви ранних веков были там; также было много тех, кто претерпел преследования и мученичество. Их лица светились особой радостью, слова изливались на собравшихся, как благовонное масло. По предложению святого Варфоломея, все мы упали на колени и лица, и одним сердцем и голосом воздали Богу славу. Много коротких проповедей были проповеданы тысячам, многие из этих проповедников сами были новичками в городе. Это, по-видимому, было подготовительным служением для предстоящего огромного собрания у трона. Исайя, с длинной бородой, и с голосом, как серебряная труба, объявил общий порядок недавно организованного великого служения. Лицо Еноха сияло, подобно ангельскому, когда он прославлял Господа. Иоанн Креститель также с его громогласным голосом зажег собрание, словно пламя пожара. Благословенная дева Мария также была там, и ее сладкий голос был подобен волнам света над всем народом. Мы увидели, что она была окружена большим уважением на небесах. Прискилла и Aкилa оба произнесли очень назидательные слова. Многие другие свидетельствовали о великой благости Божьей. В конце-концов мы все встали и прославили Бога, и в один голос, и одной душой воздали славу Тому, Кто искупил нас Богу Своей собственной кровью.

Служение окончилось, и, выходя, мы увидели многих новоприбывших с земли, некоторые из них были нашими знакомыми. Ах, как мы были рады встретить их, а также тому, что могли бы сейчас помочь им в познании небесного царства. Они были настолько полны восторга, удивления и хвалы, что не могли сдержать своих чувств. По сути, мы все чувствовали то же самое. Мы не могли чувствовать иначе в самом центре славы Божьей и в Его благословенном присутствии, а также при встрече с теми, с кем давно расстались на земле. Мы пошли на тихое место под широкие ветви прекраснейших деревьев, густо обвешанных плодами. До фруктов очень легко было добраться, и они созревали каждый месяц. Плоды и листья источали восхитительный аромат, и мы все восторгались присутствием и славой Бога и Его великой любовью, и тому, что Он запланированы для нас, так что я быстро предложил нам всем поклониться Ему и воздать ему нашу искреннюю признательность. Мы все тут же пали на лица и, казалось, наши друзья никогда не смогут остановиться в прославлении Бога. В конце я сказал:
- Вы хотели бы вернуться к вашему земному дому и оставить здесь свои особняки?
- Ах, – сказал один из моих старых дорогих друзей, когда он встал и пожал мне руки, – что за вопрос. Там была только колыбель нашего существования. А это наш дом. Ах, благословен Господь!

Мы собрали немного фруктов и вместе разговаривали долгое время. Они рассказали нам о большей части дел в общине, которую мы покинули. Казалось, я снова вернулся назад, побывал в их доме, за их столом, ехал с ними вдоль дорог и улиц, в то время как они рассказывали мне обо всем этом. Я сказал:
- Ах, Скандинавия, мой народ, если бы я только мог увидеть всех вас здесь, без вашего духовного рабства и формальностей, тогда я прославлю Бога больше, чем когда-либо.

Потом я прибавил:
- Если бы они только могли знать, что вы принесли нам эти известия, когда они положили ваше холодное тело в могилу, если бы они могли только видеть вас здесь, в этой славе, и нашу драгоценную беседу под этими величественными деревьями жизни, то они бы подняли глаза наверх и сказали:
- «Кто дал бы мне крылья, как у голубя? я улетел бы и успокоился бы» (Псалом 54:7) Затем они бы увидели видение, как и древний мученик Стефан, – небо и славу, которые Сын Божий подготовил для всех Своих детей (Деяния 7:56). Если бы их глаза веры могли пробить завесу, которая скрывает будущее, если бы они могли увидеть апокалиптическое видение, эту славу, если бы они могли услышать хотя бы эхо мелодий, которые мы только что слышали, и Павла, который был взят к третьему небу, они бы вечно говорили: «для меня … смерть – приобретение» (Филиппийцам 1:21). Привилегии Христа в них через Духа Святого значили бы для них гораздо больше, чем то, что они делают сейчас.

Бомонд сказал:
- У вас здесь неограниченная свобода. Собирать от любого дерева, так часто, как хотите, ходить везде, где пожелаете, пользоваться всем, что вы видите. Все это ваше, вы Христовы, и Христос – Божий. Мы увидели, что мудрее не спешить. Вам не нужно спешить. Перед вами вечность.

Мы попрощались с ними, говоря:
- Мы, несомненно, будем часто встречаться. У нас скоро встреча у трона, и нам нужно идти туда, а затем мы надеемся встретиться с вами на большом собрании у трона. Нам будет очень приятно увидеть вас там.

Мы вошли в колесницу, и вскоре были далеко за пределами видимости или слышимости наших друзей. Свет от престола значительно возрос, и мы вышли из колесницы только для того, чтобы встретить старших братьев, которых мы оставили до этого.

Они вручили нам свиток, который подготовили, сказав:
- Исследуйте и тщательно сравните себя с ним.

Мы поблагодарили их за большую доброту и попрощались с ними, сказав:
- Надеемся увидеть вас снова у трона.

- О, да, да, – сказал Авраам, – мы будем там, так как это слишком важно, чтобы пропустить.

Мы повернулись к красивой роще, многие деревья которой были круглой формы, с ветками, немного напоминающими плакучую иву земли. Когда мы приблизились, мы увидели двух ангелов в самых прекрасных одеждах, сидящих в середине, на прекрасной обивке. Они встали и приветствовали нас, и возложили руки на наши головы, сказав:
- Приветствуем вас от имени нашего Бога. Но что это в ваших руках?
- Свиток, данный нам старцами.

- Добро пожаловать в эту рощу и в эти места. Аромат этих листьев придаст вам просвещающую благодать, когда вы будете читать и исследовать. Мы сели, дивясь, а ангелы исчезли.

Мы читали и перечитывали священный свиток, и нам было чрезвычайно радостно знать, что мы в сладкой гармонии с ясным заявлением Божественной истины, содержащейся в этом документе.

Бомонд сказал:
- Для моих чешских братьев по всей Австрийской империи и в других местах, наверное, было бы честью прочитать то, что старейшины написали нам.
- Я только что подумал то же самое, – что если бы скандинавские народы, а также тысячи церквей в Америке и Англии могли изучить это правильное слово Божественного учения, они бы могли исправить некоторые ошибки и извращения в вере, которые вкрались в среду людей, через скептиков и критиков в последние годы. Мы должны сохранить этот свиток, так как он был подготовлен с большой тщательностью.

Мы встали и совершили долгую прогулку среди красивых цветущих кустарников и собрали такие фрукты, в каких нуждались. Мы оставили это тихое уединение, и присоединились к толпе, идущей к трону. Мы не шли дальше до тех пор, пока многие из святых, находящихся рядом, интересовались этим свитком. Мы читали его им вслух и обсуждали различные доктринальные особенности, к глубокой признательности каждого.

Подошла колесница, наполненная древними людьми, с которыми мы не встречались раньше. Они ехали очень неторопливо. Их колесница больше была похожа на массивный земной автомобиль. Видя, что мы незнакомы с местностью, они сразу же предложили нам поехать с ними. Мы приняли их приглашение и посетили такие места, которые невозможно описать во всей полноте.

- Теперь ты можешь отдохнуть, – сказал Сенека Соди, – так как я знаю, что ты устал.
Он вручил мне свиток, сказав, чтобы я тщательно его скопировал, и пожелал мне спокойной ночи.

Глава двадцать восьмая
Свиток, в котором кратко изложено вероучение старцев

[Это не должно использоваться для замены Писания, аннулирования Писания, изменения Писания или прибавления к Писанию!]

1. Существует лишь один живой и истинный Бог.

Его свойства

2. Свойства Бога – это качества, элементы и совершенства, которые принадлежат Ему. Они принадлежат Ему и являются частью Его Божественной природы – не в том плане, что Его полнота состоит из соединения их между собой, но они являются формами и проявлениями Его существа, которое Он открыл человеку.

3. Эти свойства – физические и моральные. Физические свойства открывают Его существо, как бесконечный и разумный дух, самосуществующий, свободный, всемогущий, вездесущий, всеведущий, мудрый. Моральные атрибуты – святость, праведность, справедливость, добро, любовь, благодать, милость и истина.

4. Как известно людям на земле, Бог – невидимый дух, которого никто из людей не видел и не может видеть. Он вечен и имеет жизнь в Самом Себе. Он создает существ бессмертными, но только один Бог обладает вечностью. Он бесконечен, заполняет все пространство во всей Вселенной, охватывает все миры. Он вездесущий, всемогущий; виден через все Его творения – от бесконечно больших до бесконечно малых. Все Его действия совершаются по Его воле, и видны людям в универсальности, разнообразии и множестве Его произведений. Божье всемогущество ограничено только Его нравственными совершенствами. Бог не может лгать и делать какие-либо плохие дела, хотя Он имеет власть.

5. Бог вездесущ. Создатель, защитник и управитель всего. Он также всеведущий, все открыто и обнажено перед Его глазами. Божья мудрость бесконечна, охватывает все знания и является независимой от всех Его созданий. Мы не можем сказать Ему ничего такого, чего Он не знает, но Его умная, бесконечная интуиция охватывает все вещи в прошлом, настоящем или будущем. Этот интеллект – совершенный и абсолютный. Человек анализирует вещи, чтобы узнать их характер. Бог знает природу без анализа.

6. Предвидение Бога также абсолютно. Как предвидение Бога должно быть совмещено с человеческой свободной деятельностью и моральной ответственностью – действительно для людей в мире это темная проблема, но Писание ясно учит об этих двух понятиях, и вера принимает то, с чем не могут примириться аргументы. Некоторые из церквей на земле отрицали моральную свободу человека. Другие утверждают, что Бог в осуществлении Его всеведения, как и Его всемогущества, воздерживается от знания того, что Его творения будут делать в определенных обстоятельствах, но само предвидение Бога не открыто людям, не устанавливает и даже не намекает мне на какой-либо курс поведения вообще, оно не влияет на степень Его свободы действий. Человек не грешит, не следует святости, как результат Божьего предвидения; так как, несмотря на Божье предвидение, Он создал человека по Своему образу, свободным моральным существом.

7. Бог бесконечно мудр, всегда знает, что лучше, всегда применяет средства, которые наилучшим образом достигнут Его целей. Это мудрость, так как мудрость – это искусство извлекать самую лучшую пользу из нашего знания. И в создании и провидении Божьем видна мудрость. Его мудрость и Его дела во всем мире подтверждают друг друга как исходящие от Бога. Нет выше мудрости, когда-либо проявленной или известной, чем Божья мудрость в плане человеческого искупления. Она решает проблему Божьего правосудия в оправдании верующего в Иисуса Христа.

8. Совершенная благость Божья проявляется в доброжелательности, которая охватывает все человечество, и обеспечивает его благосостояние. Его милосердные отношения с людьми показывают Его благость, она также проявлена в Его незаслуженной благосклонности, обращающей человека к спасению, и в использовании очень многих средств для достижения этой цели, а также в изобильном обеспечении, которое Он сделал для существующего и вечного счастья человека.

Моральное зло

9. То, как грех может существовать в мире со всеми его ужасными последствиями, в соединении с Божьим справедливым управлением, это ужасная и сложная проблема, полное решение которой не возможно для человека в его земной жизни. Но грех действительно существует, и Бог допускает это по Своим собственным причинам, не в полной мере открытым людям. На небесах не может быть так. Ни пятнышка греха никогда не может войти в ворота этого города. Если бы ангел снова согрешил, Бог бы моментально бросил его в ад.

10. Праведность и справедливость – Божественные совершенные качества. Это святость, проявленная в управлении. Истина и вера в Бога так же велики, как и Его праведность. Все, что Он говорит и делает, верно. Его правдивость является элементом его характера. Бог не может лгать. Бог и вечная истина – это одно и то же. Все, что вне гармонии с Его проявленной истиной, – ложь. На вопрос: «Что есть истина?» есть ответ, который мы повторяем на небесах: «Знать Бога, как Он открыл Себя человеку – это истина высшего порядка». Наш Господь заявил: «Я есмь путь, истина и жизнь». Любое учение или вера, которые находятся вне гармонии с Его четким откровением, являются ложными и вводящими в заблуждение.

Триединый Бог

11. Вечный Бог явил себя людям, как Отец, Сын и Святой Дух. Сын Божий всегда был Божественным. Он является выраженным образом Отца. Было много ошибок и ересей в церкви в прошлые века. Но мы поклоняемся одному Триединому Богу, ни смешивая лица, ни разделяя сущность. Ибо одно лицо Отца, другое Сына, другое Святого Духа, но Божество Отец, Сын и Святой Дух – это один Бог.

Божество Иисуса Христа

12. Он Слово Божье от вечности. В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Когда мы были на земле, мы всегда считали Его Божественным и поклонялись Ему, как Богу, и на небесах Он признан всеми, и святыми, и ангелами, – Богом, и равным Отцу. Все на небесах поклоняются Ему, Он Бог, проявленный в плоти.

Святой Дух

13. Святой Дух является одним с Отцом и Сыном. Равен в вечности, власти и славе. В создании Он двигался по поверхности воды и развивал формы и красоты из хаоса и путаницы. Он исходит из Отца и от Сына, и Его обитель с Его церковью на земле. Он никогда не был с Ними с момента Его прихода в Пятидесятницу. Он утешитель, руководитель и ходатай для Своего народа.

Исходное состояние человека и падение

14. Бог сотворил человека чистосердечным. Он был как материальным, так и духовным, и обладал Божественной жизнью, и сделан по образу Божьему. Он мог общаться с Богом, и всем, что является Божественным, а также с материальной Вселенной. Он был сделан чуть ниже ангелов, и был увенчан славою и честью, и владычествовал над всем, что сотворила рука Божья на земле. Он был компаньоном своего Отца и Создателя, способен восхищаться, поклоняться и наслаждаться Богом. Хотя он был материальным и обладал животной природой, но, поскольку он пришел из рук Бога, он был еще и интеллектуальным, моральным, чистым и святым существом. Он был помещен под закон, его жизнь и смерть зависели от закона. Адам взбунтовался; грех родился на земле. Слава Господа отошла от него. Человек упал, и ощутил свою вину, и был отчужден от Бога. Поток поколений людей был загрязнен у источника. Первая пара стала греховной. Их потомки неизбежно, по их примеру, падали и развращались. Так одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, и так смерть перешла во всех людей, потому что все согрешили. Наша природа согрешила в Адаме, и поток стал загрязненным с головы фонтана. Это разврат стал всеобщим для всех физических и духовных способностей, и силы души и тела были принесены под власть зла.

Искупление

15. Мы верим, что смерть Христа была заместительной и примирительной, и что посредством ее Божественное правосудие удовлетворено, и Бог может быть справедливым и оправдать всех, кто верит в Иисуса Христа, и что помилование и спасение свободно предлагается всем людям, при условии покаяния и веры.

Выбор и предопределение.

16. Мы верим, Бог предопределил и разработал план от сотворения мира, посредством которого Он спасет человека, и, кроме того, Он предопределил с самого начала, что все люди на протяжении веков, кто согласится и пожелает подчиниться этому плану, спасутся, – все, кто в согласии с Его властью и свободой выбора, выберут вечную жизнь, через Божий план, предопределенный для вечного спасения.

Покаяние

17. Истинное покаяние – это состояние души перед Богом, вызванное воздействием Духа Божьего на сердце и душу человека, благодаря которому он увидел и почувствовал греховность своего греха, а также отказался от него полностью и с полным желанием сердца произвел плод повиновения Богу в будущем.

Оправдание

18. Оправдание может следовать только за подлинным покаянием и является актом Божьей незаслуженной благодати, в котором он прощает грехи человека, и принимает его как праведника, только ради Христа.

Вера

19. Истинная неподдельная вера в Бога верит во все, что Бог сказал, заповедал, обещал или предупреждал. Это зависит от свидетельств, и это ценно для нас, как сама истина. Мы можем верить в людей. Мы несем ответственность за нашу веру, за то, что могли поверить лжи, как будто это правда. Только истина может сделать человека свободным. Истинная вера ведет душу к доверию себя вседостоинствам искупления в жертвенной смерти и воскресения Иисуса Христа.

Принятие

20. Принятие – акт Бога, посредством которого верующий грешник принимается в семью Бога, со всеми правами и привилегиями Его детей, в которой он становится наследником Бога, с правом и призванием в жизнь вечную.

Новое рождение

21. Новое рождение, о котором говорил Господь, – это сильное изменение, вызванное Богом в душе человека, когда он дает ему вечную жизнь, и обновляет его по образу Божьему. Это изменение – работа Святого Духа, произведенная в человеке, убеждающего его в грехе, и ведущего его к покаянию и вере, благодаря которой он родился свыше и получил вечную жизнь, как подарок от Бога.

Глава двадцать девятая
Четырнадцатый визит
Приближение трона

Вечер был действительно прекраснейший. Сенека Соди пришел, как обычно, и, просмотрев рукопись, особенно свиток, предложил несколько исправлений здесь и там. Потом он сказал:
- Готов ли ты, сын мой?
- Да, я с нетерпением жду твоих сообщений.
И он начал:

Бомонд и я только что заняли места в колеснице древних. Вскоре мы увидели, что мы были в колеснице в компании с первыми поколениями земного населения. Нас представили Адаму и Еве, первым родителям избранной расы. Для нас было непривычно находиться рядом с теми, кто жил в такие ранние века. Авель, Енох и Мафусал также были в колеснице. Повернувшись к Авелю, я обратился к нему и сказал:
- Ах, ты первый сын, родившийся от тех, кто никогда не был рожден!
- Действительно, – сказал Адам, который слышал разговор, – мы никогда не были рождены, но созданы. Я так отчетливо помню, когда впервые я открыл глаза и увидел творение вокруг себя. Я не знал ничего, абсолютно ничего. Я почувствовал легкое дуновение ветра и увидел машущие ветви деревьев, и услышал сладкий голос птиц и мычание скота. Бог понятно говорил мне по поводу плодов деревьев для питания. Я быстро узнал о том, как удовлетворить голод и жажду. Но я мечтал о друге и никого не нашел среди всех творений в саду. Бог дал мне эту женщину в качестве помощницы для меня, поэтому я обнаружил, она была «кость от костей моих и плоть от плоти моей», и я люблю ее до сих пор.

В это время Ева смущенно улыбнулась и сказала:
- Вы можете догадаться, что наши ухаживания были недолгими. Он был со мной или ни с кем. Но вскоре мы узнали тяжелый жизненный урок, которой все время повторяется в мире после нас.

Сиф и Ной тоже сидели бок о бок; Сара и Ребекка, Хеттура и Рахиль также были в одной группе, Ефрем и Манассия казались такими же молодыми, как и тогда, когда Иаков благословил их в то давнее время. Самуил и Аарон были также со счастливой группой, и, похоже, возглавляли колесницу, как пророк и священник. Халев и Иисус Навин находились впереди, помогая в управлении колесницей. Все они, казалось, проявили глубокий интерес к нам и задали много вопросов, касающихся современности. После того, как мы обменялись многими вопросами относительно современной и древней жизни, я был настолько восхищен идеей вечной жизни, великим Божьим подарком для человека, что горячо закричал:
- Ах, вот что значит, когда Бог вдохнул в человека дыхание жизни, и человек стал живой душой (Бытие 2:7). Вот передо мной объяснение в вас, дорогие братья, кто пережил ужасы земли и продолжительность небес и не стал старше, чем вы были четыре или пять тысяч лет назад. О, благословенная вечная жизнь!

В это время заговорил Бомонд и сказал Мафусалу:
- Скажи мне, действительно ли продолжительность твоей жизни на земле была такой долгой, как утверждается в Божьей книге, девятьсот шестьдесят девять лет? Нам это кажется почти невероятным, поскольку мы живем очень недолго. Пожалуйста, расскажи нам об этом, и о том, чем ты занимался.

- Воистину, – ответил Мафусал, – мы жили до глубокой старости, и запись вдохновенных слов верна, Моисей неоднократно говорил мне, что он писал о ранней истории мира и человека. Как и почему мы так долго жили, может быть легко объяснено. Бог был чрезвычайно благ к нам. Не было предыдущих поколений, которые жили до нас, у нас не было книг для чтения и ничего открытого до нас. Нам надо было выяснять путем долгих поисков и экспериментов, на которые требуются годы, то, что позже можно было узнать в течение нескольких минут. В самом деле, дети нескольких лет отроду, в более поздний период во всем мире, будут знать столько же, сколько узнали мы за сто лет. После всех долгих лет наших усилий мы все умерли (кроме Еноха), и через восемьсот или девятьсот лет у нас было чуть больше знаний по общим направлениям, чем сейчас у ваших детей в десять или двенадцать лет. Немного позже люди будут жить семьдесят пять или сто лет, как мы бы жили восемьсот или девятьсот лет. Так Бог милостиво удлинил нашу жизнь, и дал нам более широкие возможности ближе к концу, для которых мы были размещены на Земле, как месте нашего первого жилья, а потом в этом небесном мире. Что касается того, что мы сделали, так, конечно, мы не сделали ничего в достаточной мере, но возделывали землю и пасли стада крупного рогатого скота и овец. Наши орудия на самом деле были очень грубо обработаны, и мы их делали полностью из дерева. Мы сделали самое лучшее, что могли. Вон там сидит Адам, он может рассказать вам, дорогие братья, все о своем начальном опыте.

Тут я встал в колеснице, и снова был представлен почтенному главе человечества, и Еве, матери всех нас.

- О, Адам и Ева, расскажите нам о вашем опыте в начале мира.
- Конечно, – сказал Адам, – с удовольствием.
И Ева поклонилась в знак согласия.

- Тогда начнем:
Сад, куда мы сначала были помещены, действительно был красивым домом. На земле никогда не было более грандиозного места. Я видел всевозможные земные сады, но ни один из них не сравнится с Едемом. Все было совершенно восхитительным. Плоды всех видов были зрелыми и готовыми к употреблению. Ничего не было запрещенного для нас, кроме одного дерева. Но, ох, этот грех я никогда не смогу забыть! Какие наказания последовали за нашим непослушанием! Позор, бесславие и отчуждение от Бога!
Это был печальный день, когда Бог выслал нас для того, чтобы мы сами для себя возделывали землю. После того, как мы услышали эти слова от Бога, мы были вынуждены покинуть сад, потому что туда пришли два ангела с бичами в руках и без обсуждений выгнали нас. Ох, горе и слезы были в тот день! Ангелы уже рассказали нам о дереве жизни, и о его удивительных распространяющихся добродетелях. Весь сад был окутан и наполнен ароматом этого дерева. Ветерки и атмосфера приносили жизнь, но смерть вползла к нам. Мы почувствовали озноб и тень страшного удара. Мы стали вне гармонии с окружающей средой. Проклятие смерти было на нас, и Бог выслал нас для возделывания земли, которую Он также проклял.

- Разве Бог не показал вам милосердие и доброту и не дал обещание о Спасителе для вас?
- Да, конечно, Он представил нам и доказательства Своей любви к нам – одежду, которой Он дал нам возможность закрыть наш позор.
- Означало ли это для вас кровную жертву за грехи?
- Действительно, так и было, – сказал Адам, – так как Бог в полной мере объяснил нам условия помилования. Этому мы научили наших детей, и Каин знал это так же хорошо, как и Авель, но Каин не верил в детали, касающиеся жертвы за грех, и это объяснит вам, почему Авель принес жертву лучшую, чем Каин, и хотя он из-за этого умер, но он все еще говорит.

- Как это было, Авель? – спросил я.
- Точно так, как отец рассказал тебе, – ответил Авель.

- Расскажи о Каине, – попросил я.
- Он был самовольный и презирал Божьи пути. Плохой мальчик, он посеял семена неверия и получил урожай – стал потерянным.

- Расскажи мне больше о результатах вашего первого греха, когда Бог изгнал вас из сада.
- Тысячу раз я рассказывал эту историю, но буду рад рассказать еще раз для вас. Я сначала и не понял огромную глубину нашего греха и значения изменения. Я знаю все, что Моисей написал про него, и многое из того, что касается его, и его слова верны; также как и слова апостола Павла, все из которых я знаю, потому что они были повторены мне во много раз. У нас была неограниченная свобода в саду, и нам следовало бы наслаждаться, но там стояло дерево познания очень близко от дерева жизни. Бог сказал: «От каждого дерева ты можешь свободно есть, кроме одного». Он предвещал нам смерть, мы должны подчиняться. Неподчинение принесло ужасные проблемы в наши жизни. Бог позволил наказанию пасть на нас. Мы стали смертны и подвластны смерти. Дар бессмертия был забран. Мы были испорчены и отчуждены от Бога. Мы потеряли Его образ, и остались без надежды и без Бога. Только благодаря Его бесконечной милости мы были спасены и наслаждаемся этими блаженными особняками.

Я поблагодарил Адама и остальных за их доброту к нам и сказал:
- Надеемся, что у нас будут еще беседы с вами, подобные этой.
- О, да, мы будем рады, в любое время, как вам удобно.

Мы взглянули на широкий проспект, по которому двигались, и увидели, что он заполнен множеством святых и ангелов, направляющихся на Великое Собрание у трона. Они находились в колесницах всевозможных видов или неторопливо шли, охотно участвуя в радостном общении и наслаждаясь беседами по пути. Это напомнило мне, как древний Израиль собирался на большой ежегодный праздник Господу в Иерусалиме, когда полмиллиона или миллион душ собирается из городов, поселков, и со всей страны в Святую Землю. Но на этом празднике было бесчисленное количество толп, вливавшихся со всех сторон; те, кто были собраны из всех царств, наций, языков, племен и народов на земле, израильтян и язычников. Такого сбора никогда еще не было в мире, ни для каких целей, как здесь.

Но на этот раз мы были так близко к трону, что большие волны света и славы проблескивали во всех направлениях. Земной восход в яркое июньское утро – слабое подобие этой славы. Мы были еще за несколько километров, но великолепные здания и изысканные особняки были просто неописуемы.

По обе стороны этого великого проспекта были красивые особняки, построенные в ранние дни небес, которые в те ранние времена были заняты первыми святыми, которые пересекли порог из времени в вечность. Так как это был период в вечности, когда ни одна человеческая душа не ходила по этим золотым улицам, не видела, и не наслаждалась этой небесной славой, но со времен Авеля они начали собираться здесь, и их число возрастало в геометрической прогрессии. Это снова и снова напоминало мне слова Господа на земле: «В доме Отца Моего обителей много», и действительно, они все были подготовлены нашим благословенным Господом, с помощью ангелов и людей, как его помощников.

Были также очень большие и просторные особняки, особенно для ангелов, как мне сказали, где они собираются и поклоняются Богу, и где они получают Божественные заповеди, и из которых они часто начинают свои миссии любви в тот мир греха и скорби.

Красивые фонтаны изливали серебристые потоки жизни посреди улиц, и из золотых сосудов этого святого святилища мы постоянно освежали себя, так как колесница ехала очень медленно и неторопливо.

Енох сказал:
- Мы почти у южного входа.

И после этого сигнала мы все, кто были в колеснице, встали на ноги. Прибывшие позднее были так охвачены благоговением от величия и славы нашей окрестности, что мы начали петь гимн хвалы. Когда гимн закончился, мы все преклонили колени у своих мест в колеснице и дальше воздавали славу Богу. Бомонд закричал:
- Ах, трон Бога, я просто потерялся в славе!

В этот момент колесница Давида проехала рядом с нами. Она была заполнена в основном чужими, но среди них были и Дженни, и моя мама, и Мария. Давид вернулся дорогой, проходящей через собор, и нашел место для них. Сейчас обе колесницы стояли, и мы все вышли и отошли на небольшое расстояние, и остановились под широко распрострастертыми ветвями одного из деревьев жизни. Здесь мы спели гимн и еще раз упали на лица в поклонении и хвале. Мы были настолько охвачены величием и славой всего вокруг нас, что не знали, что сказать и даже подумать. Вокруг нас были тысячи святых, спешивших к трону. Колесницы всех эти древних мужчин и женщин ехали вперед все сразу. Но Бомонд, Дженни, мама, Мария и я стояли несколько мгновений, советуясь о дальнейшем друг с другом, и с Давидом, который подошел к нам. Бомонд и я были в страхе и трепете, которые мы не смогли преодолеть. Все остальные чувствовали себя как дома, и мы старались, но чувствовали смущение в душах. Мысль о том, что мы скоро будем предстоять перед троном и смотреть в лицо Великого Иеговы, заставила нас серьезно подумать о нашей подготовке.

Давид сказал:
- Пойдемте и присоединимся к бесчисленным толпам вон там.

Дженни и мама сказали:
- Если мы разделимся во время этого великого служения, мы еще раз встретимся с вами на следующем банкете.

- Теперь, – сказал Сенека Содди, – ты должен отдохнуть. Верно перепиши то, что я дал тебе, и после снова увидимся.

Как обычно, он любезно пожелал мне спокойной ночи, и вот-вот должен был исчезнуть, когда я сказал:
- Ах, Сенека, моя душа в таком восторге от твоего рассказа, что я хотел бы оставаться всю ночь и слушать о великом собрании.

- Ты услышишь меня снова, сын мой, – сказал он и исчез.

Глава тридцатая
Пятнадцатый визит
Великолепие трона

Сенека пришел снова, как обычно. Его лицо излучало огромную радость и веселье.
Я сказал:
- Почему ты сегодня так чрезвычайно счастлив?

Он быстро ответил:
- Потому что я собираюсь рассказать тебе сегодня вечером о том, куда так долго стремился.
- Хорошо, – сказал я, – я очень хочу услышать твое сообщение. Когда ты оставил меня вчера вечером, оставалось так близко до трона.
- Да, мой сын, и сейчас я расскажу, что было дальше.

Описать великолепие престола – за пределами всех моих сил. Когда мы подошли ближе к центральной части великого города, ближе к престолу Отца, могучие волны света и славы приходили постоянно и прокатывались над нами, и вместе с ними пришли такие освежающие ванны любви, мира и радости, что наш восторг был неописуем, достигнув такой степени совершенства, какой мы никогда не знали раньше. Бесшумные колесницы ехали во всех направлениях. Бесчисленные толпы счастливых духов, одетых в чистые одежды, на лицах которых отражался самый безмятежный мир и спокойствие души, двигались к престолу и обратно.

Огромные толпы, как и мы, приближались к престолу впервые, многие из них были внутри границ величественной стены долгое время, но всецело наслаждаясь всем окружающим, в совершенном довольстве души, они надолго задерживались у каждого нового объекта, который заинтересовывал их. Для них это было к лучшему, так как слава трона, которая превосходила все остальное, была бы слишком велика для них.

Я видел многих из тех, кто были так одолены величием, славой и светом, что это напомнило мне многое из опыта многих на земле во времена великих пробуждений, их духовное восприятие было больше, чем силы души могли выдержать, поэтому за этим следовали падения, трансы, слабость, громкий смех и сходные явления. Я увидел даже на небесах, что развитие и расширение способностей души до бесконечного совершенства и сила психического потенциала неизвестны на земле и при первом вхождении в небесное состояние.

Да, бесконечное совершенствование, постоянно, оно все больше приближается, но никогда не может достичь совершенства Божьего.

Величие престола действительно невозможно описать. Несмотря на то, что мы были любезно приготовлены для него, мы испытывали сильный благоговейный страх от того, что нас окружало и что мы видели, что мы не знали, что сказать или даже подумать. По сравнению с земными картинами, самыми богатыми и грандиозными или величайшими произведениями людей, это лишь слабая идея, даже естественный язык сам по себе слишком скучен для описания. Воспоминания о детстве постоянно проносятся через наше сознание, так что я говорил себе снова и снова:
- Это только мечта или реальность? Я видел видение или я действительно на небесах? Но даже мечты, подобные этой, никогда не посещали меня на земле, в них никогда не было такого величия и такой восхитительной славы.

Мы стояли, ошеломленные, долгое время, когда человек, чье лицо излучало ореол света, подошел к нам; он, по-видимому, понял нашу ситуацию и сказал:
- Дорогие братья, вы только что впервые пришли к престолу?

Когда он подошел к нам и заговорил, мы подумали, что знаем его, но у нас было так много встреч за такое короткое время, что мы не были уверены в том, что он был из тех, кто сидел с нами в колеснице.

- Действительно, – ответил я, – мы совсем недавно в городе, но задержались, рассматривая очень многие замечательные вещи и действия, так что не смогли достичь престола раньше.

- Вы были мудрыми, – сказал наш друг, который заинтересовался нами, – даже сейчас вы не очень хорошо подготовлены к великим вещам, которые прямо перед вами. Если вы захотите, я буду сопровождать вас некоторое время к этому самому благословенному и возвышенному месту в доме нашего Отца.

Мы были очень рады этому, поскольку мы во многом были невежественны в отношении того, что находится перед нами.

Я повернулся к Бомонду и сказал:
- Как повезло, что нам предложили составить компанию и помощь.

В то же время мы знали, что в доме Отца с его многочисленными особняками нам можно не опасаться, так как наши потребности будут удовлетворены в надлежащее время.

Он привел нас к игристому фонтану, недалеко от одного из главных входов к трону, и дал нам выпить из золотого кубка, а затем он подошел к росшему неподалеку гигантскому дереву, чьи ветви повсюду низко свисали, и принес нам его плоды. Когда мы ели, он произносил благословения на нас, и вдруг наши глаза и умы были подготовлены для величайшей славы, которую смертельный человек никогда еще не видел, и к тем сценам, которые мы должны были увидеть.

Глава тридцать первая
Пятнадцатый визит – продолжение
Трон

Мы пришли в такое состояние восторга от увиденного, что Бомонд упал на лице, и излил хвалу Богу, какой я никогда не слышал раньше. По сути, мы все были полностью охвачены удивлением и восхищением.

Обширность различных отделений престола выходит за рамки всех земных сравнений. Он распростирался перед нами на многие километры во всех направлениях. Бомонд подошел близко ко мне и негромко сказал:
- Никто не может помыслить о такой славе!

Свет, все заполнено славой, превышающей все человеческие концепции земных вещей, открывающей великолепие престола, которое превыше всякого описания, так что я постоянно думал словами, которые так долго слышал: «Бог есть свет и нет в Нем никакой тьмы» (I Иоанна 1:5) Мы долго стояли в удивлении и восхищении. Наш проводник подошел к нам и сказал:
- Сейчас мы пойдем вперед и увидим больше величия трона Отца. Вы не должны бояться, ведь мы все дети Божьи, и Ему доставляет удовольствие наше высочайшее наслаждение, и Он рад, что нам известны сокровища Его любви, поэтому пойдемте со мной, и я покажу вам немного из того, что Бог имел в виду, когда заложил основы земли и сотворил человека по Своему образу.
Я нахожусь здесь в течение тысяч земных лет. Когда я впервые пришел, тут было совсем немного из земных жителей, по сравнению с бесчисленными миллионами сейчас, но, когда я впервые взглянул на эту славу, около престола находилось огромное число ангелов.

- Да, – сказал я ему, – и я помню, в Божьем Слове сказано, что вокруг трона «тьмы тем» – десять тысяч раз по десять тысяч ангелов.
- Действительно, – сказал Бомонд, – а это сто миллионов, и я думаю, что здесь есть место и для большего числа, чем сто миллионов!

Мы увидели, что нашим гидом был никто иной, как древний Енох, с которым мы встречались в колеснице, а также при первом входе в рай, а затем на одном из великих служений прославления в этом городе. Но мы встретили так много сотен и даже тысяч людей в столь короткое время и, потом, настолько были захвачены увиденным, что не скоро отличили его от столь многих древних мужчин. Его тело блестело, как свет, и сам он был образцом здоровья и юности, и человеком, который никогда не вкусил смерти.
- Ах, Енох, ты благословен Богом!
- Пойдемте со мной, – сказал он, и мы последовали за ним, поднявшись на много метров над полом трона, и оттуда мы смогли увидеть неисчислимое количество людей, которых Иоанн увидел в своем видении, или часть их, насколько могли увидеть глаза, которых никто не мог перечесть. Бесчисленные толпы со всеми народами земли, одетыми в чистые белые одежды. Они двигались в разных направлениях, в радостном служении Господу.

Я сказал Бомонду приглушенным голосом:
- Возможно, Иоанн где-то среди этой могучей толпы, так как я помню его слова о том, как он предсказал эту замечательную сцену:
- «После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих» (Откровение 7:9).

Енох сказал:
- Может, пойдем дальше, так как там еще есть замечательные сцены для вас?
- Ах, да, мы хотели бы видеть все.
- Но, – сказал Енох, – вы пробудете здесь долгое время, прежде чем увидите все.

Когда мы прошли дальше, мы снова встретили многих, которых видели в других частях города. Все выглядели очень довольными и счастливыми. Они не желали ничего того, чего у них не было. Были различия в опыте людей, но святая гармония была подобна музыке струн арфы; не было разногласий во всех сферах города или даже рая.
Енох привел нас к трону. Он был окружен прекрасными величественными полосами света всех цветов радуги, который выражал свойства Всемогущего Бога и Отца всех нас. Теперь мы постигли Бога, как никогда раньше. Я подумал о полосе света, окружающем планету Сатурн, о золотистых облаках земного заката, но эти сравнения не могут описать Его славу. Под этим кругом радуги было местопребывание Всемогущего Отца. Красоту, величие, славу и великолепие невозможно описать. Все было просто окутано славой, со всеми цветами радуги.
Не подумайте, что Его всемогущество, в силе и величии, ограничено пространством. Каждое свойство Отца есть в Его Сыне, Иисусе Христе. Вся власть принадлежит Ему, как на небе, так и на земле, и хотя Он повсюду присутствует в одно и то же время, кроме того, что Он вездесущий, Он является человеком, и у этого человека есть место на троне, и на этом троне Он управляет Вселенной. Его дух и власть действуют во всех мирах, и Его престол – также во всех небесных царствах.
- Если бы вы не были приготовлены для этого, – сказал Енох, – вы не могли бы выдержать эту безмерную славу.
В этот момент, Моисей, которого мы встретили у одного из фонтанов возле ворот Иудейских, и с которым у нас была такая приятная беседа, подошел к нам и с приятным поклоном приветствия сказал:
- Дорогие братья, не страшитесь этой славы и не смотрите со страхом в лицо Отца, потому что вы сейчас – Его образ. Однажды я желал и молился на земле, чтобы видеть Его лицо, но я еще не знал, о чем просил. Бог объявил мне тогда, что никто не мог увидеть Его лицо и остаться живым; Он закрыл Свое лицо, в то время как Его слава прошла передо мной, но я видел только Его спину; но теперь вы можете смотреть на Его лицо и не только жить, но наслаждаться виденным, и этот восторг будет возрастать всю вечность.
- О, благословенно Его имя! – сказал я, – моя душа настолько переполнена радостью от несказанной славы увиденного, что я не могу сдержать своих чувств.
Так со многими другими, кто стоял совсем рядом с нами и которые недавно пришли к трону, я упал перед Богом, в поклонении и хвале. Это продолжалось долго. Вдруг мы услышали сильный хор голосов «тьмы тем» ангелов, вместе с бесчисленными толпами святых говорящих: «Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава и держава во веки веков».
Когда мы встали, я увидел славу Божью, как никогда до этого. Его лицо было подобно свету и все Его Божественные свойства были открыты и находились в такой сладкой гармонии, что я мог думать только о любви, добре, милосердии, власти, мудрости и знании, и о том, что все наши потребности будут восполнены Им.
Я посмотрел еще раз, и очень чистые и святые мысли заполнили всю мою душу. Я вспомнил несколько строк, которых знал давно:
Вечный свет, вечный свет,
Как чиста должна быть душа,
Если во время твоего ищущего взгляда
Он не уменьшается, но со спокойной радостью
Продолжает смотреть на тебя.

Его всевидящие глаза были глазами любви. Я знал, что все вещи на небе и на земле, и во всех мирах, малых и великих, были обнажены и открыты перед этими глазами. Его руки, я знал, сотворили их всех.

Енох и Моисей так и стояли рядом с нами и сказали:
- Мы здесь на протяжении тысяч земных лет, и мы еще только начинаем знать Бога. Вы можете думать, что вы уже видели эти глаза, но вы видели только один луч света, из того, что вы увидите. Вы можете думать, что видели Его ноги, но земля, от которой вы недавно пришли, только небольшое подножие ног.

- Ах, да, действительно, – ответил я, – Я как раз сейчас вспомнил Его слова: «небо престол Мой, и земля подножие ног Моих».

- Его величие, – сказал Моисей, – вы никогда не знали. Вы видите Его, сидящего на престоле Своем, но Он всемогущий дух повсюду. Его творческое мастерство не имеет границ в знаниях, а Его вечная энергия не знает усталости. Он никогда не устает блюсти все Его творения. Его всеслышащее ухо слушает все правильно предложенные молитвы. Всеведущие глаза видят все. Всемогущие руки быстры, чтобы благословить или наказать. Его воля становится всемогущим законом.

Я посмотрел снова, чтобы запечатлеть трон еще раз, и увидел двадцать четыре сиденья, самой изысканной красоты, по обе стороны от престола. Я знал из благословенных слов, что они были для старцев, но они сейчас большей частью были незаняты, так как старцы, как я увидел, весьма усердно занимаются служением Тому, Кто находится на троне; да, троне Вселенной. Я увидел, что трон двухместный, и сначала удивился. Но Енох подошел, увидев, что у меня вопрос, и сказал нам:
- Наш Господь Иисус, который царит на небесах и на земле, сидит на троне, с Отцом, ибо Он победил и у Него навечно есть место на этом троне.

Я быстро вспомнил Писание, где в Евангелии Он заявил, что Он получил славу и сел по правую руку от Бога, и слова благословенного мученика Стефана: «я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога».

Я спросил Еноха:
- Где Он сейчас?
- О, Он где-то около трона или в городе; вы увидите Его в ближайшее время, потому что Он всегда на больших собраниях на этом месте. Вы встречались с Ним?
- Да, у Иудейских ворот, и на большом служении прославления в другой части города, но стремимся увидеть Его снова.
- Вы будете наслаждаться с непередаваемой радостью, так как это выйдет за пределы всего, что вы до сих пор встречали или видели, когда увидите не только Его Самого, но и большое собрание святых и ангелов, которое будет довольно скоро. Мы часто встречаемся здесь для дальнейших экспозиций царства нашего Господа или Его служащих, и чтобы узнать Божьи дальнейшие цели для Его народа. Мы еще не узнали всего, что следует знать о целях и планах Бога относительно этого огромного множества спасенных.
Самые почтенные Богом служащие на земле очень уважаемы здесь, – сказал Енох, – и служат Ему на небесах. Они часто принимают участие в выставках вечной истины. Конечно, вы не покинете трон до великих похвал за служение?

Бомонд подошел и сказал:
- Конечно, я не думаю, что мы когда-либо хотели уехать. Я ощущаю такую славу в моей душе. Я даже не мечтал в моей земной жизни, что для нас действительно приготовлено такое.

Потом я посмотрел еще раз в лицо Сидящему на троне и сказал:
- Бог мой, мой Отец, я прославляю Тебя вечно за что, что ты когда-то подумал обо мне, недостойном смертном человеке, и привел меня к этой безмерной славе!

- Теперь, – сказал Енох, – я должен оставить вас на некоторое время, так как вижу огромные толпы, идущие из всех кварталов города.

И сказав это, он помахал нам на прощанье, говоря:
- Еще увидимся.

Моисей также исчез среди миллионов счастливых душ.

Бомонд и я стояли, дивясь и воздавая славу Богу за то великое, что мы сейчас видели, когда вдруг четыре могучих ангела поднялись и пролетели около престола, с золотыми трубами в руках, и от звука их труб арки и купола небес зазвенели. Но они быстро улетели по большим проспектам города. Мы знали значение этого, и то, на что нам следует сейчас обратить внимание.

Глава тридцать вторая
Пятнадцатый визит – продолжение
Перед троном

Я повернулся и сказал Бомонду:
- Что нам делать? Я чувствую такой трепет и страх, мы так мало знаем о порядке вещей
здесь.

Мы спросили об этом нескольких стоящих рядом с нами.

- Ах, – сказали они, – не бойтесь, ходите там, где вам нравится, мы все найдем свои места, а вы будете близко у трона.

Мы осмотрелись, и вот мы увидели огромное количество мест, как позади, так и по правую и левую стороны от престола. Они возвышались на террасе в форме большого амфитеатра. Эти места вскоре были заполнены великим небесным хором. Они заняли их в красивом порядке, у каждого была золотая арфа. Наконец, сиденья были все заполнены теми, которые были самыми посвященными лидерами хора на земле, а также очень многими, кто никогда не пел на земных концертах, но, поскольку их небесные музыкальные голоса были натренированы в прославлении Бога на земле, они были выбраны по благословению Епископа всех душ на небесах для этого великого случая.

Я посмотрел еще раз. Старейшины большей частью заняли свои места, многих из них мы встречали. Они сделали красивый поклон в знак приветствия. Все наши тревоги исчезли, и мы почувствовали себя как дома.

Я посмотрел еще раз, преклоняясь в изумлении, и вот, наш благословенный Господь Иисус, в сопровождении Моисея и Павла, вступил на престол. Господь занял Свое место рядом с Отцом; Моисей и Павел – рядом со старейшинами.

Бесчисленные толпы вливались со всех сторон. Колесницы привозили десятки тысяч людей. Мантии первосвященников древних времен не могли сравниться с красивыми струящимися одеждами миллионов омытых кровью. Все выглядели очень счастливыми и радостными. Многие из наших друзей, которых мы очень хорошо знали на земле, пришедшие из отдаленных районов города или рая, сейчас подошли поприветствовать нас. Моя собственная мама, Дженни и Мария были среди них. Дорогой старый дед, сейчас такой молодой и красивый, тоже стоял с нами. Также пришли некоторые товарищи моей юности, который были приняты сюда много лет назад. Среди них был один, которого я никогда не ожидал увидеть на небесах, но он, как разбойник на кресте, был спасен в последние дни своей жизни, и, хотя он прожил долгое время в отдаленных регионах рая, как он потом рассказал мне, однако теперь он был здесь. У нас было много поздравлений и радостных встреч, в то время как огромное стечение народа наполняло место собрания.

На расстоянии шести километров или больше от места нашего великого Отца был внешний круг огромной толпы, собранной под большим арочным навесом этого царского трона. Четыре ангела вернулись и пролетели в центр трона, они трубили в трубы и говорили: «Свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет». Когда эти архангелы закончили прославление, тогда двадцать четыре старца пали пред Ним, который живет вечно и во веки, и восседает на троне, и поклонились Ему и сказали: «достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и [все] по Твоей воле существует и сотворено».

В то время, как они лежали лицом вниз, большой хор из ста тысяч голосов встал и спел перед собравшимися новую песню, которой по сладости, пафосу и чувствам никогда не было равной на земле; ни одного нестройного голоса или ненастроенной арфы не было среди них; но музыка достигла даже отдаленных границ этого замечательного множества собравшихся, в атмосфере чистого неба голоса можно было услышать на дальнем расстоянии, и все огромное множество народа ответило: «Аминь, аминь». Я посмотрел еще раз, и вот, я увидел тьму тем ангелов и услышал их песню; они говорили громкими голосами: «Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение». И все старцы встали и сказали: «Аминь».

Затем они объявили знакомый гимн, так же хорошо известный на земле, как и на небесах, я слышал его много лет назад. Хор вел, но все люди пели и прославляли Бога так, что я начал думать, что сама земля звучит этой хвалой, и эхо возвращает назад эту замечательную мелодию. Я пришел в такой восторг, что меня снова охватили благоговение и страх, так как я увидел величие и великолепие Всемогущего Бога, как никогда раньше.

Я снова взглянул, и старец, которого я встретил, помахал мне рукой, чтобы я подошел к нему. Я быстро повиновался и поднялся на большую галерею, где сидели старцы, и он сказал:
- Обернись и посмотри еще раз на большое стечение народа.
И я действительно увидел великое множество людей, которое никто не мог перечесть, из всех стран и всех племен и народов и языков стояли перед престолом и пред Агнцем, одетые в белые мантии, с пальмовыми ветками в руках, и они восклицали и кричали громким голосом, говоря: «Осанна Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу», и все ангелы пали на лица свои и поклонились Богу и сказали: «Аминь».

После этого, по предложению старца, я спустился к подножию трона и присоединился к компании, которую оставил, и тихим голосом сказал:
- Я никогда не знал до этого, что такое поклонение перед Богом. Наши любовь и ревность были настолько холодны на земле, и наше поклонение было таким формальным и безжизненным.

- Воистину, – прошептал Бомонд, – если бы я только вернулся на землю на одну неделю, я бы научил людей, как поклоняться Богу. Кажется странным, что мы любили Бога так мало, когда были на земле.

После этого небольшого эпизода в разговоре, Господь встал и стоял с поднятой рукой, приветствуя нас, перед Его величественным присутствием воцарилась глубокая тишина, и каждая голова склонилась перед Тем, Кто был Все во Всем.

Сенека сказал:
- Верно перепиши, и увидимся опять, как обычно. Спокойной ночи.

Глава тридцать третья
Шестнадцатый визит
Великое служение завершено

Я с нетерпением ждал возвращения Сенеки, чтобы узнать, что произошло дальше у престола Божьего. Он пришел вовремя, поприветствовал меня с обычной приятной улыбкой и сказал:

- Когда Господь встал, чтобы сказать слово, все головы низко склонились на несколько мгновений, а затем все стали слушать с искренним вниманием. Тема была: «Предстоящий Божий промысел, о котором должно быть возвещено, когда Он вновь спустится на землю, взяв с Собой все это могучее множество святых и ангелов, когда будет происходить воскресение тел всех Его святых».

Огромная толпа слушала с глубоким вниманием и получала слово с большой радостью; каждый был глубоко заинтересован лично в этом вопросе. Тысячи святых громко кричали от радости при мысли, что в ближайшее время произойдет «выкуп приобретенных владений».

Ангелы танцевали от радости, так как Господь сказал, что их участие будет самой выдающейся частью в этом великом событии. Очень многие, действительно, неисчислимые и бесчисленные толпы, ждали этого еще на протяжении тысяч лет, ждали их духовные тела, которые, мы знали, будут даны нам в это время. Тогда мы должны быть равны ангелам, как сейчас старцы, и более предпочитаемы, чем они, так как на это указывают места старцев, находящиеся рядом с троном.

Воодушевление и чувства, с которыми Господь произносил проповедь, выходили за пределы того, к чему мы привыкли на земле. Мы испытывали глубокие эмоции. Он расширил понимание идей, которые Павел выдвинул так давно, в то время как писал под Божественным вдохновением, когда он сказал: «открыв нам тайну Своей воли по Своему благоволению, которое Он прежде положил в Нем, в устроении полноты времен, дабы все небесное и земное соединить под главою Христом». Он обратил внимание на высшее преимущество старцев в настоящее время по причине их воскресения. Он описал могучей толпе порядок событий в связи с закрытием истории Его духовного царствования на земле, события последнего времени, с большими политическими изменениями и разрушительными войнами в заключительном периоде. Он заявил также, что в последние времена большие усилия будут направлены среди ведущих цивилизованных наций по достижению мирного урегулирования национальных проблем. Что многое было сделано и многое еще предстоит сделать.

Как быстро я вспомнил слова пророка, когда он писал об этой же теме: «перекуют мечи свои на орала, и копья свои – на серпы» (Исайи 2:4).

Он говорил о мирском характере многих церквей на земле, их утрате духовной силы, и очень большой медлительности в том, чтобы научить все народы; многие из церквей почти забыли их настоящую миссию привести мир обратно к Богу, поэтому Он снова повторил слова, произнесенные так давно: «Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям» (Матфея 5:13). Когда Он говорил об этом, святой пыл и глубокое воодушевление окружали Его слова, так что могучее множество людей склонили голову под сильным впечатлением, – Его слова имели глубокий смысл для многих тысяч из нас, пришедших на небо недавно.

О, сколько из нас шепнули себе и тем, кто вокруг нас:
- Если бы я только мог вернуться, даже на короткое время, я бы совсем по-другому жил и трудился для великих целей, за которые наш Господь страдал и умер.

Он рассказал также об опасности формальностей в очень многих протестантских и католических церквях, о коррупции и ересях, существующие в настоящее время во всем мире. Когда Он говорил о дегенерации Его церкви на земле, я глубоко чувствовал силу Его слов, произнесенных почти две тысячи лет назад: «Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Луки 18:8). «Но, – сказал Он, – есть очень много омытых Кровью душ, которые ищут Его возвращения и добросовестно усиленно трудятся, в ожидании их принятия в число этого огромного множества душ наверху». Он еще раз сказал, что приближается время, когда Он, со всем этим огромным множеством народа, с миллионами в раю, и со всех районов небесного города, должен вновь вернуться к празднованию земной великий субботы.

Могучие ангелы со звуком труб должны привести это множество душ на колесницах, число которых тысячи тысяч, в регионы земного мира. Тогда должен зазвучать громкий звук Божьей трубы, по сравнению с которым трубный звук на горе Синай был лишь слабой тенью, и пробудить всех умерших святых, которые должны мгновенно встать с духовными телами, душа каждого из нас должна получить свое собственное тело.

Когда Он сказал это, вся эта могучая толпа, во главе с ангелами, закричала:
- Аллилуйя! Всемогущий Господь царствует!

И далее Он сказал:
- Живущие святые, которые никогда не умирали, никогда не умрут. Смерть не имеет над ними власти, но с тех пор навсегда разрушена, и вместе с ними мы должны быть объединены в одну большую объединенную церковь, мир без конца.

Опять же, огромное скопление душ сказали:
- Аллилуйя!

Но самой торжественной и патетической, из всех Его высказываний на троне перед огромным собранием, была Его речь о нынешнем состоянии церкви на земле. Он говорил о новом и самом хитром замысле сатаны, старого врага человека, – привнесении в церкви всего христианства самой разрушительной критики Священного Писания. «Это, – заявил Он, – представляет собой откровение человека греха – сына погибели, только в новой форме, в последние дни. Тайна беззакония была в действии в первые дни церкви в различных формах духа антихриста, но она была удержана до тех пор, пока языческий мир должен был иметь возможность спастись. Но теперь дьявол откроет того, кто придет по действию сатаны и введет в заблуждение людей, к их погибели, поскольку они не приняли любовь истины, что они могут быть спасены. Так они отрицают многое из Священного Писания Бога, почти всех ветхозаветных святых и все сверхъестественное, даже нападая на Его Божественное происхождение, чудеса и искупление. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи (II Фессалоникийцам 2:11) «Сатана, – закричал Он, – ты скоро будешь запечатан в аду».

Я могу повторить лишь десятую часть Его проповеди. Когда он закончил, множество старейшин последовали Ему, сделав краткий обзор истин по направлениям, которым Он учил.

Многие, в ответ на наши мысли о том, как действительно благословенна Божья Книга на земле, сообщили нам многое из этих вещей. О, какое утешение, а также печаль, принесло святым знание великих событий, которым еще предстоит произойти!

Так далеко, как только могли увидеть наши глаза, мы видели сиденья, блистающие, как чистейшее золото, поднятые на значительную высоту, как в амфитеатре, который со всех сторон окружал величественный трон.

В заключение было спето много гимнов; они, как большие волны на море, прокатывались, в великолепии, над огромными толпами искупленных.

В конце концов, великое собрание подошло к концу. Наш Господь встал и голосом, отчетливо слышимым до края амфитеатра, пригласил нас на королевский банкет, устроенным Им в честь последних прибывших. Огромное множество прославило Бога. Господь благословил нас, и потом мы разошлись. Мы все отправились к обширным приятным землям, прилегающим к трону с востока. Перед нами распростиралось много сотен рядов столов, более чем на пять тысяч километров в длину. Они были заставлены богатейшими яствами, которые когда-либо знал рай. Сто сортов дерева жизни росли повсюду в городе, но особенно в долинах и на холмах рая. Двенадцать видов плодов росли на каждом дереве. Все было великолепно меблировано. Ангелы служили официантами у столов, и, безусловно, у нас не было недостатка ни в чем.

Когда мы ели, Бомонд встал и сказал:
- Мой брат, Сенека, посмотри на то, что перед нами.

Я встал и посмотрел через большое море человеческих духов, перемежающихся со многими тысячами ангелов, для которых было радостью служить почетным гостям. Далеко, по направлению к центру этой огромной столовой, был изумительный фонтан, фонтан из фонтанов. Он был поистине огромным по размеру и высоте его струи. В царских садах, фонтаны и дворцы царей земли не могут никоим образом сравниться с ним. Из этого фонтана мы все были обновлены, а также из реки жизни, из которой вытекало множество притоков.

Во время приема пищи и питья со святыми всех веков и в присутствии нашего Царя, мы, конечно, вспомнили слова книги и о том, как действительно верно было написано любимым учеником в отношении этих великих событий: «ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их» (Откровение 7:17). «В самом деле, – подумал я про себя, – кто может когда-либо снова заплакать, только те, кто потерян, кто поднимет глаза, находясь в мучениях».

Во время банкета огромный хор спел много новых и красивых гимнов хвалы. Господь с большой радостью поприветствовал каждого, и в особенности тех, кто совсем недавно вошел в рай и прошел через ворота в город, и теперь навсегда дома. Многие из древних мужчин и женщин также приняли участие в коротких словах приветствия.

Давид тоже настроил арфу и спел в стихотворной форме слова любимого ученика, который почти каждый знает на небесах. «И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны. И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой» (Откровение 21:4-7). Собравшиеся снова закричали:
- Аллилуйя!
И хор пел до самого конца.

Вскоре мы рассеялись по отдаленным точкам города. А сотни тысяч колесниц были заполнены небесным народом. Приветствия и добрые кратковременные прощания были слышны повсюду. Улыбающиеся счастливые лица не знали предела для выражения радости и приветствий, которыми была охвачена каждая душа. Ни одного неприятного или дискомфортного, или грубого чувства или разочарованного взгляда нигде не было видно. О, это было действительно небо!

Когда большое собрание несколько рассеялось, все еще оставались бесчисленные компании святых и ангелов. Вернувшиеся колесницы привезли множество других людей вместо тех, кто ушел. Те, кто под музыку пели свои сладкие соло, почти все ушли. Сиденья старцев опустели, но множество других толпились внутри. Когда один из старцев проходил рядом с нами, Бомонд и я позвали его к нам для разговора.

Он сказал:
- Давайте сядем в колесницу, и поедем в тихое место.

Через несколько мгновений мы остановились у одного из фонтанов за воротами трона. После того, как мы испили из фонтана, он сказал:
- А теперь пойдемте вон под те деревья.

Там мы собрали немного фруктов и сели, чтобы послушать его откровения.

- Откровения, которые он дал нам, я не буду описывать сегодня. Я должен оставить тебя сейчас, – сказал Сенека, – Ты устал и нуждаешься в отдыхе.

И он исчез.

Глава тридцать четвертая
Последний визит
Беседа с Даниилом

Сенека пришел сияющий, и его лицо заранее излучало святую радость и свет. Он поспешно просмотрел рукопись и был удовлетворен, и сказал:
- Эта часть твоей задачи почти выполнена. Запиши в полном объеме все дальнейшие детали, и ты не будешь разочарован в твоей награде.

Когда я оставил тебя в последний раз, мы ели фрукты рядом с фонтаном с восточной стороны от престола, и с нами был старец, который оказался пророком Даниилом.
- Ну, дорогие братья, – обратился он к нам, – я рад побеседовать с вами. Я знаю, вы недавно прибыли в город, и хотите многое узнать.

Он сказал нам:
- Иисус, наш Господь, Который был зачат посредством вечного Духа и родился от девы Марии, – Господь неба и земли. Вся власть была дана Ему Отцом. В то время, когда я жил на земле, я знал Его, задолго до Его прихода через деву Марию, как «Ветхого днями; одеяние на Нем было бело, как снег, и волосы главы Его – как чистая волна».
В откровениях, которые Бог дал мне потом, я видел Его, сидящим на троне во время последнего суда, и Его трон был похож на пламя огня. «Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели, и раскрылись книги» (Даниил 7:9,10).

При этом Бомонд захлопал в ладоши и сказал:
- Ах, Даниил, горячо любимый, я помню Писание, часть которого ты только что процитировал.
- Действительно, – сказал старец, – и оно будет выступать в качестве моего свидетельства от Бога, до скончания века.

Он продолжил:
- Человек был создан по образу и подобию Триединого Бога. Он был сотворен ниже ангелов, но, будучи искупленным и прославленным, он равен им и в некоторых отношениях их превосходит. Все это великое множество искупленных – невеста Господа нашего, и Он проявляется в полноте только в них, которые являются Его полнотой и очень ценны для Него. Вы заметили, что мы – Его образ в полноте?
- Действительно, – ответил я, – и кто мог бы в это поверить, когда мы были детьми, играющими в грязи и пыли на земле, что весь этот восторг и слава были приготовлены для нас. Нас учили о небе, но, как мало мы понимали его славу и величие.
- Конечно, – сказал старец, – вы уже видели, но немного, дом Отца и многие особняки, которые в нем находятся. Скажите, где вы были. Может быть, я могу помочь вам еще в раскрытии и познании этого великого царства Бога.

- Ах, – сказал Бомонд, – мы впервые встретились друг с другом далеко вниз по реке в отдаленной части рая. Мы пришли от земли примерно в одно время и с тех пор много времени проводим вместе, некоторое время мы были у реки, встретились с несколькими древними людьми и выучили наши первые уроки и гимны на берегах реки.
Авраам провел нашу компанию через Иудейские ворота, где мы впервые встретили Господа и получили Его приветственные улыбки. Мы посетили детское служение прославления в соборе, а также большое собрание прославления на Четвертом авеню. Мы также приняли участие в интереснейшей конференции пророков и апостолов, и писателей Библии, призванных обсудить состояние церкви на земле, ее доктринальных спорах и ошибках, которые вкрадывались в ее среду время от времени, и много очень интересного встречалось нам на каждом шагу, с момента вступления в город. Наши души постоянно в удивлении и восхищении, каждое мгновение, с тех пор как мы покинули землю в колеснице ангела.

Даниил сказал:
- Вы видели только порог вашего наследства, по сравнению с обширностью и величием того, что приготовлено для вас. Не хватит вечности, чтобы показать вам все. Но будьте уверены, что ваша расширяющаяся чаша наслаждения всегда будет наполнена. Вы заметили, что вы абсолютно свободны от беспокойства и боли всякого рода, и что бедствия или тяжелые проблемы не преследует вас здесь, как, на земле, где все мы прошли через столько испытаний, но все те вещи ушли, и вы стали ценить небеса значительно больше, благодаря горькому кубку вашей земной жизни.
У вас здесь будут необходимые занятия, которые сделают жизнь наиболее реальной. Управление и дела вашей земной жизни были лишь подготовкой к ним и слабым отблеском небес. Здесь нет тяжелого труда, так же как и пота, так привычного нам на земле, но радостная занятость всех сил души к дальнейшему интересу всех нас.
То, что вы больше всего привыкли делать на земле, поспособствует вашей деловой жизни на небесах. Если вы были в сфере сельского хозяйства на земле, то вы будете часто наслаждаться посещением равнин, долин, холмов и гор рая. Их изобильная плодоносность и вид доставят вам большое наслаждение, и, с возрастанием числа собравшихся здесь от земли, будут постоянно увеличиваться запасы, сделанные для них, которыми вам будет приятно делиться.
А если вы были учителем, то вам доставит огромное удовольствие обучение тех, кто только что пришел с земных берегов в это вечное царство. Те, кто были механиками, найдут широкие возможности для этой особенности ума на небесах. Господь приготавливал эти особняки для нас на протяжении тысяч лет, но Он творит дела руками миллионов святых в самых прекрасных архитектурных постройках небес.
Но сейчас, дорогие братья, вы видите перед собой все для вашего наслаждения и комфорта. Колесницы – для ваших путешествий. При желании, вы можете ехать со скоростью звука; катайтесь на такой скорости, какая вам нравится. Совместные служения прославления, которые мы все здесь так любим, находятся в различных участках города. Если вы захотите подняться на более высокие или спуститься на нижние галереи или секции города, зайдите в лифт и нажмите кнопку, и вы можете в течение нескольких минут переместиться на тысячу километров выше или ниже, как пожелаете. Помните, что основание города квадратное, его длина и ширина, его высота и глубина равны, он похож на твердый куб, двадцать четыре тысячи километров с каждой стороны.

- Ах, как огромно и велико наше наследство! – сказал Бомонд, – двадцать четыре тысячи километров.
- Конечно, – сказал старец, – здесь почти четыреста тысяч этих секций или этажей города, кроме всей огромной области беспредельного рая. Пройдет тысяча лет по земному счету, пока вы увидите лишь малую часть того, что ваше навеки. Его обширность выходит за пределы возможности осмыслить это сейчас. Таким образом, вы видите, у вас есть широкие возможности для ответов на запросы ваших душ.

Тут я захлопал в ладоши и в радостном экстазе воскликнул:
- Ах, Даниил, так сильно любимый, нет конца тому, что Бог приготовил для нас?

Старец ответил:
- На небесах ресурсы неисчерпаемы, вы никогда не сможете вместить все это, но, куда бы вы ни пошли, вы увидите, что множество занятых Божьих людей не знают усталости, и они будут рады приветствовать вас на всех своих банкетах и праздниках, и служениях прославления, как мы здесь.
Если вы захотите поехать к красотам и мероприятиям в любую часть рая, кто-нибудь из святых и ангелов будут рады сопровождать вас, так как мы все здесь с удовольствием помогаем друг другу.
Давайте теперь пойдем вон к тому возвышению у четырех углов возле нас.

Мы поднялись по просторной лестнице.

- Теперь посмотрите на тот дальний проспект перед нами вон там.

Мы так и сделали; и когда мы стояли над занятыми толпами и бесчисленным стечением народа, всеми, кто был когда-то детьми земли, и которые, как и мы, когда-то трудились в поте лица в земной жизни и вместе с нами боролись против ужасного множества греха, но в настоящее время возвышены и прославлены с нашим благословенным Искупителем, старец сказал:
- Вы вознаграждены за вашу веру и служение для Господа в мире?
- Вознаграждены, – ответил я, – Что сделал я когда-либо, что принесло бы мне такую награду? Нет, нет, это все по благодати. Бог есть любовь. Мы были ничем, мы ничего не сделали, но прилепились к Иисусу. Он был нашим Все во Всем.

- А теперь посмотрите на север, – и он указал пальцем направление, потому что мы не знали, где север, а где юг, не было ни солнца в полдень, ни полярной звезды в полночь, так как на небесах нет ни полдня, ни полночи. Мы не нуждались ни в свете солнца, ни луне, так как Господь Бог и Агнец – наш вечный свет.

Когда мы посмотрели в предложенном направлении, на широком и красивом проспекте мы увидели особняки восхитительной красоты. Золотые улицы казались теплыми от стольких счастливых людей. Тысячи детей играли на улицах. Красивые фонтаны изливали свои струи, которые искрились, как алмазные бусы. Мы увидели длинные столы, по тысячу локтей каждый, очень красиво украшенные и заставленные самыми ценными плодами и орехами всех сортов; каждому можно было с полной свободой есть и пить в свое удовольствие.

Я подумал, что вся эта могучая толпа могла бы сказать совсем с другим смыслом те же самые слова многих евреев из прошлого: «мы ели и пили пред Тобою, и на улицах наших учил Ты» (Луки 13:26).

- Многие из этих детей, – сказал старец, – пришли сюда недавно, но вы увидите, что они абсолютно довольны. Ни изменение места, ни окружение не может сделать их счастливее, если они не будут видеть здесь своих родителей, братьев, сестер или друзей: тогда их чаша счастья действительно будет полной. В самом деле, у них нет желания вернуться на землю, откуда они так недавно пришли, но они очень рады друзьям, которые рядом с ними. Довольство, которое мы знали в мире только в виде первых начатков, написано на каждой душе здесь.

- Теперь посмотрите наверх, – сказал старец.

Мы подняли глаза. К нашему еще более сильному удивлению, арки и купола над нами красиво искрились самыми ценными алмазами и яшмой, чистой, как хрусталь.

- Это, – сказал старец, – лишь отражение славы Божьей, которая сияет от престола, и через все Его произведения.

- Теперь, – сказал старец, – я должен попрощаться и покинуть вас. Благословение вечного Бога навечно ваше. Для вас приготовлены великие вещи. Я увижу вас снова, – и он исчез среди бесчисленной толпы.

Глава тридцать пятая
Последний визит – продолжение

Мы стояли какое-то время, взирая на эту неожиданную картину, которая распростиралась перед нами во всех направлениях. Потом мы спустились с этой большой возвышенной платформы, чтобы найти колесницу Давида, стоящую неподалеку. Мама, Мария и Дженни только что вышли из нее. Ах, было радостным сюрпризом увидеть их снова среди огромного движущегося народа вокруг нас. Мы пожали друг другу руки и подарили друг другу любящие поцелуи, чистые и непорочные, как небо; мы все чувствовали, что все союзы, начатые на земле, были здесь гораздо слаще, чем во время земной жизни в плоти. Но статусы замужней женщины или женатого мужчины не сопровождаются страстью и даже мыслью об этом на небесах.

Давид сказал:
- Я должен попрощаться. Поездки и путешествия с вами были действительно очень приятными, но я увижу вас снова. Гавриил со своей колесницей стоит вон там, ожидая вас. Перед тем, как идти, давайте все вместе еще раз поблагодарим и прославим Бога.

Бомонд ответил на это горячим возгласом, и мы все взяли арфы и присоединились к Давиду в еще одном сладком гимне хвалы. Когда мы закончили, Давид на прощание махнул рукой, и его колесница отъехала и исчезла из наших глаз, которые устремились вслед за ним, потому что мы сильно полюбили его.

Гавриил подошел и обратился к нам с большой любовью. Мама, Дженни и Мария – все хорошо его знали, но я видел его лишь один раз, при первом входе в рай; но я обнаружил, что он был одним из главных небесных ангелов, один из архангелов, кроме того, он был слугой Даниила, когда тот еще был в земном мире. Я узнал, что он возглавлял группу, которая объявила о рождении Спасителя, и охранял гробницу во время Его смерти, и откатил камень при Его воскресении.

Сейчас он пригласил нас сесть в его колесницу.
- Для того, – сказал он, – чтобы поехать в рай.

Мы приняли его приглашение и вскоре вошли в первую небесную колесницу, которая пересекала расстояние между небом и землей, умноженное в тысячи раз.

Ангел сказал матери и Дженни:
- Хотите ли вы выбрать какой-нибудь маршрут для путешествия в рай? К вашей команде присоединился Сенека, и вас теперь больше, чем когда вы были приглашены путешествовать вместе за ворота.

- Действительно, – заговорили обе одновременно, – мы были очень рады пойти с тобой; выбери маршрут, так как ты знаешь лучше всех.
- Возможно, Сенека хочет выбрать.

- О, Гавриил, ты благословен Богом, выбери ты для нас, так как ты знаешь все места в царстве, которых не знаем мы.

- Предоставьте мне выбор, когда мы будем проезжать в горных регионах, которые располагаются на юго-востоке, со стороны ворот Вениамина.
- Хорошо, – сказала Дженни, – ничто не может доставить большее удовольствие г-ну Соди, потому что он всегда наслаждался величественными и романтическими пейзажами нашей планеты. Давид, чья колесница только что уехала, совсем недавно привозил Сенеку, маму и Марию в школу подготовки детей, которая далеко на юго-западе, в детский амфитеатр в городе, где я находилась достаточно времени, преподавая малышам первые уроки на небесах. Сенека наслаждался обратной дорогой, идущей через великолепный горный район, так что я уверена, что ты выбрал мудро.

- Теперь, – сказал Гавриил, – когда все вы готовы, мы поедем, так как нам предстоит встреча с Господом, а также с очень многими другими, у ворот Вениамина, которые на юго-восточной стороне. Я хочу, чтобы Сенека и Бомонд сели со мной.

Мы заняли места рядом с ангелом, а мама, Дженни и Мария сидели вместе сзади. В следующий момент колесница отъехала.

- Ах, Сенека, ты благословен Богом, – сказал ангел, – Ты избранный сосуд, избранный для специального поручения Самим Господом.

- Ах, скажи мне, Гавриил, что меня ожидает. Небо было сплошным радостным сюрпризом на каждом шагу, с тех пор как я вышел из ангельской колесницы, у дальних ворот рая, когда мы впервые вошли в это царство славы.

- Все, что перед тобой, – сказал ангел, – почти не отстает в сравнении с тем, что пока за их пределами. Но Сенека, ты святой Божий, в тебе Его благоволение, и Его намерения о тебе будут известны в надлежащее время.

При этом мама, которая проявила сильный интерес к разговору, сказала:
- Ах, Гавриил, человек рядом с тобой – мой собственный сын, и был выхожен этими руками со дня его рождения, и я глубоко заинтересована во всем, что происходит.

Дженни встала, склонилась, обняла мою шею и сказала:
- О, Гавриил, этот человек был моим мужем на земле, и наша земная жизнь, которую мы провели вместе, была наиболее сладкой. Но здесь мы вступили в вечный союз.

При этом ангел засмеялся и сказал:
- Вы снова поженились?
- Ах, нет, мы не женаты, так как святые не вступают в брак на небесах, и они не хотели бы, но эти крепкие узы дружбы будут вечны, не так ли?

- Конечно, – сказал ангел, – Ваша любовь и единство будут намного слаще, чем когда бы то ни было на земле.

- Но я хотела бы знать, – сказала Дженни, – и я знаю, что ты можешь сказать мне, были ли когда-нибудь у ангелов отношения любви друг с другом, как между мужем и женой?

После этого вопроса, Гавриил понизил скорость колесницы и посмотрел через плечо на Дженни, которая стояла, обнимая меня за шею, и сказал:
- Ты почти заставляешь меня краснеть похлеще вас, которые являетесь потомками и родителями. У нас нет ни невест, ни женихов. Но брак был такой лидирующей страстью у жителей Земли, что наш Господь намерен увековечить его в вечности, только измененным. Он теперь и всегда будет Женихом всех святых, вы, не мы, будете Его невестой. Мы были рабочими пчелами в большой семье человека на земле и на небе, не трутнями, не матками, но мы все довольны нашей сферой деятельности. Мы не знаем ни горя, ни каких-либо нереализованных желаний, которые не могли бы быть полностью реализованы здесь, на небесах и на земле. Мы твои слуги, и это путешествие к воротам Вениамина и в рай – мое радостное служение.

При этом Мария встала и сказала:
- Ах, Гавриил, этот мужчина рядом с тобой – мой отец, с которым я рассталась, когда была совсем младенцем. Думаю, что это, должно быть, твоя колесница привезла меня на попечение дорогой бабушки, как я научилась называть ее позже.

Тут колесница остановилась, и ангел поднялся и, повернувшись, положил руки на наши головы, с благословениями начальника Божьих ангелов, и сказал:
- Ах, святые Всевышнего, я присутствовал, когда утренние звезды пели вместе, и настроил мою арфу под священные мелодии небес. Я такой же теперь, как и тогда. Но перед вами – бесконечный прогресс, вечная судьба, с возвышением, почестями и благами, о которых вы знаете сейчас так немного.

- Теперь, – сказал Гавриил, – мы должны идти, так как в ближайшее время мы должны присоединиться к другим у ворота Вениамина.

Колесница поехала с большой скоростью. Вид был полностью новым для Бомонда и для меня, и Дженни сказала, что почти новый для нее. Особняки были так красиво украшены, как только могла бы пожелать любая душа на небесах. Тысячи святых приходили и уходили, подобно занятым в улье пчелам.

- Я вижу колесницу Давида, – сказал ангел, – спускающуюся на широкий проспект вон там.

Вскоре мы были вместе, приветствуя друг друга и поздравляя, так как колесница наполнилась древними мужчинами и женщинами; известными святыми.

Колесницы поехали рядом; мы ехали, пока, наконец, на горизонте не появились сияющие стены и огромные ворота Вениамина, и, когда мы замедлили скорость, мы увидели самую красивую колесницу, из всех, что видели до этого, стоящую у ворот. Она блистала золотом небес, инкрустированным красивыми алмазами. В этой колеснице находился наш Господь. С Ним также были двенадцать апостолов. Яркий ореол света, почти с ослепительной яркостью, осветил все вокруг колесницы. Через несколько мгновений три колесницы стояли бок о бок. Мы все склонили головы, святые и ангелы, перед Тем, Кто приготовил этот город для нас.

Арфа Давида была большого размера. Он встал перед всеми нами, и объявил гимн. Мы все встали и спели еще раз, стоя в колеснице, хвалу Господу и Спасителю.
Ангел Гавриил спел громкие древние хвалебные песни соло. Даниил, который находился в колеснице Давида и был закадычным другом ангела, сказал:
- Спой еще раз, – и самая сладкая мелодия, которую мы когда-либо слышали, раздалась из его освященных губ.

- Теперь, – сказал ангел, – посмотрите через эти ворота, – и вот, там огромная компания вновь прибывших стояла с внешней стороны и пела новые песни. Эта компания была собрана сюда из разных мест в раю так же, как это было с нами совсем немного времени тому назад. Стефан, святой, принявший мученическую смерть, привел эту компанию. Во время того, как он приготавливал их к тому, чтобы пройти через ворота в присутствие Господа Иисуса, Который сейчас позвал нас всех подняться на высоту около ворот, Он нежно положил руки на мою голову и сказал:
- Сын, ободрись, твоя земная миссия еще не завершена, но, как Я однажды позвал Моисея и Илию, от этих сияющих ворот, так и теперь Я посылаю тебя, чтобы ты рассказал, что ты видел и слышал, что это всего лишь десятая часть того, что ты еще увидишь; все то, что они будут получать, сейчас в твоих руках. Искренняя неподдельная вера на многих участках земли ослабевает. Ты хочешь найти верного помощника, на чьей голове должны почить мои благословения. По завершении твоего земного пути, Я должен присвоить тебе благословения старца – раннее наследие из «приобретенных владений». Все головы склонились, когда Он молился и поручил меня ангельской заботе.

Бомонд и женщины подошли ко мне и сказали:
- Это правда, что мы должны расстаться?
- Только на время, да, только на время. Я скоро увижу вас снова, – закричал я с восторгом.

Господь сказал:
- Поспеши на твою миссию, Я должен приветствовать тех, кто за воротами, потому что Я искупил их Своей Кровью.

Сказав так, Он подозвал к себе Гавриила, и дал ему указания относительно меня. Я попрощался с родственниками и со всеми, кто пришел повидаться со мной, сказав:
- Я увижу вас опять, – и вошел в колесницу ангела.

Глава тридцать шестая
Возвращение Сенеки на землю

Ангел был посажен рядом со мной, и его колесница медленно уехала. Когда я посмотрел назад, в то время как мы проходили через большую арку ворот, я увидел многих из них, размахивающих руками, благословляя на прощание.

Вскоре мы прошли рядом с большой компанией, которые собирались войти в ворота. Мы всем им поклонились, сказав:
- Мы увидим всех вас снова.

Вскоре мы перестали слышать их голоса. Когда колесницы исчезли из их поля зрения, мы быстро пролетели вдоль огромной дороги, от ворот Вениамина в отдаленные места в раю. Огромные плодоносные долины распростирались повсюду, и тысячи святых были заняты сбором созревших плодов.

- Сейчас, – сказал Гавриил, – вон там виднеются горные районы рая, о которых я говорил; пройдем мимо них?

- Ой, ангел, моя чаша благословения, кажется, полная и больше не вместит. Бремя, которое на мне, поглощает все мои мысли, но если ты не против, просто быстро пролетим через подножия, и это будет, пожалуй, много и достаточно для моего любопытства.

Он быстро повернул колесницу в сторону дороги, ведущей к горным склонам. Мы быстро поднялись на изумительные высоты, Гавриил привел колесницу на красивое плато на полпути вверх в гору на самом высоком уровне и остановил ее только для того, чтобы позволить мне смотреть на необозримые равнины и долины рая. Огромные красивые сады, наполненные всеми видами фруктов и цветущих кустарников, были повсюду, насколько глаз мог достичь. Я мог увидеть с первого взгляда множество тысяч занятых святых и ангелов, пользующихся этой небесной роскошью. Моя душа была настолько насыщена восторженной славой и хвалой за эти привилегии, которые наш благой Отец даровал мне, и за честь, отданной смертному земному человеку, что я просто растерялся в удивлении и упал у ног ангела в поклонении, воздавая хвалу Богу.

-О, Гавриил, останови свои благословляющие руки, моя чаша переполнена.
- Теперь, Сенека, мы должны продолжить наш путь.

С огромной скоростью колесница устремилась вниз великих холмов и через долины, через прекрасные парки и прогулочные области рая. Тысячи почтенных святых держат свои особняки в разных областях этого романтического небесного пейзажа. Я был настолько преодолен величием этой области рая, что снова упал у ног ангела и излил хвалу Богу с громким восхвалением.

Я встал, и ангел показал на большую арку рая вдалеке. К ней он направил колесницу. Деревья жизни росли повсюду. Аромат листьев наполнял воздух небес живительным благоуханием. Ни одна земная картина не может отобразить такую славу, как эта.

Ангел медленно повел колесницу среди глубоких ущелий и мимо искрящихся фонтанов и групп мужчин и женщин, которые приходили и уходили, освежаясь из фонтанов и плодами деревьев жизни. Я снова сказал ангелу:

- Какое место, чтобы провести свободное время в вечности, в покое и отдыхе! Безусловно, это небеса!

Ангел повернулся ко мне и спросил меня, узнал ли я его.

- О, Гавриил, я видел тебя у трона.

Он сказал:
- Подумай еще раз. Когда ты покинул твое земное жилище для этого прекраснейшего небесного путешествия.
- Ой, ангел, ты доставил меня к воротам царства.
- Действительно, – сказал ангел, – и у меня есть еще одна миссия для тебя. Ты видел лишь мельком небесное наследство и величие дома Отца, но перед тобой вся вечность, и это само по себе достаточно для того, чтобы удовлетворить твою интересующиеся душу. А теперь тебе необходимо немного тихого отдыха, перед тем, как начнется твоя дальнейшая миссия, и прежде чем мы проедем через вон ту большую арку.

Гавриил повел колесницу очень медленно. Сотни новоприбывших сразу были видны по их первому восторгу радости на небесах. Я узнавал это по их поведению, так во многом похожему на мое собственное. Некоторые только что вышедшие из колесниц кричали, как и мы это когда-то делали.

Колесница направилась к большой арке рая.

Я прислонил голову на плечо ангела, и впервые почувствовал что-то вроде сонливости, которое пришло ко мне. Я спал: как долго, я не знаю, но когда я проснулся, колесница уже стояла на пороге старого дома у подножья Каскадов. Я вышел и встретил двух ангелов, которые привели меня внутрь. Я сказал:
- Правда ли, что я снова вернулся в мой земной дом?

Конечно, так как там лежало мое тело, которое тщательно охранялось моими верными слугами, Сеной и Сервой, которым заранее были даны инструкции не хоронить тело в течение пятидесяти дней. Более сорока уже прошло, но на теле, хотя холодном и в смертном сне, никаких признаков разложения не было видно.

Была полночь, и наблюдатели крепко спали. Гавриил присоединился к нам и положил руку на лица тех, кто спал, за этим последовал глубокий сон, какой пришел на Адама, в то время как Ева была сформирована из его ребра. Поэтому ни один из спящих не знал о нашем присутствии. Гавриил протянул руку над безжизненным телом, и оно мгновенно получило силу жизни, с сильным изменением от смертности к бессмертию. В один момент оно снова стало моим. Я закричал:
- О, славное тело! Ах, выкуп приобретенного владения! Мощное изменение – от смерти к бессмертию!

Ах, как быстро я вспомнил слова Павла: «Наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его». Некоторое время я стоял в удивлении, не зная, что сказать. Я был настолько преодолен славой Божьей, но тело и душа стали как единое целое.

Я спросил ангела:
- Кто будет помогать мне в выполнении этой работы?

Он быстро направил меня к тебе, мой сын, объяснив месторасположение твоего дома.

- Но мы не покинем тебя, – сказал он, – до тех пор, пока все не будет сделано. Теперь оставь твой земной дом и все в нем. Они сами позаботятся о себе. Подойди к колеснице.

Каскады и Скалистые горы были пройдены, и долина Миссисипи вскоре осталась позади. Недалеко от твоей скромной деревни колесница остановилась. Я пересек континент, чтобы найти тебя, мой брат, и теперь я так рад, что ты так охотно и весело помогаешь в этой работе. Я изучил твою рукопись и одобряю то, что ты сделал. Напечатайте и дайте людям. Некоторые из них не одобрят, а другие будут благословлять Бога. Но если ты добросовестно завершишь задачу, благословение Всевышнего будет на тебе.

Затем он подошел и поцеловал меня в лоб, и, повернувшись, чтобы уйти, он сказал:
- Прощай, мой сын. Благословен ты вечным Богом, благословенны житницы твои и кладовые. «Прибежище [твое] Бог древний, и [ты] под мышцами вечными» (Второзаконие 33:27). Он должен преобразовать твоих врагов в твоих друзей, и ангелы, которые так верно охраняли мое смертное тело, будут охранять твою душу. Он пожал мою руку, снова и снова поцеловал меня, и, подняв глаза и руки к небу, произнес на меня благословение небес, и в заключение сказал:
- Ангел ждет меня, – и он исчез. Я быстро подошел к двери, но он исчез, колесница увезла его наверх.

© Перевела Светлана Никифорова
® Outpouring.ru

 

 
 
Copyright 2009 © Триединый Бог