Господь - Бог, Иисус и Святой Дух

Жизнь во Христе...

В последние дни будет происходить сильнейшее сражение между подделками дьявола и истинами Божьими.

Искусство  обольщения   это  способ  работы  лукавого  среди  избранных!   Восстанут  антихристы (Мф.24:24,25), наперёд  сказал  нам  Иисус, и тогда  соблазнятся многие, а  любовь  охладеет (Мф.24:10-12). Кто  они, откуда? – из  вас  самих  восстанут!  (Деян.20:30).  Оружие  обольщения   это  оружие  врага, и  именно  оно  сегодня  направлено  на  Церковь  Христа,  это  и  есть  Анти Евангелие.

Многие  думают, что  дух  антихриста  действует  только  против  Христа,  но этот  дух  проявляет  себя, действуя  также  и  «вместо»  Христа.  Он  действует  там,  где  люди  имеют  желание  и  усердие  служить Богу, но делают  это  не так,  как  Бог  говорит  в  своём  Слове, а  по своему, человеческому  пониманию (Ин.16:2).

Иоанн  говорит, что  «много  антихристов»  уже  вошло  в  церковь  (1Ин.2:18),  с  определённым  бесовским духом, и  он уже есть  в  мире (1Ин.4:3).  Берегитесь,  это  будет  так  хитро  сделано,  что  многие  прельстятся (Мф.24:4-5).  Он  противится  и  превозносится  выше  всего  святого  (2Фес.2:3-4).  Собрание  верующих   храм Бога живого (2Кор.6:16.  1Кор.3:16,19).  И  он  сядет  в  этом  храме (2Кор.6:16),  чтобы  проповедовать  Евангелие  без  креста (2Тим.4:3), потому что  путь  следования  за  Иисусом  таков  (Мк.8:34.  Гал.5:24.  Гал.5:16-17),  Иисус  склонил Свою  волю  перед  волей  Отца.  Проявление  духа  антихриста:  замена  настоящего  христианства  христианством  без  посвящения,  без  отделения  от  мира,  без  святости   и   без  силы  (2Тим.3:1-5).

В  последнее  время  люди  хотят  слышать  что-то  приятное,  что  оправдывало  бы  их  поступки (1Тим.4:1.  2Фес.2:3). Они  ищут  другую церковь,  другого пастора, который   льстил  бы  их  слуху (2Тим.4:3).  Если человек  угождает  людям, он  уже не  служит Богу (Гал.1:10). Это  проявление  действий  духа  антихриста (Ис.56:10-11).  Настоящее  пасторство  заключается  в  умении  давать  своим  людям  то,  что  им  нужно, а  не  то,  что  им  хочется  (Иер.23:29-30.  1Кор.5:11-13.  1Тим.5:20-21).

Сатана   мастер  обмана.  Иисус  сказал,  что  он  был  не  только  лжецом, но  самим  отцом  лжи (Ин.8:44).  Иисус  также  предостерегал  нас, что  в  последние  дни  его  уловки  и  обман  особенно  усилятся,  дабы, если  возможно, даже избранные пали  их  жертвой  (Мф.24:24).  Мы  уже  давно  живём  в  последние  дни  (2Кор.11:2,3).

Иисус  предупредил  нас  об  этом,  когда  ученики  спросили, каковы  признаки  Его  второго  пришествия.  Он ответил,  что  знамения  будут  происходить  в  Израиле,  в  обществе,  в  природе  и  в  церкви.  Иисус  также заметил, что  разгул  неповиновения  является  одним  из  признаков  приближающегося  конца  (Мф.24:10-12). Тайна беззакония  (непокорность)  соблазняет  как  общество,  так  и  верующих,  открывая  сатане  и  его  приспешникам  законный  доступ  в  наши  дома,  церкви,  общественные  институты  и  органы  власти.  Иисус  говорил  о  волках  в овечьей   шкуре,  которые  представляют  огромную  опасность  для  Церкви  Божьей  (Мф.7:15-16.  Деян.20:30.  1Ин.2:19.  2Пет.2:1).

Говорю вам: Кто скажет вам, что вы грешны, тот обманет вас, и отнимет у вас разум, чтобы были вы беззащитны перед силой его. Я же пришёл, чтобы научить вас. Встаньте с колен своих.

Не ищите знания у пророков. Не знают они, что говорят, ибо устами их говорит другой.

   

Законничество

Законничество

Мне кажется, что в нашей церкви недостаточно времени и места уделяют Богу. Проповеди и наставления в основном посвящены кодексу христианской этики, нормам поведения. Нам все время преподносится список каких-то действий: «покайся, верь, молись, общайся, благовествуй», а Господь упоминается только в связи с нашими действиями. Будем молиться – Он ответит, будем что-то делать для Него – пошлет благословение. Но каков Он Сам, каков Его характер, Его атрибуты, Его качества – об этом мы имеем очень смутное представление. Мне думается, это неверно. «Итак, познаем, будем стремиться познать Господа… ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений (Осия 6:3,6).

***

Трудно говорить о Том, Кого не знаешь.

***

Мне кто-то сказал, что один брат, посещающий нашу церковь , уверовал в тюрьме, что он бывший уголовник. Однажды я подошел к нему и попросил рассказать мне историю его обращения к Богу. Он откликнулся на мою просьбу и поведал о том, как Господь коснулся его грязного, греховного сердца. Он заново переживал то потрясение, когда впервые познакомился с верующими, прочитал Новый Завет. «Придите ко Мне, и Я успокою вас» - такие простые слова Спасителя прозвучали сладкой музыкой для его измученной души.
Порою, на его глаза наворачивались слезы, и я тоже не мог удержаться. После обращения к Богу он почувствовал очень сильное влечение ко греху, стал снова курить. «Человек может избавиться от дурных привычек только в двух случаях, - сказал он мне, - если его отпустит хозяин, или кто-то придет и даст за него выкуп. Самое страшное, это не водка и сигареты. Это цепи влечения, которые сам человек разбить не сможет».
В тот же вечер, он усиленно молился, читал Библию… и вдруг пришло такое облегчение, такая благодать и радость, что слезы потекли у него из глаз. «Это Дух Святой посетил мое сердце». После этого цепи греха рухнули. Дурные привычки отошли. Второй раз нечто подобное он испытал, когда покаялся в церкви. «Это была такая радость, что я не мог и представить раньше, что она существует!»
Потом начались искушения: «из меня словно полезли черви, разные грехи». Он так же со слезами молился и умолял Господа смиловаться и убрать его нечистоту, простить вспышки гнева. «Мне на ум пришел пример, как очищают золото. Когда его плавят на огне, вся нечистота, все примеси всплывают на поверхность, и ее убирают, пока в золоте, как в зеркале, не отразиться лик того, кто это делает. Господь делает с нами тоже самое, пока Его образ не отразиться в нас». Он вспоминал, как однажды его тронуло то, что он увидел в зоне, где людям рассказывали о Христе: малолетние преступники, остриженные, с уголовными лицами, угнетающие и «съедающие» друг друга. А Христос их всех так возлюбил, что отдал за них жизнь… Он ощутил вдруг такую глубокую скорбь, так сильно защемило, заныло его сердце, что, выйдя оттуда он расплакался навзрыд, полчаса, как не плакал никогда. Раньше, до покаяния, ни слезы, ни сердечная боль не беспокоили его, он мог ограбить, избить человека без зазрения совести, с абсолютной легкостью.
Но Господь дал ему вместо сердца каменного, сердце плотяное.
После разговора мы кратко помолились, и я услышал слова: «Господь, благодарю, что ты послал этого брата мне, когда стало так тяжело». Насколько я знаю, ему трудно уживаться с нашими братьями, у него постоянные разногласия с ними. «Братья проповедники все говорят нам: «должен, должен», как будто они не познали силу благодати, не пережили ее на собственном опыте», - заметил он однажды. В другой раз он сказал: «Они приносят Господу чуждый огонь».
От этого мне делается не по себе.
***
Наблюдая за жизнью таких людей, как брат из тюрьмы, Дима и за своей собственной, я прихожу к выводу, что печальная судьба у тех, кто пришел в церковь с мира. Им благовествовали о любви Божьей, на которую откликнулось их сердце и хочет чувствовать ее еще больше; им говорили о величии Бога, которое они хотят познавать еще больше; им проповедовали о мудрости Божией, которую они хотят приобретать еще больше и ею справляться с жизненными невзгодами. Но приходя в Дом Молитвы, они начинают там чувствовать себя неуютно. Они чувствуют, что их хотят втиснуть в какое-то прокрустово ложе , в какие-то рамки, навязать им какой-то стандарт в поведении и одежде. Все меньше они слышат о Самом Господе, Его любви, мудрости и величии, которые возбудили в них ответное чувство, откликнувшись на которые они и пришли в церковь, чтобы познавать Его еще больше, чтобы возрастать в этом еще выше. Все больше слышат они о своих обязанностях, о своем долге, о том, что они должны и не должны делать. Вместо Господа, величие и любовь которого умилила, восхитила и повергла их на колени перед Ним, они встречают пресловутый список, чего можно, а чего нельзя, список требований и повелений. Фарисеи наизусть знали Тору, все заповеди Божьи и ревностно их исполняли, но Христос сказал, что они оставили «важнейшее в законе», что они «ни гласа Его (Бога) никогда не слышали, ни лица Его не видели» (Иоан. 5:37), т.е. не имели с Ним личных отношений, как Иов, Давид и Даниил, не знали Его лично. «Ибо Я более хочу Боговедения, нежели ваши жертвы и курения» - еще тогда говорил им Господь (Осия 6:6).

***

Пример фарисеев учит одной парадоксальной истине: можно великолепно знать закон Божий, все заповеди Его, исполнять их, призывать других к соблюдению их, но при этом совсем не знать Бога.
***
Как-то посетил наш Дом Молитвы. Один пожилой брат проповедовал на стихи из Псалма: «Почтите Сына, дабы гнев Его не разгорелся на вас». «Мы должны всегда почитать нашего Господа Иисуса Христа, - говорил он, - славить, благодарить Его за все милости. А может быть у нас нет времени, чтобы читать Слово Божие и молиться? Мы должны всегда это делать», - говорил он дальше в том духе.
Когда я слушал его, то испытывал неприятные чувства. Моя душа отторгала эти слова, она противилась тому, что ей пытались навязать. Я пытался объяснить для себя эти чувства. Почему мне так нехорошо, так не по себе, когда я слышу эти слова? Почему в душе рождается так много протеста, возмущения и отторжения? Ведь он вроде правильно все говорит. Иисус за нас пострадал, мы должны быть благодарны, не забывать Его милостей. Почему же мне так неприятно это слушать?
Позднее, когда я размышлял об этом, мне припомнился один случай, как один человек проявил ко мне интерес, стал спрашивать меня, о чем я думаю, как идут мои дела, словом, в нем я увидел искреннее желание мне помочь. В душе моей вспыхнуло какое-то умиление и радость, какое-то ответное чувство. Было ли это благодарность или любовь – не в том дело. Дело в том, что после этого я захотел другим делать добро, делать что-то хорошее, приятное, захотел увидеть их радостными и довольными, захотелось помочь кому-то другому, нуждающемуся в моей помощи.
Вот это настоящая благодарность. Ее не объяснишь, не разложишь по полочкам, не впишешь в математическую формулу. Наоборот, если попробуешь, это убьет всю твою благодарность, погасит в зародыше весь настрой на дела признательности и благодарности. Все это неподвластно строгому объяснению, четкому руководству. Это еще тайна. Наша душа – вещь весь сложная, хрупкая и тонкая. Если бить по ней медвежьей лапой, но навряд ли прекрасные и чудные звуки могут выпеться из нее . Все эти приказы, все эти «вы должны», «вы обязаны», сделанные вдобавок резким, категоричным тоном, наоборот, в корне убивают всю благодарность, все тончайшие, прекрасные чувства, которые потом могли бы материализоваться в прекрасные дела милосердия и любви к людям, дела признательности Богу, как то было со мной. Когда я увидел проявление любви ко мне, внимание и заботу, в моей душе родилось побуждение делать добрые дела. Но родилось оно само, без посторонней помощи. Наоборот, если бы тот человек сам бы сказал, ну вот видишь, я к тебе очень хорошо отнесся, теперь ты должен и к другим людям хорошо относиться – если бы он так сказал, то в корне убил тот нежный росток благодарности, ответной любви, который стал пробиваться и расти в моей душе. НО ведь то же говорил проповедник. Перечисляя дела Христа для нас, он призывал нас быть благодарными Ему и творить дела признательности за Его подвиг, да еще упрекал за то, что, может быть, кто-то этого не делает. Иными словами, побуждение творить добрые дела, которое родилось само во мне когда-то, как ответное чувство, хотели теперь вызвать извне, давлениями и призывами. А душа инстинктивно, даже несознательно, сопротивляется всякому давлению извне, она слушается только того призыва, который сам рождается в ней. Конечно, можно послушаться какой-то команды извне, но это будет лишь внешнее, механическое действие, послушание робота. А Богу такое действие навряд ли угодно: «Сии люди устами учтут Меня, сердце же их далеко отстоит от Меня», - как-то заметил Христос (Матф. 15:8). Если Богу неугодно почитание лишь устами, а не сердцем, то я сомневаюсь, что и действие, не прошедшее через сердце, не ставшее внутренним импульсом, а навязанное извне, так же будет угодным Ему. Павел писал коринфянам, чтобы они уделяли по расположению сердца, а не по «принуждению с огорчением», ибо «доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор 9:7) Филимону он писал, чтобы его добрые дела были «не вынуждены, а добровольны» (Фил. 14). Господь, обличая одну церковь в Откровении, перечисляет ее дела, однако ставит в упрек, то та оставила первую любовь. Тот же апостол Павел, упоминая великие дела веры, говорит, что они – ничто, если у творившего их не было любви.
Так что дело вовсе не во внешнем, механическом послушании робота, послушании букве закона, чем и занимались всю жизнь фарисеи и за что получили упрек от Господа, которому они хотели угодить своими делами. Они делали как раз того, что Ему неугодно. Богу важно наше сердце, важен отклик, не навязанный извне, но родившийся в сердце на Его любовь и заботу.
Так зачем же тогда проповедники и их проповеди? Ведь для чего-то их ставит Господь в церкви Своей? Мне кажется, роль проповедника очень сложна и не каждый христианин может ее взять. Он имеет дело с душами людей, а душа – дело тонкое. Он должен уметь вызвать в душе это побуждение, начертать перед ними такую картину, которая бы побудила их к самостоятельному размышлению, и потом к действию. Апостол Павел писал галатам, что после его проповеди перед их глазами «был начертан как бы Христос распятый» (Гал. 3:1). Но проповедник должен знать меру. Его призывы не должны превратиться в давление на сердца слушателей. Он должен беречься, чтобы не хватить через край, иначе будет обратный эффект. То есть это должен быть человек мудрый, опытный, знающий, как можно и как нельзя обращаться с душами слушателей.
Вряд ли кто доверит свое тело малограмотному, малоопытному хирургу троечнику. Чтобы лечить тело, нужен человек, изучивший его строение, знающий свое дело в совершенстве, как свои пять пальцев. А чтобы лечить душу человеческую, нужно быть еще более подкованным, еще более знающим ее особенности и закоулки. Однако в наших церквях достаточно покреститься и быть мужеского пола, чтобы получить право на кафедру. Поскольку кафедра попала целиком в руки людей малограмотных, необразованных, не имеющих порой никакого понятия о психологии, о странностях человеческой души, то и получается то, что мы имеем: массовый уход из церкви, охлаждение в любви, в служении, отсутствие единства среди верующих. Леденящий ветер законничества свободно гуляет по церквям и гасит наш пыл, нашу любовь. Когда христианская жизнь, все ее многочисленные и разнообразнейшие проявления, все ее бесчисленные грани и оттенки становятся предметом навязывания, предметом заставления, принуждения и давления, когда все идет не от сердца, то она гаснет, остывает и может погибнуть, как нежное растение, которому нужен не столько мороз, холод и ветер, сколько тепло, солнце и вода. В наших же церквях в основном чувствуется этот холод невнимания, нелюбви друг ко другу, порою обдувает пронизывающий, леденящий ветер законнических проповедей, где совсем не осталось тепла сострадания и любви. Что же мы удивляемся после этого, что росток нашей веры сохнет, вянет и никак не хочет расти? И никакие призывы и заклинания не помогут, как гибнущему растению не помогут ветра и холода нашей черствости и равнодушия друг к другу.
***

Как-то пришел в Дом Молитвы пораньше, перед новым годом, так как вся процедура по приготовлению пищи была возложена на братьев. Мы почистили лук, картошку, потом крошили огурцы. Время пролетело быстро в общении, шутках и серьезных разговорах на духовные темы.
Потом было предновогоднее собрание. Интуиция, редко подводившая меня, подсказывала, что на этом собрании случится что-то неприятное. Мне не хотелось там присутствовать, но выхода не было, нас торопили, нужно было идти.
Опять то же тягостное впечатление, то же недовольство и возмущение духа. После радостного общения с братьями, купания в атмосфере теплоты, открытости и сердечной дружбы, меня словно окунули в ледяную воду. Опять зазвучали угрозы, грозные предостережения. Некоторые проповеди напоминали список: чего нельзя делать, а что можно:

Должен, обязан, попробуй только не: убью, если будешь:
а) молиться б) читать Библию в) бояться Богаи т.д и т.п. Нельзя, ни в коем случае: а) смотреть телевизор б) краситься в) выходить замуж за неверующегои т.д и т.п.

Причем у одного проповедника был резкий, неприятный голос. И этим голосом он еще что-то категорично запрещал, долбил Библией по головам. Мне было тяжко, хотелось убежать и заткнуть уши.
Не таким открылся мне Господь. Столько милости, столько света, любви, поддержки… Но куда деть эту жестокость, черствость, неумолимость, к какому краю их приткнуть?

***

Как вы себя почувствуете рядом с человеком, который хоть и делает какие-то добрые дела для вас, но делает это не из-за любви к вам, не из желания, не из жизни Христовой, которая пульсирует в нем и переливается через край, а делает это вынуждено, насильственно, недобровольно, только потому что его вынудили и обличили в церкви проповедники? Я думаю, такие дела не нужны ни людям, ни Богу.

***

В то время я работал в Новосибирской Библейской Школе. Переводчиком. Ехал домой в автобусе. Как-то глубоко задумался обо всем, о жизни, о Христе…
В последнее время стал замечать за собою нежелание помогать людям. В частности - переводить во внелекционное время. После занятий подходят братья к американцам и просят перевести. Завязывается продолжительная дискуссия, которая мне лично неинтересна и нелюбопытна. И мне приходится сжимать себя в кулак, чтобы не уйти. Служение совершается на одном усилии воли, держится на одном долге, но терпение скоро истощается…
Почему я поступаю так неправильно, так ужасно? Почему пытаюсь всячески уйти от выполнения своих обязанностей, да и просто от братской помощи? Ведь во мне должен жить Христос и действовать могущественно! Почему же нет силы Его, чтобы совершать служение, но все совершается плотью, которая смертельно устала от бесконечных просьб перевести? Может быть, Христос не на троне, а стоит и стучит у двери, а я отодвинул Его в сторону, решил все преодолеть своим усилием и теперь изнемогаю? Может быть, я, не сознавая сам того, ушел от Христа, потому и не чувствую духовной жизни, а одну лишь мертвость? Почему делаю что-то хорошее, но не с радостью, не с охотой, вынуждено, натянуто, насильственно, выдавливая из себя последние соки?
«Пребудьте во Мне, и Я в вас…», - вдруг вспомнились Его слова. Да, именно, Христос остался в стороне. Вместо Христа – набор правил, а пребывания в Нем нет, питания Им нет. «Буква убивает, а дух животворит…», - опять всплыл в памяти другой стих. И тут вдруг слезы выступили на глаза. Вместо христианства, живых отношений с живым Христом – чопорность, святошество, аскетизм, сухость, закон, фарисейство. Да, я был подобен старшему сыну из притчи о блудном сыне – служащему Отцу, но не знавшему, что все, принадлежащее Отцу – есть и его. Я остался без Христа, без чудной жизни Его внутри меня, без того желанного источника, родника воды живой и небесного хлеба, без Него… Как страшно, как пусто стало без Тебя, вернись, вернись обратно, помоги мне не препятствовать Тебе любить братьев через меня и помогать им. Я – всего лишь сосуд, возомнивший себя чем-то значительным, но забывший, что сосуд – это ничто без драгоценного содержимого. Прости, что сместил Тебя с престола, вернись и не покидай его.
Вот так я молился и плакал. Я ведь тоже становлюсь одним из тех педантичных, чопорных проповедников, которые вместо Христа – живой воды дают людям список правил и постановлений – мертвечину, суррогат. А нужно научить других питаться Христом, наслаждаться общением с Ним, и тогда душа человеческая естественно будет стремиться делать добро.
«Ибо от избытка сердца говорят уста», - опять зазвенело в моей душе Слово Его . Уста говорят о Христе, руки делают что-то для Него только от «избытка сердца». Не потому, что есть инструкция, приказ или повеление, а потому что сердце преисполнено Христом, очаровано Им, Его завораживающей милостью, Его ошеломляющей любовью, дух захватывающей нежностью. А если просто призывать людей что-то ДЕЛАТЬ, да и ссылаться на Библию, то это значит просто предлагать им смерть – служить «смертоносным буквам» , но не Христу и Его заповедям, написанным на «скрижалях нашего сердца» . Как служить Христу БЕЗ Христа? Налагать на себя «бремена неудобоносимые» ? Получится тоже, что и со мной. Отрываешь взгляд от Христа и смотришь на свои обязанности, долг, то гибнешь, физически изнашиваешься и духовно ослабеваешь.
«Если любите Меня, соблюдете Слово Мое» . А без любви, если душа не пылает подобно жертвеннику, как можно соблюдать Его слово? Чисто формально, внешне, по-фарисейски, чувствуя при этом либо неудовлетворенность, либо гордость. Но пылать наша душа начинает при соприкосновении с Ним, при опыте Богопознания. Не в том ли укорял Господь Израиль, что хочет Боговеденья больше, чем всесожжений, что оставили важнейшее в законе. Богу нужно наше сердце, а потом, если его состояние правильное, следуют дела, а не наоборот! Одни дела, когда в сердце пусто, когда в нем Нет Христа, - никому, тем более Ему не нужны.
***

Один проповедник говорил о любви. Он много проповедовал о том, какой она должна быть – горящей, кипящей нелицеприятной и т.д. И порою слышались упреки, что у нас ее нет. Лишь вскользь, между делом, он упомянул о том, что такая любовь дается свыше, приходит от Бога. Но одного мимолетного упоминания об этом мало. Почти вся проповедь выражала ту мысль, что мы должны сами из себя творить эту любовь, сами из себя выжимать ее, быть генераторами ее. Но это страшно отдает служением смертоносным буквам, тлетворным запахом законничества. На человека спихивают это бремя, одевают ему на шею, как хомут, очередной долг. Я же думаю, что сущностью любой проповеди должно быть раскрытие того, как подключиться к источнику Божественной любви, как научиться наполнять свой сосуд ею у Бога, что она естественно изливалась на других, «дабы доброе твое было не вынуждено, а добровольно». И вообще, не для того ли оставлены Божественные заповеди, чтобы мы самих себя исследовали и испытывали, в вере ли мы, и Христос ли в нас, как пишет Павел. (2 Кор 13:5). Например, я вижу заповедь, которая гласит: «любите». Это не значит, что я должен мчаться и оказывать любовь тотчас, но проверить свое сердце, любит ли оно, изливает ли оно Божью любовь. Если да, то слава Богу! Если нет, то беги ко Христу! Что-то недолжное произошло с тобой, значит, ты не пребываешь в Нем. Проси, чтобы исполнил тебя, чтобы любовь полилась из тебя. Ведь эта заповедь должна быть записана у тебя в сердце! (Евр. 8:10).
Какая другая может стоять перед проповедником задача, если не указать слушателям, как, действительно, пребывать во Христе, черпать силы у Него, питаться соками той лозы, к которой мы привиты? (Ин. 15)? Как питаться «хлебом, сшедшим с небес»? (Иоан. 6:51), как пить ту воду живую, после которой не будешь жаждать и алкать? (Иоан 6:35) Как достичь того, чтобы уста говорили, а руки делали «от избытка сердца»? Чтобы служение совершалось Его силою, «действующей могущественно» в нас, а не нашей, плотской?
Вообще, если приходить в церковь с такими запросами, желая услышать ответы на такие вопросы, то можно очень сильно разочароваться. Призывы посвятить себя Богу без остатка, делать что-то еще, любить и т.д. сначала приводят в недоумение, а потом сгущают в душе тьму разочарования, после чего так и хочется говорить: ах, не то, все не то. Может быть, для человека горячего, христианина еще с пылу с жару, они, эти призывы, эти бросаемые в толпу лозунги, представляют интерес или являются боевым кличем. Но для меня, уже вкусившего всю сладость законнической жизни, все это не только не представляет интереса, но и прямо угнетает. Я вижу в них призывы как НЕ надо делать.
***

Тесно и неудобно становится тому, что растет и зреет во мне. Рамки церковного учения, которое практикует наша церковь, уже начинают давить и врезаться в душу. Начинаю прощупывать нить величайшей трагедии, в которой оказалась наша церковь. Теперь, с позиции моего обновленного взгляда на христианскую жизнь, все старое, с чем я мирно уживался раньше, теперь страшно режет слух. Заметил несколько раз принуждение, когда против воли человека его склоняют что-то делать. Потом – в проповедях – нажимы, запреты, угрозы. Один брат особо усердствовал, давая увещевания насчет одежды, приводя стихи из Ветхого Завета. Пришлось подходить и показывать 7 главу Римлянам, где говорится, что мы умерли для закона, потому и освободились от него. Зачем нас опять «оживлять», чтобы подвести под его осуждение?
Законничество, мертвящее законничество кругом меня, нажим и заставление вести благочестивый образ жизни, служить Богу, делать добрые дела.
Складывается такое впечатление: у христианина должен быть внутри мощный мотор, жизнь Христа, который бы и влек его к выполнению заповедей, слова Божьего, а поскольку он почему-то не работает и заповеди, долженствующие быть записанными на скрижалях его сердца, почему-то стерлись, на человека извне начинают надавливать, раз нет внутреннего магнита, притягивающего к благочестивой, святой жизни. Когда человек не идет сам, его тянут за руку. Вот отсюда и духовная мертвость и засушливость, ибо Божье дело хотят заставить делаться человеческими силами, взывая к человеческой воле и ответственности и даже играя на страхе: вот предстанете перед Богом и будете отвечать, у, грешники! Опять не то, все не то! Где же пребывание во Христе? Где тогда Сам Христос, сказавший, что без Него мы ничего не сможем? Человека ставят лицом к лицу с законом, долгом выполнять его, а Христос остается где-то на заднем плане, забытый и ненужный, единственная роль которого состоит в спускании к нам с неба бесчисленных заповедей и постановлении.
Но это же кошмар! Настоящий процесс истинной христианской жизни другой: пребывая во Христе и черпая источники из Него, человек естественно, без принуждения потянется к выполнению воли Божьей. И все это он будет делать из любви, из благодарности, из признательности, но никак не по долгу. Следовательно, задача проповедников не в том, чтобы приказывать людям что-то делать, а чтобы оживлять в людях любовь к Богу, которая естественным ходом расположит их сердца к угождению Ему и соблюдению Его Слова. «Если любите Меня, соблюдете Мое Слово». Без любви величайшие подвиги в христианстве – ничто, по слову Павла.
Я вспоминаю разговор бывших заключенных, ныне братьев во Христе, обновленных, переплавленных Его благодатью в новых людей, свидетелем которого я стал по чистой случайности. В их словах чувствовалась огромная любовь к Иисусу, восхищение Им, радость о Нем. Сделанное Им для них, совершенное преображение и обновление было таким реальным и ощутимым в их жизни, что у них не хватало слов благодарности. Живой Христос, реально, активно действующий в их жизни – вот каким был предмет их беседы. Такое сердце, преисполненное Христом, подумалось мне, не будет иметь необходимость в принуждении к благочестию, но само, естественно, как льются реки через край, будет «источником воды живой». Основная задача христианина – это привести себя к такому состоянию – любованию и восхищению Иисусом, которое рождается от близкого, сокровенного общения с Ним.
Однако вместо живого, воскресшего Христа, полного милосердия и кротости, изобилующего милостью и благостью, нам подсовывают закон и дела, букву, которая убивает. Отсюда и идет нежелание жить христианской жизнью. С этим и борются наши проповедники и молодежные руководители, однако они борются тем средством, которое и является источником беды – законом. Получается порочный круг.

***

До (ныне действующего) пастора нашей церкви дошли слухи о моем «либерализме». Поэтому он захотел со мной поговорить. «Я слышал, ты против закона и выступаешь за благодать, - начал он беседу, - а я – за закон. Иначе наступает анархия. Одна благодать расхолаживает, люди начинают жить по принципу: что хочу, то ворочу. Нет четких инструкций, указаний, нет и исполнения. Людям дали свободу, а они не спешат делать дело Божие, что тогда? Я тоже много проповедовал о любви, благодати и свободе, а после, увидев, как верующие безответственно относятся к служению, к посещению церкви, мне хочется проповедовать закон, мне хочется без конца напоминать им, что их обязанностью является слушаться Бога, а не жить, как вздумается ».
В чем-то его можно понять. Он тоже ищет пути и способы, как изменить людей к лучшему, как возгреть в христианах дух служения, и ему показалось, что «либерализм», что всякие разглагольствования о любви и благодати на практике, в реальной жизни не работают. Поэтому нужно несколько ожесточить призывы, подмешать к ним законничества, долга, усилить в человеке ответственность за совершаемое им христианское хождение. Тут появляюсь я и начинаю в корне рушить его деятельность, мешать своими речами о недопустимости закона.
Тогда я мало что мог ответить. Сказал только, что есть сфера, куда мы не имеем право залазить, область, где человек принимает лично решения между им и Богом, где мы можем только посоветовать, указать, но ни в коем случае не давить и не приказывать. Бог уважает свободу человека, ведь не создал же Он нас роботами, с вложенной в нас программой добрых дел, поклонением и служением Ему, значит, Ему нужен наш выбор, наше решение, мотивированное Его любовью. Конечно, жизнь благодати не означает вседозволенность. Всякая свобода несет в себе идею ответственности за распоряжение этой свободой. Но ответственность эта должна быть прочувствована, выстрадана, а не навязана сверху.
Что сказал бы я теперь? Ответил бы словами Петра: «Возрастайте в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса». (2 Пет. 3:17) Вот и весь ответ. В нем – все

***
Письмо Другу
Приветствую тебя, дорогой брат, Марк. Спасибо за твое ободрение. Ты действительно понимаешь, что подобные проблемы являются настоящим бременем для одного и готов подставить свое плечо.
Я много размышлял о той ситуации, в которой оказался. Знаешь, я ведь стал христианином еще до то того, как начал посещать церковь. У меня сложились определенные представления о христианстве еще до церкви. Но когда я пришел в церковь, то увидел другой образ христианина. Раньше я думал, что когда человек становится ближе к Богу, то он начинает преображаться в тот же образ. В Библии есть некоторые отрывки, которые, кажется, об этом и говорят. Например, 2 Коринфянам 3:18: «Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа». Чем больше мы взираем на Господа, тем более похожими мы становимся на Него. Поэтому, как мне думалось, главное внимание должно быть сконцентрировано на Боге. Потому что в таком случае человек и начинает изменяться, преображаются и его ум и душа. После этого начинает меняться образ его поведения, мышления, да и весь образ его жизни. Поэтому мне казалось, что основная задача проповедника и пастора – говорить людям о Боге, о Его качествах, о Его атрибутах, нравственных и не нравственных (под не нравственными я имею в виду всезнание, всемогущество, вездесущность и т.д.) Созерцание Господа, считал я, - это прямой путь к изменению поведения человека, изменению образа его жизни и мышления. После такое благодатной перемены человек сам возжелает делать другим добро, служить Господу, любить ближнего и т.д. Библия, на мой взгляд, опять-таки подтверждает эту мысль: Филимону 1:14 «чтобы доброе дело твое было не вынужденно, а добровольно». 2 Коринфянам 9:7 «Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог». Поэтому, думал я, духовная жизнь – естественна в своих проявлениях. Это не то, что насильно навязывается человеку и под принуждением удерживается в нем, нет, духовная жизнь – это естественное проявление измененной и преображенной сущности человека. «Кто во Христе, тот новое творение; древнее прошло, теперь все новое» (2 Коринфянам 5:17)
Но когда я пришел в церковь, то увидел иной подход к освящению. Наши проповедники очень много времени проводили, разъясняя наши обязанности, подробно останавливались на том, что нам, как верующим в Бога, подобает делать. Я понял, к чему они нас склоняли: человеку нужно прикладывать усилие, напрягаться, выбиваться из сил, чтобы хоть как-то подтянуться к высоким требованиям Божьим. Духовная жизнь, как они представляли ее нам, уже не была свободным и непринуждаемым выражением новой природы, вместо этого она выглядела как сознательные усилия, попытки достичь Божьих мерок праведности.
То же можно сказать и о неблаговидных поступках и грехах. Я думал, что после того, как христианин понимает, какую беду, горе и боль приносит грех, он оставит его. Но опять-таки, оставит естественно, не под принуждением, а с помощью Божьей. Грехи должны отвалиться от человека, как засохшая глина. Однако от проповедников я услышал, что человек опять-таки должен применять сознательные усилия, чтобы избегать различных грехов.
Постепенно я начал замечать, что у меня совсем другой образ Бога, чем у руководства нашей церкви. Для них, самым важным были и остаются дела, святая жизнь, усилия, направленные на ее достижение. Для меня этим главным элементом христианства были личные отношения со Христом, было возрастать в познании Его. Конечно, я не могу отрицать некоторую роль личных усилий и стремлений человека в христианской жизни, поскольку Библия содержит множество повелений и указаний на этот счет. Но важно не забывать, что мы не одиноки в праведных потугах, Бог не возложил на нас одних такую обязанность. Важно помнить, что «мы- соработники у Бога» (1 Коринфянам 3:9). Библия так же много говорит о том, как Бог ценит взаимоотношения с нами. В послании к Римлянам Павел на протяжении 11 – ти глав объясняет, в каком состоянии мы находились до принятия Христа и как Бог примирил нас с Собой, что Он сделал для нас и кем мы теперь являемся для Него. Только после этого он дает определенные наставления, основанные на нашем новом статусе. Нечто подобное наблюдается в послании к Ефесянам. Три главы Павел отводит на объяснение нашего нового положения перед Богом, нашего призвания в Нем. Четвертую главу он начинает так: «умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны». Но не наоборот. Мне кажется, в нашей церкви порядок немного смещен. То, что должно бы стоять сзади, как последствие, как результат, (я имею в виду дела и святую жизнь) идет на первое место. То, что должно бы стоять на первом месте и питать эту святую жизнь (наш статус, наше положение во Христе, наши отношения с Богом) стоят на… Кстати сказать, первого как будто и нет. Почти всегда, приходя в церковь, я слышу одно и то же, чего я должен, а чего не должен делать. Иногда крамольная мысль приходит ко мне в голову: может быть, наши проповедники никогда и не встречали Бога, никогда не пережили эту волнующую, личную встречу с Ним? Ведь все, что им известно, так это то, что мы должны жить по Его воле, служить Ему, даже не зная Его. Мне страшно от этой мысли.
Бог в их проповедях – довольно-таки деспотичная личность, которая принуждает людей работать на Себя. Мы только и слышим о Его воле, о Его извечном желании, чтобы мы чего-нибудь для Него поделали. Но такой Бог вовсе не заинтересован в нас самих, в том, чтобы строить с нами какие-то отношения.
Недавно я размышлял над притчей о блудном сыне. Не знаю, согласишься ли ты с моим пониманием ее, но я все же поделюсь с тобой им. Когда блудный сын пришел к отцу, он первым делом хотел сказать: «отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих». (Луки 15:19) Сын был очень низкого о себе мнения и посчитал себя недостойным восстановления сыновства, он был готов стать слугою отца. Он отец даже не дал ему окончить заготовленную фразу, так как он желал иметь не еще одного слугу, а сына. В нашей церкви ситуация с точностью наоборот: я хочу быть сыном Бога, а меня хотят сделать Его слугой.
Теперь ты можешь немного увидеть мое положение в церкви. Что-то нужно менять, или церковь или убеждения.
Прости, Марк, что я трачу твое драгоценное время на мои длинные письма, но подобные мысли без конца наполняют мой разум и очень актуальны для меня.
В твоем письме ты спрашивал меня о «зрелых» членах церкви. Все дело в том, что почти все «зрелые» христиане покинули нашу церковь. Я имею в виду тех, с кем я мог искренне поговорить о духовной жизни, о борьбе, победах и поражениях, о новых переживаниях, кто мог меня выслушать, понять, поделиться своим собственным духовным опытом и дать добрый совет. Большинство их из них разъехались по другим городам, некоторые – ушли в другие церкви. До этого посещение церкви было радостным и захватывающим для меня: мы много общались, молились, изучали Слово. После таких встреч я получал большое ободрение для продолжения духовной жизни, слышал свежие рассуждения, заряжался силой и вдохновлялся. Я чувствовал, что меня любят и обо мне заботятся. Но когда почти все они разъехались, после посещений церкви я стал чувствовать пустоту. Если раньше я уходил наполненный радостью, вдохновленный, получивший заряд силы от общения, от новых откровений из Слова, то теперь после «разгромных» проповедей, после того, как Бога опять представили с кафедры как некоего тирана, постоянно от нас чего-то требующего, я чувствую огорчение, разочарование. Хочется кричать: все не то, все не так, как вы говорите! Мой опыт богопознания совершенно не совпадает с тем, что я слышу с кафедры. Поэтому, как ты сам видишь, я теперь не стремлюсь туда. Какая горькая ирония! То, что раньше так восхищало и радовало, что таило в себе прелесть открытия чего-то нового, свежего, оригинального, что сулило тепло от искреннего, сокровенного общения, от дружеских отношений и простой любви, в которой каждый из нас так нуждается, теперь превратилось во что-то ужасно скучное, во что-то ненавистное и постылое, что вызывает горечь и душевную боль.
Искренне твой, Денис

*****

   

     

«Законничество и праведность через веру»
Рой Джейн – журнал «Служение», январь 2008 г.


«Праведность через веру» - фундаментальное понятие о спасении. В послании к Римлянам 3:21-26 апостол Павел заявил, что Бог открыл Свой праведный и справедливый характер не только через Свой закон, но также когда Он проявляет милость, оправдывая и прощая всех, нарушавших Его закон. Это совершится, если они примут Его праведность через веру, которая в Нем и примут Его искупительную жертву. Апостол подчеркивает важность праведности через веру, повторяя, объясняя и иллюстрируя ее во многих своих посланиях (Рим. 4:5,9,11,13; 9:30; 10:6; Гал. 5:5; Фил. 3:9). Для апостола Павла праведность через веру является центром Евангелия. Рим. 1:16,17.

Согласно, апостола Павла, все, верящие в Иисуса «получают оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе» (Рим. 3:24). Ефесянам он писал: «Ибо благодатью вы спасены через веру и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился» (Еф. 2:8-9). Существенной для спасающей благодати является законное провозглашение освобождения от осуждения (Мф. 9:2; Иоан. 8:11; Ср. Рим. 8:1). В дополнение, поскольку оправдывающий дар благодати приносит преобразующее присутствие Христа, - это естественно предусматривает силу приносить дарственный «плод» в жизни, а именно, освящение (Рим. 6:27; 1 Кор. 1:4-8,30).

«Потому что все согрешили» (Рим. 3:23). И никакая сума добрых дел не может искупить от прошлых неудач, нарушения закона. Поэтому добрые дела совершенно исключаются как средства спасения, ибо спасение возможно только благодатью через веру (Еф. 2:8-9) . Но разве это говорит о чем-то несовершенном со стороны закона Божьего? Конечно, нет. Закон является святым, праведным, добрым и духовным (Рим. 7:12,14). Он служит своей важной решающей задаче, определяя, что правильно и что несправедливо (Рим. 3:20; 7:7-13). Закон святой, ибо он основан на любви (Мф. 22:37-40). Это основной принцип Божьего характера (1 Иоан. 4:8). Однако, несмотря на то, что в результате соблюдения закона, его принципы действуют для нашего блага и сохранения (Лев. 18:5; Ср. Исх. 20:12), с другой стороны, закон Божий бессилен помочь кому-либо, кто уже нарушил его (Гал. 3:10-12).

Закон Божий – это не законничество, законничество- это неправильное послушание этому закону. Скорее послушание – это «вера, действующая любовью» (Гал. 5:6). Освобождая нас от осуждения, Христос наделяет нас свободой от закона греха и смерти (Рим. 8:1-3): «чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу» (Рим. 8:4), «потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5:5), мы получили основу согласия с Законом Божьим и характером (именно посредством любви) как дар.

Что есть легализм – законничество?

Законничество – это неправильное применение закона. То есть это употребление закона с совершенно другой целью, для которой он не предназначен. Законничество включает бесполезные попытки заработать спасение через совершение дел (Лук. 18:9-14) и получить уверенность через выполнение минимума требований закона (Матф. 19:16-22). Законническое, неправильное обращение с законом Божьим также включает и прибавленные к нему человеческие традиции, чтобы получить власть над другими (Матф. 23:1-28). Вместо того чтобы защищать людей, для этого предназначен закон, законники лицемерно пытаются защищать сам закон, включая их собственную версию закона, облекая ее божественным авторитетом (Матф. 15:1-9). Полагая стандарты, по которым должны следовать другие, законники, увеличивают свое общественное положение, свою политическую мрачную репутацию, и даже богатство. Таков законнический конец нарушения закона Божьего, омрачающих и пренебрегающих принципами, на которых он основан (Матф. 23: 23-35). Занимая место Бога, о законниках можно сказать, что они совершают богохульство.

Сатана является противником закона Божьего (Иоан. 8:44; 1 Иоан. 3:8,10). Но знаем ли мы, что он – самый великий законник во Вселенной? Это не потому, что он разделился сам в себе (Матф. 12:26), но потому, что он неправильно применяет закон Божий и заманывает людей смотреть на него неправильно. Он извращает его и богохульствует, применяя свое извращенное понятие, чтобы получить силу и отвлекать людей от победы над грехом и получения спасения через Иисуса Христа. Затем он представляет все наоборот и лицемерно обвиняет верных детей Божьих, называя их законниками, потому что они стараются быть послушными Богу! Поэтому сатана пытается использовать закон Божий против верного народа Божьего, чтобы злословить и истребить их (Зах. 3:1-5; Откр. 12:10), он является злобным, ложным свидетелем (Втор. 19:16-19).

В христианских обществах сегодня законничество является живым и хорошо принимается. Наше общество по той причине так стремится к совершению дел, потому что там можно проявить инициативу. Думая о своем спасении, хотят поучаствовать в нем своим трудом. Ведь сама Библия говорит, что мы все будем судимы согласно наших дел или помышлений (Еккл. 12:14; Рим. 2:16), из-за этого многие предполагают, что они могут спастись посредством личных усилий, сохраняя себя от согрешения. Однако Библия также учит, что добрые дела являются плодом веры (Гал. 5:6 Ср. Иак. 2:17-26), а средством от согрешения является дар Божий (Иуда 24). Наше спасение основывается не на нашем исполнении, но на Христе (1 Иоан. 5:11-13). Любые добрые дела, которые мы совершаем, только включены в получение, это не заслуги, а Его дар спасения.

Другой вид законничества среди нас – это ревность, с которой некоторые христиане зацикливаются на вопросах, в которых нет реальной необходимости и навязывают их силой другим, как необходимые. Какими бы ни были избраны вопросы, влиянием их будет элитизм (выделение из общества), критицизм или осуждение других и размежевание в церкви. Пытающиеся сохранять единство через логическое библейское доказательство и рассуждение, часто терпят поражение из-за недостатка правильного понимания. Главная проблема лежит вне границ логического мышления, а в сфере личностных отношений, в их развитии, понимании их влияния и силы.

Так называемая праведность через веру утверждает
законническое состояние

Есть еще и другой вид, широко распространенного законничества, не всегда признанного. Этот подход претендует на евангельскую «праведность через веру», ибо он подчеркивает доступное и милостивое Божье оправдание грешников, которые верят во Христа и Его однажды навсегда принесенную жертву, как единственную основу их спасения. Однако, это истинное понятие было извращено, смешавшись с другими идеями, такими как:

  1. Наша человеческая природа настолько осквернена грехом, что мы постоянно нуждаемся в покрытии искуплением Христа ( и это истинно; сравни Числа 28:1-8; ежедневная жертва за всех). Более этого человеческая развращенность настолько достигает крайней степени, что мы совершаем грехи все время, включая невольные грехи.
  2. Хотя обращенная жизнь должна свидетельствовать о победе над грехом в процессе освящения как моральном росте, который сопровождает оправдание, полное послушание Закону Божьему невозможно. Этот взгляд имеет несколько выводов:
  3. Поскольку моральное преобразование ограничено то и роль Иисуса, как нашего Примера должна быть ограничена. Все эти вопросы являются заместительной законной работой Христа для верующих, который считает их праведными во все времена, независимо от их уровня моральной или духовной неудач или побед.
  4. Моральный закон Божий Ветхого Завета является непомерно высоким и устаревшим стандартом праведности. Этот закон заменен более высшим Новым Заветом и «Новозаветним» стандартом любви.
  5. Суд, дел верующих христиан согласно стандартов закона Божьего неуместен, ибо дела не имеют ничего общего с их спасением, ибо они уже признаны, как спасенные во Христе. Они несомненно не могут быть судимы согласно стандартов, представленных в Ветхом Завете, который не касается новозаветних христиан.

Мы теперь продолжили исследовать эти идеи, согласно пяти пунктов: человеческой порочности, послушания, оправдания, Ветхозаветнего закона и суда.

Человеческая порочность

Является ли человеческая порочность столь господствующей, что даже после пережитого обращения человек будет продолжать грешить?

Широко распространенное предположение о чрезвычайно человеческой порочности глубоко укоренилось в исторических корнях – в учении протестантских реформаторов, бросивших вызов Римо-Католическому учению, которое говорило, что есть люди, частично нетронутые грехом, которые способны содействовать своему спасению через их собственные похвальные дела?

Согласно Библии, все люди подвержены греху (Рим. 3:10-18,23; Ср. Пс. 5,13, 35,52; Ис. 59). Эта моральная немощь склоняет к дальнейшим грехам (Иак. 1:14-15). Павшее греховное тело и его греховные склонности остаются вплоть до Второго пришествия Христа, когда верный народ Божий будет изменен и получит бессмертие (1Кор. 15:52-53). Любое моральное благо, которое мы имеем – от Бога исходит, независимо от нас (Рим. 7:18).

В Библии слова, означающие «грех», могут ссылаться или на павшую природу, как греховное состояние личности или на особое нарушение божественного закона. Примерами греха как природы и состояния является Пс. 50:7 «Вот я в беззаконии зачат и во грехе родила меня мать моя»; Рим. 7:17 «Живущий во мне грех»; 1 Иоан. 1:8 «Если говорим, что не имеем греха, - обманываем самих себя». Это объясняет почему некоторые жертвы животных, указывающих на жертву Христа как выражения радости, когда не было необходимым искупление и прощение за особые грехи (Лев.7:11-17); благодарственные по обету и мирные жертвы; Ср. глава 3 Кропление кровью.. Даже человеческая хвала осквернена грехом и нуждается в молитве о жертве Христа, чтобы Бог принял ее.

Другие библейские места, говорящие о «грехе», как особом нарушении закона Божьего: «Грех есть беззаконие» (1 Иоан. 3:4); «Всякая неправда есть грех» (1 Иоан. 5:17); «Итак, кто разумеет делать добро и не делает, тому грех» (Иак. 4:17); «А сомневающейся, если ест, осуждается, потому что не по вере; а все, что не по вере, грех» (Рим. 14:23). Грех в этом смысле может быть глаголом: «Если же кто из народа земли согрешит по ошибке и сделает что-нибудь против заповедей Господних, чего не надлежало делать и виновен будет» (Лев. 4:27). «Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает» (1 Иоан. 3:6). Согрешение включает нарушение взаимоотношений с Богом, ибо это не в согласии с Его характером любви (1Иоан. 4:8), а Его закон основан на любви (Матф. 22:37-40).

Грехи, как нарушение закона Божьего, могут быть действиями или мыслями (Матф 5:21-30). Они могут быть обдуманными (Лев. 6:2-3) или неумышленными (Лев. 4). Но они никогда не являются просто автоматическими. В древнем Израиле обрядовая система, имела отношение и ко многим аспектам человеческих недостатков, возникавших автоматически, через человеческую природу, которая требовала обрядовых средств

Были некоторые виды физических ритуальных нечистот (менструация, поллюция), которые исключали людей от соприкосновения с внутренней сферой святости и жизни Божьей, сосредоточенной во святилище (Лев. 12-15 гл.; Числа 5:1-4; Втор. 23:10-11). Физические ритуальные нечистоты, такие как соприкосновение с мертвым (добровольное), с прокаженными и половые истечение – принадлежали к категории с «циклом, связанным с рождением и смертью, то есть с павшим человеческим состоянием и результатами его греховного действия. (Быт. 3 гл; Рим. 5:12; 6:23).

Поскольку физические нечистоты не были нарушениями божественных заповедей, они не были моральными недостатками, требующими прощения, как акта, то личности, участвующие в жертвах, касающихся ритуального очищения, не нуждались в прощении (Лев. 12:6-8; 14:19-20; 15:15; в контрасте с прощениями в Лев. 4:20, 26,31, 35 в случаях греховных действий). Христиане могут научиться на обрядах, связанных с физическими нечистотами, которые показывают нам, что жертва Христа полностью искупила нас от нашего смертного состояния (1 Кор. 15:52-53 Ср. Пс. 102:3 «исцеляет все недуги твои»; Иоан. 3:16 «но имел жизнь вечную»), для них обрядовые средства более не применимы, ибо Христос служит в небесном Божьем храме (Евр. 7-10 гл.), что несравнимо с земным святилищем и храмом.

Некоторые известные, хорошо информированные христианские богословы ошибочно истолковывают, некоторые жертвы, которые устраняли физические ритуальные нечистоты. Таковой есть жертва рыжей телицы пепел, которой (Евр. 9:13) был средством для очищения при соприкосновении с мертвы телом. Числа 19:9 «Сжигали рыжую телицу – как очищающую жертву и ее пепел с водой был очищающим от греха». Поскольку физические нечистоты могли быть автоматическими. «Грех» в случае физической нечистоты мог вести к неверному заключению, что совершение грехов могло быть автоматическим. Вот как великий проповедник Чарльз Сперджен истолковывал ритуал о рыжей телице «Кто живет в течение одного дня в этом низменном мире без понимания, что во всех своих действиях он совершает грех, во всем, к чему он прилагает свои руки, разве он виновен в некоторой степени осквернения?»

Не все человеческие несовершенства, даже в сфере осознанной деятельности, можно рассматривать как грех. Человеческая жизнь преисполнена всякого рода безгрешных несовершенств, принадлежащих нам в области искусства, познания, памяти, физическому сотрудничеству и так далее. К примеру, хотя работник должен действовать наилучшим образом (Ср. Еккл. 9:10; 2 Тим. 2:15), нет указания, что он нуждается в Божьем прощении, если он даже сделал что-либо не точно или не абсолютно совершенное (Ср. Иер. 18:4).

Основанием или фундаментом является человеческая развращенность, настолько всеобъемлющая, но это не солидный аргумент, чтобы оправдывать согрешение. Праведность через веру не означает свободу от греха, чтобы продолжать грешить. Скорее, это свобода от греха, чтобы жить жизнью послушания Богу.

Послушание

Возможно ли послушание Богу? Подчеркивание послушания не является ли законничеством?
В послании к Римлянам 3:10-18 Павел описывает духовное состояние, предшествующее обращению, показывая, что люди нуждаются в Божьем даре оправдания через Христа. Обязательная часть христианской жизни – прогрессивное принятие драгоценного Божьего дара победы над нашей павшей природой, участвуя в преобразующей силе божеского естества (2 Петра 1:1-4). Христиане посредством Божьей благодати сохраняют свою греховную природу под контролем (1Кор. 9:27).

Согласно высказыванию ап. Павла «Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа» (Рим. 5:1). Это не ложное заверение; скорее это примирение с Богом, результат которого – истинная надежда: «Потому что любовь Божья излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5:5). Посему, когда Бог посредством Своей благодати обращает людей, Он приводит их в согласие со Своим характером и законом любви (Ср. 1 Иоан. 4:8; Матф. 22:37-40). Через прогрессивное излитие любви в их сердца Своим Святым Духом.

Весьма важна роль Святого Духа в обращении. Дух Святой предусматривает духовную переориентацию, которую можно назвать «Новым рождением» (Иоан. 3:5-8; Титу 3:4-7; Ср. Рим. 8). Это изменение направления жизни является всеобщим и насущной частью обращения наряду с прощением прошлых грехов (Ср. Рим. 3:25).

Иисус пришел. Чтобы спасти Своих людей, не в их грехах, но от их грехов (Матф. 1:21) . Для христиан совершать грехи – это не неизбежно. В послании Иуды сказано: «Могущему же соблюсти вас от падения» 24 ст. Иоанн пишет: «Дети мои: сие пишу вам, чтобы вы не согрешали» (1 Иоан. 2:1). Он признает, что дети Божьи во время их прогрессивного путешествия к гармонии с Божьим характером могут случайно пасть, посему он прибавляет: «Но если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцом Иисуса Христа, Праведника» (1 Иоан. 2:1). Тем не менее Иоанн признает возможность не грешить, ибо для Него не было бы никакого смысла поощрять людей воздерживаться от грехов. Сохраняя это в уме, мы говорим здесь о развитии и созревании характера в небезгрешном совершенстве человеческой природы, которая не измениться вплоть до прославления.

Непослушание Закону Божьему в Новом Завете названо грехом (1 Иоан. 3:4) и это находится в моральном законе Ветхого Завета. Бог намеревался, чтобы даже во времена Ветхого Завета соблюдали Его Закон. Таки образом Моисей поощряет израильтян быть верными Богу, ибо послушание Его Закону – доступно (Втор. 30:11-14). Конечно, своей собственной силой они не могли быть послушными Богу. Но если бы они воистину любили Господа всем сердцем, душой и силой (Втор. 6:5), их сокровенные, сердечные взаимоотношения с Ним, могли бы уподобиться «новозаветнему» опыту, при котором Он вкладывает Свой Закон «во внутренность их и пишет его на сердцах их». (Иер. 31:33).

Тех, кто склонны помышлять, что они будут постоянно согрешать вплоть до пришествия Иисуса, имеют склонность к законническому «совершенству», библейское же учение говорит о преодолении греха через Святого Духа Божьего когда «Христос живет во мне» (Гал. 2:20). Но послушание Закону Божьему благодатью через веру – это не законничество, это возможность Божья и Божье право достигать уровня послушания, согласно Его требований. (1 Кор. 10:13). Без этой божественной помощи послушание невозможно. Итак, комментируя 1Послание Иоанна Ганс Ларондел заметил: «Для Иоаанна, жизнь святости не была жизнью на уровне чудес. Поэтому для Иоанна возможность несогрешения не исходит от какого либо присущего метафизического качества, но от реального, победоносного и очистительного союза веры с Распятым и Воскресшим, Который в сущности святой и праведный».

Воистину Христос желает «представить ее себе славною церковью, не имеющею пятна или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна» (Еф. 5:27), но это Сам Христос, Который взял ответственность за очищение церкви (Еф. 5:25-26). Его невеста способна приготовить себя к «браку Агнца» (Откр. 19:7), ибо «дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых» (Откр. 19:8).

Итак, «праведные дела» являются даром Божьим. За что же мы ответственны?

Мы ответственны за принятие этого дара, который включает сотрудничество с Богом.

Журнал Министри, январь 2008 г. Страница 5-9.
Автор статьи Рой Джейн, является профессором еврейского и ближнее-
восточных языков. Автор программ Церкви АСД в Адвентистской
теологической семинарии Университета Андрюса, Берриен Спрингс,
штат Мичиган, США.

      

   

Дело законничества

В современном русском языке слово «законник» означает человека, который хорошо знает законы, следит за их исполнением (юриста) или же человека, который сам строго соблюдает законы. Слово «книжник» означает любителя, знатока книг (библиофила) или работника книжной отрасли (продавца книг, библиотекаря).
С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова: «Толковый словарь русского языка». Издательство «Азбуковник», Москва, 1999 год. Статьи «Законник», «Книжник». Стр. 208, 279)

В Библии эти слова выступают если не синонимами, то очень близкими по значению словами. Действительно, Иисус одинаково нелицеприятно обличал и законников, и книжников, не делая различий
(Лука 11:44-54). Согласно Матфею бурный иерусалимский диспут Иисуса с фарисеями и саддукеями закончился искушением Иисуса законником (Матфей 22:35), а по Марку - книжником (Марк 12:28). В эпизоде исцеления сухорукого Лука говорит о книжниках, которые хотели уличить Иисуса в нарушении Закона (Лука 6:7). В другом эпизоде, когда Иисус исцелил человека от водяной болезни, Иисуса пытаются подловить законники (Лука 14:3). Рассказывая об исцелении расслабленного, Лука одну и ту же группу лиц называет то «фарисеи и законоучители», то «книжники и фарисеи» (Лука 5:17-21).

Библейская симфония все эти три слова представляет синонимами, но предлагает разные смысловые оттенки:
1122 -
γραμματεύς (грамматеус) - книжник (человек из группы знатоков и переписчиков В.З.); писец, секретарь;
3544 -
νομικός (номикос) - сведущий в законе, законник; относящий к закону, о законе;
3547 -
νομοδιδάσκαλος (номодидаскалос) - законоучитель;
Bob Jones University: «Библейская симфония». Издательство «Ed Nelson Evangelistic Association», США, 1998 год. Стр. 1497, 1520, 1548, 1564)

«Книжники - не секта и не политическая партия. Это просто знатоки Закона; их называли также "законниками" или "учителями" ("раввинами"). Они толковали Закон применительно к повседневной жизни. Хотя Иисус не заканчивал раввинской школы, ученики тоже называли Его "Учителем" ("Равви"). Многих профессиональных раввинов удивляло, как хорошо Иисус знал и понимал Закон. Позднее Павел приехал в Иерусалим для учебы у раввина Гамалиила. (Мф. 7:28-29; Лк. 2:41-47; Деян. 4:5-7, 18-21; 6:12-14; 22:3)»
«Библейская энциклопедия». Издательство «Lion Publishing», г. Оксфорд (Англия), 1989 год. Издательство «Российское библейское общество», 1995 год. ISBN 0-7459-1576-0 (англ), 5-85524-144-0 (рус.) Стр. 134)

На самом деле единственным легитимным законодателем является Господь Бог
(Исход 20:1-20, 31:18, 34:1-5, Левит 18:4-5, 26:46, Исаия 33:22, 45:12, Иаков 4:12 и др.). Он установил на Земле институт законничества. Первым в истории человечества книжником и законоучителем довелось стать Моисею (Исход 4:12, 21:1, 24:12, 31:18, 32:15-16, Второзаконие 4:5, 4:14, Неемия 9:13-14 и др.). Моисей записал заповеди Божьи в книгу(Исход 24:3-4, 34:28, Второзаконие 31:24) и дал указания по правоприменительной практике. Хранение и переписывание Книги Закона было поручено левитам и старейшинам (Второзаконие 31:9, 24-26), а функции судейства и трактовки Закона в новых обстоятельствах было возложено на священников, левитов и специально назначенных судей (Второзаконие 17:8-11, Малахия 2:7, Иезекииль 44:23-24 и др.).

Царь при вступлении на престол должен был сделать себе копию Книги Закона, изучить её и держать в качестве настольного справочника
(Второзаконие 17:18-20). Было предписано каждые семь лет зачитывать Закон вслух перед специально собранным для этого народом. И мужчины, и женщины, и дети, и даже все иностранцы, проживающие вместе с израильтянами, были обязаны заслушивать Закон, чтобы стараться«исполнять все слова закона сего» (Второзаконие 31:10-12, а также Псалом 2:10 и др.).

От Моисея эстафету книжничества принял Иисус Навин
(Иисус Навин 1:1-8, 8:34-35, 23:6, 24:25-26). Царь Давид перед смертью провёл очередное исчисление левитов, из них было назначено «писцов же и судей шесть тысяч» (1-я
оменон 23:4)
. Таким образом дело книжничества и законничества было поставлено на государственный уровень, должности писца и пророка стали почётными и уважаемыми.

Увы, со временем народ и цари Израиля отошли от Закона. Соответственно было заброшено и законничество. Возрождалось оно лишь эпизодически, при благочестивых царях и особенно ревностных пророках. Среди самых заметных законников Самуил
(1-я Царств 10:25), Давид и Асаф (Неемия 12:46), Соломон (Притчи 25:1, Екклесиаст 12:9-10), Иосафат (2-я Паралипоменон 17:7-9), Езекия (4-я Царств 18:6, 2-я Паралипоменон 31:4, Притчи 25:1), Иосия (4-я Царств 23:2-3, 23:21-25, 2-я Паралипоменон 34:29-31), Ездра, «книжник, сведущий в законе Моисеевом, который дал Господь Бог Израилев» (Ездра 7:6, 7:10, Неемия 8:1-8, 8:13, 8:18, 9:3, 13:1), Неемия (Неемия 13:1-31). Безусловно, законниками можно считать всех ветхозаветных пророков. Пропаганду иудейского Закона проводили даже некоторые халдейские и персидские цари: Навуходоносор(Даниил 3:95-100, 4:31-34), Дарий (Даниил 6:26), Кир (Исаия 44:28-45:5, 2-я Паралипоменон 36:22-23, Ездра 1:1-4), Артаксеркс (Ездра 7:11-26).

Существовали школы пророков. Потрясающее знание Закона Иисусом удивило иудеев
(Иоанн 7:15, Лука 2:47, Матфей 13:54-55, Марк 6:2-3), скорее всего, потому, что Он не учился в подобном заведении. Законоучителями всегда выступали родители для своих детей (Второзаконие 8:5, Притчи 4:1-4, Даниил 13:3, Деяния 22:3, Ефесянам 6:4 и др.). Впрочем, все иудеи учили друг друга (Притчи 9:9, Песнь 8:2, Иеремия 31:34, Матфей 5:19 и др.).

Вот что пишет о законниках Архимандрит Никифор (Алексей Михайлович Бажанов, 1832-1895):
«Законникъ
(Мѳ. XXII, 35, Лк. VII, 30). Законоучители (Лк V, 17) составляли классъ лицъ, посвятившихъ себя изученiю и истолкованiю Iудейскаго закона. На нихъ же, по-видимому, лежала обязанность переписывать законъ и во многихъ случаяхъ решать вопросы, касающiеся закона, посему-то они назывались и книжниками (I Езд. VII, 6-11). Многiе изъ законниковъ состояли членами Синедрiона. Ихъ влiянiе на народъ было очень велико, и они часто упоминаются подъ названиемъ книжниковъ вмѣстѣ съ первосвященниками и старѣйшинами народа Iудейскаго. Изъ сихъ Iудейскихъ ученыхъ были люди, конечно, достойные всякаго уваженiя, какъ например Ездра - книжникъ, Гамалiилъ - законоучитель или Никодимъ - учитель Израилевъ, но большинство ихъ было привязано къ однимъ преданiямъ, не понимало духа закона и ложно толковало его, были слѣпыми вождями народа, и потому-то Господь Спаситель такъ часто и такъ сильно обличалъ ихъ (Мѳ. XXIII).»
Архимандрит Никифор: «Библейская энциклопедия». Репринтное издание Свято-Троице-Сергиевой Лавры по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, 1990 год. Статья «Законникъ». Стр. 265-266)

Другой православный богослов о. Александр Мень (Александр Владимирович Мень, 1935-1990) пишет о законничестве исключительно негативно:
«В нем форма превалировала над содержанием, буква над духом. Законничество прорастало незаметно и под благовидными предлогами. ... поскольку Закон во многом стал уже архаичным, его начали истолковывать применительно к новым условиям, что привело к возникновению "устной Торы", которая культивировалась книжниками и раввинами. По самой своей природе подобные системы отличаются крайним консерватизмом и воспринимаются как самодовлеющее целое. Законничество неизбежно вело к сложной уставной казуистике, создавая при этом иллюзию возможности "заслужить" милость Божью.»
о. Александр Мень: «Библиологический словарь». Издательство «Фонд им. Александра Меня», Москва, 2002 год. Статья «Закон и законничество». Электронная версия)

К новозаветному времени ревнители Закона оформились в очень влиятельную группу - фарисеи. В религиозной литературе эту группу часто называют иудейской сектой или политической партией. Кредо фарисейства - строгое буквальное исполнение Закона, а также «преданий старцев» - Устной Торы, ставшей в последствии основой для Мишны и Талмудов. Фарисеи требовали не простого соблюдения Закона, а по специальным правилам и процедурам. Важную часть их предписаний составляли правила ритуальной чистоты: освящение людей и предметов, отделение освящённого от повседневного. В том числе фарисеи выделяли самих себя как особо призванных, заслуживающих наибольшего уважения и любви окружающих. Слово «фарисей» происходит от ивритского
«פְּרוּשִׁים» (прушим) - «отделившиеся, обособившиеся».

«Слово "фарисей" я перевожу "православный" на том основании, что по всем исследованиям оно значит совершенно то же самое, что значит у нас православный ... т.е. тот, который отделяет себя от толпы неверных и считает себя правым, т.е. православным.»
Л.Н. Толстой: «Соединение и перевод четырёх Евангелий», 1902 г.)

Очень хорошо характеризует фарисеев эпизод искушения Христа. На вопрос Иисуса, как он понимает Закон, фарисей ответил:
«возлюби Господа Бога твоего ... и ближнего твоего, как самого себя» (Лука 10:27). И тут же, «желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?» (Лука 10:29). Очевидно, фарисей ожидал от Иисуса подтверждения права фарисеев считаться главными «ближними» для человека.

Тексты Нового Завета изобилуют эпизодами, в которых Иисус критикует законников и книжников
(Матфей 15:1-9, 23:13-33, Марк 12:38-40, Лука 7:30-32, 11:42-12:1 и мн. др.). Основные пункты обвинения - это формализм и лицемерие. Процедурные предписания фарисеев во многих случаях легко обходились. Например, для превышения субботнего пути можно было навьючить осла мехами с водой и путешествовать «по воде». На субботний год можно было сдать поле в аренду язычнику. Вместо содержания престарелых родителей можно было пожертвовать значительно меньшую сумму на Храм (Матфей 15:5-6, Марк 7:11-12). И т.д. Такое отношение к Закону Иисус считал неприемлемым.

Шквал критики, который Иисус обрушил на фарисеев, вызвал встречную бурю негодования.
«некоторые из книжников» сочли Иисуса богохульником (Матфей 9:3, Марк 2:6, 3:22, Лука 5:17-21). Законники и книжники решили избавиться от Него (Матфей 21:15, 26:3-4, 26:59, Марк 11:18, 14:1, Лука 19:47-48, 20:19, 22:2), многократно искушали Иисуса (Матфей 12:38, 22:35, Марк 11:27-28, Лука 10:25, 11:53-54, 20:1-2, Иоанн 8:3-6), использовали каждую возможность уличить Его в нарушении Закона (Матфей 15:1-2, Марк 2:16, 7:1-5, Лука 5:30, 6:7). В конце концов они вместе с первосвященниками и старейшинами по сфабрикованным обвинениям предали Иисуса на суд Понтию Пилату (Матфей 20:18, 27:2, Марк 10:33, 15:1, Лука 22:66-23:1). Они издевались над Иисусом, даже когда Он был распят на кресте (Матфей 27:41-43, Марк 15:31-32).

В то же время в Евангелиях упоминаются книжники, сомневавшиеся в истинности фарисейского подхода, искренне интересовавшиеся учением Христа
(Марк 9:14-19), говорившие Ему слова одобрения, уважительно называвшие Его Учителем (Марк 12:32, Лука 20:39). Иисус говорил о праведности книжников (Матфей 5:20). Одному книжнику Иисус, «видя, что он разумно отвечал, сказал: ... недалеко ты от Царствия Божия»(Марк 12:34). Другой книжник после случая массовых исцелений выразил свою готовность пойти за Иисусом(Матфей 8:13-19). В Деяниях описан случай, когда книжники оправдали Павла на заседании синедриона, несмотря даже на оскорбление Павлом первосвященника (Деяния 23:9). В послании Титу Апостол Павел просит своего сподвижника проявить максимум заботы о законнике Зине (Титу 3:13).

Когда Пётр и Иоанн исцелили хромого и попали за это на суд синедриона, священников и старейшин больше всего удивило то,
«что они люди некнижные» (Деяния 3:1-4:18). Да и мудрость Иисуса из-за непринадлежности Его к фарисеям была нивелирована (Матфей 13:54-55, Марк 6:2-3). Такие познания ожидались только от наученных в Законе фарисеев. Законники и книжники были очень уважаемыми людьми, например, Никодим (Иоанн 3:9-10), Гамалиил (Деяния 5:34), Апостол Павел (Деяния 22:3) и другие. Это и неудивительно, так как их давал народу сам Господь: «Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников» (Матфей 23:34). Более того, Иисус требовал от своих учеников: «всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте» (Матфей 23:3), «если праведность ваша не превзойдёт праведности книжников и фарисеев, то вы не войдёте в Царство Небесное» (Матфей 5:20). Ценнее же всего для народа «книжник, наученный Царству Небесному» (Матфей 13:52). Таких людей Христос сравнивает с обладателями сокровищ, щедро делящимися ими с народом.

Вот так вкратце можно охарактеризовать дело законничества. Надеюсь, этот экскурс был небесполезен. С уважением, Игорь.
  

     

      

Что такое законничество?

Спрашивает Михаил
Отвечает Александра Ланц, 16.04.2010

Михаил пишет: Объясните, пожалуйста, что такое законничество? Правильно ли я понимаю, что законником можно назвать человека, который поступает тем или иным образом, не потому, что так велит ему сердце, а просто потому, что так надо? И если да, то где тогда грань между борьбой с искушением, скажем, и законничеством? Лично у меня, честно говоря, не всегда есть отвращение к тому или иному греху в сердце. Если я в таком случае пытаюсь отказаться от такого греха, занимаюсь ли я законничеством?

Мир сердцу вашему, Михаил!

Сами по себе попытки избегать греха и соответствовать высокому имени христианина – это очень хорошо, это уже показатель того, что человек начинает прозревать то, что есть довольно серьёзная разница между правильно-неправильно, добро-зло и т.д. Но это только маленький шажок на пути к настоящей свободе от любого греха.

Если же не сделать главных шагов, то тогда все добрые попытки быть настоящим подобием Божиим, т.е. не грешить, обязательно приведут верующего в тиски либо законничества (когда я стараюсь всё делать по букве закона), либо дешёвой благодати (когда я ничего не делаю, но сижу и жду, что Сам Бог всё сделает за меня).

Вы совершенно правы, рассуждая о том, что только направление сердца человека, только глубинные мотивы вашего сердца могут открыть вам – законник ли вы или свободный во Христе человек.

Наилучший способ увидеть, кто вы: законник ли, приверженец ли теории дешёвой благодати или дитё Божие – это изучить жизнь Иисуса Христа. Ни для кого не секрет, что Иисус ни разу за Свою жизнь не нарушил Закон Бога Вседержителя, но никому из нас в голову не может прийти назвать Его законником, не так ли? Всю Свою жизнь на земле Иисус провёл в постоянной борьбе с искушениями (Евр.4:15) и ни разу не согрешил, т.е. ни разу не преступил Закон. Значит, возможно исполнять Закон и при этом не быть законником! И ведь апостол Пётр совершенно определённо призывает нас идти по следам Спасителя (1Петр.2:21).

По моему глубокому убеждению, каждый из тех, кто называет себя христианином, должен постоянно находиться в осознанной и неосознанной молитве к Отцу нашему Небесному, где он бы просил, как Давид:

«Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои; и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный» (Пс.138:23-24) Видите? Давид просит не о страданиях, не о подвиге мученичества, не о том, чтобы ему постоять за веру, а о самом главном – чтобы Бог испытал глубинные мотивы (сердце, помышления) тех или иных его действий... нет ли в них скрытой гордости, эгоизма, неверного отношения к Богу?

Очень хорошо, что вы желаете избавиться от греха, но важно почему вы желаете избавиться от греха?

Законник желает это сделать по разным причинам:

хочу быть спасённым
хочу быть благословлённым и жить хорошо уже здесь и сейчас
боюсь наказания от Бога
боюсь, что обо мне будут плохо думать мои братья и сёстры
и другие причины (вариантов много)

Верующий во Христа Спасителя желает избавиться от греха только по одной причине:

Он так благодарен Богу за то, что Христос умер вместо него и открыл для него Жемчужные Ворота, ведущие в Вечную Жизнь, что готов сделать всё, лишь бы не порочить имя своего Спасителя. Даже больше: готов сделать всё, лишь бы своею жизнью добавить хоть «чуточку» славы к имени своего Спасителя (заметьте, не к своему имени, а к имени Христа). Такой человек борется со грехом в себе потому что познал, что Бог бесконечно добр, мудр, прекрасен, любящ, справедлив, долготерпелив по отношению к нему, грешнику, а познав, просто не может не восхищаться Таким Богом и не пытаться сделать всё, чтобы прославить Его своею жизнью.

Например, если я иду проповедовать спасение во Христе, стучу в каждую дверь и т.д., но делаю это не по великой признательной любви к спасающему меня Богу, а по какой-то другой причине, то я законник. Если я соблюдаю субботний день не потому, что Бог прекрасен и я люблю Его всем моим сердцем и стремлюсь пребываться со своим Возлюбленным 24 часа безостановочно, а по какой-то другой причине, то я законник. Если я пытаюсь угодить Богу по какой-то иной причине, кроме всепоглощающей любви и признательности к Нему, то я законник.

Иисус чётко и ясно сказал, что должно лежать в основе всех наших действий, если мы хотим быть Его учениками: искренняя любовь к Богу и ближним (Матф.22:37-40).

А апостол Павел, водимый Святым Духом, сказал то же самое, но другими словами.

Рим.13:8-10 Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон... Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона.

Только будьте осторожны в определении слова «любовь», не поддайтесь мирским его интерпретациям, но смотрите на Того, Кто есть воплощение истинной любви и учитесь у Него (1Ин.4:8).

Далее...

Если я думаю, что мои действия как-то могут повлиять на моё спасение – то я законник. Потому что спасение – это дар Божией благодати. Ты просто либо берёшь его, либо не берёшь. И твои «наружные» действия не имеют никакого отношения к возможности получить дар спасения. Все спасены – и вы, и я, и самый последний грешник, который никогда не покается, - спасены все, для каждого человека открыт путь Домой. Христос умер на Голгофе от того, что на Него было возложено наказание, приготовленное для всего мира (Ис.53:5). Поэтому тот, кто считает, что должен как-то заслужить спасение, что-то сделать для своего спасения, - это пока ещё законник, не понимающий, что именно произошло на Голгофском кресте.

А вот тот, кто понимает, тот никогда не впадёт ни в законничество, ни в духовную спячку, полагая, что всё оплачено и теперь можно жить, как хочется. Нет. Если человек реально берёт дар спасения, то его(её) жизнь начинают реально меняться. Тот, кто крал, вдруг понимает, что красть плохо и раскаявшись, перестаёт это делать. Тот, кто лгал, завидовал... вдруг понимает, что это плохо, и начинает, привлекая все Божии ресурсы, бороться против этих своих гадких привычек. Тот, кто кланялся Богу неправильно, начинает прозревать истинный путь поклонения.

Принимая дар спасения, мы принимаем Самого Христа. Собственно Христос и есть Дар всем нам. А вместе со Христом мы принимаем всё, необходимое для нашего противостояния греху не так, как мы раньше пытались противостоять, механически исполняя уставы и заповеди, а так, как это делал Сам Иисус, когда ходил по нашей земле. Христос, принятый нами, как наш Спаситель отгреха, начинает менять нас изнутри, изнутри показывая нам истинную мерзость любого греха и путь избавления от него. Понимаете? Не мы сами пытаемся понять мерзость того, что любит наша плоть, а Бог так настраивает наше сердце, что мы просто не можем иначе относиться ко греху, как говорить ему твёрдое «нет». Библия обозначает это состояние верующего, как «быть водимым Духом»:

«Итак, братия, мы не должники плоти, чтобы жить по плоти; ибо если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете. Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии» (Рим.8:12-14).

Обратите внимание на то, что мы можем умертвить дела плоти только за счёт силы Духа Божьего. Мы сами, вынужденные жить в грешной плоти, сросшиеся со грехом, не в состоянии возненавидеть свои неправедные желания и действия, мы слабы, а вот Дух Божий сильнее нашей плоти, Он в состоянии проникнуть "до разделения души и духа, составов и мозгов" наших. Он – гарантия наших побед.

Вы пишете: «Лично у меня, честно говоря, не всегда есть отвращение к тому или иному греху в сердце. Если я в таком случае пытаюсь отказаться от такого греха, занимаюсь ли я законничеством?»

Реально отказаться от греха вы можете только тогда, когда понимаете его суть, его тьму, а это возможно только в том случае, если Сам Бог даст вам возможность увидеть происходящее Его глазами. Если же вы до сих пор не имете отвращения к какому-то определённому греху, то всё, чем вы занимаетесь, – это попыки надеть на себя смирительную рубашку или сжать пружину греха так, чтобы она оказалась не видна для вас. Думаю, вы должны понимать, что жить в смирительной рубашке – это больно и обидно, что Бог не хотел для вас такой жизни. Полагаю, что вы понимаете, что сжатая до отказа пружина, когда будет подходящий момент, обязательно развернётся так, что ударит и вас, и тех, кто рядом.

Дело в том, что когда человек пытается своими силами жить по Закону, своими силами бороться с искушениями, его осаждающими, он тащит на себе груз, который Иисус Христос уже давно поднял на Своих плечах, чтобы сделать любого из нас свободным от этого груза (Иоан.8:32)!

Помните, что Иисус говорит об иге (грузе, бремени)?

Матф.11:29 возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня...

Что Он вам предлагает? Он взял на Себя ваши грехи (Ис.53), а вам предлагает взять Его иго. «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо, иго Моё благо и бремя Мое легко».

Что это за иго такое, которое даст вашей душе покой?

Рим.5:19 Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие.

Рим.6:18 Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности.

Рим.8:10 А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности.

1Кор.1:30 От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога,праведностью и освящением и искуплением...

2Кор.5:21 Ибо не знавшего греха Он сделал для нас [жертвою за] грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом.

Иго, которое Он предлагает нам взять на себя вместо наших грехов, – это Его праведность! Он просит нас взять на себя Его праведность, т.е. способность жить, думать, чувствовать, поступать праведно, правильно, как Он это делал и делает. Он хочет, чтобы мы взяли у Него способность жить праведно. И это иго, действительно, легко и благостно, это – настоящий покой во Христе. Покой от греха. Только в этом случае ваше исполнение Закона будет как ваше дыхание. Вы думаете, о том, как и почему вы дышите? Нет. Вам необходимо дышать, чтобы жить? Да. Вот таким же будет ваше исполнение закона Божьего.

С уважением,
Саша.

LIB.HSGM.RU

САМАЯ ПОЛНАЯ БИБЛИОТЕКА ЭЗОТЕРИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ

 

Последние евангелие Христа  (***)

 

Вверх

ВверхВниз

ВнизИ говорил Он им: пусть то что я сказал, скажете и вы. И не бойтесь если слово какое прибавите или отнимите. И когда решится кто записать что слышал, то будут истинные слова мои. Так я приду к вам опять.

Правда ли, что мы должны служить и поклоняться Богу, потому что мы дети его, а он Отец наш?

Правда, что вы дети его, и должны вырасти, чтобы стать такими как он.

Если сын будет хуже отца своего, то как будет сын следующий?

Если сын будет слабее отца своего, то как он спасёт себя?

Если сын будет глупее отца своего, то откуда возьмётся мудрость?

Все ученики сидели вокруг огня , кидая в него ветки и хворост, от чего тот горел очень ярко. И сказал Он: Жизнь человека - огонь, и рождаясь от искры, растёт он на куче сухих поленьев в большое и сильное пламя, а потом стареет и потухает в пепле. Велик тот огонь, что может погаснуть, когда захочет.

И тут пламя яркого костра внезапно потухло и даже угли не горели в полной темноте. И встал Он и ушёл. И молчал каждый.

И сказал Он: нет у меня имени, ибо я уже не человек. А как назовут меня враги мои - их дело.

Показал Он город огненный , далёкий и необьяснимый.

И сказал Он: теперь, когда я всё познал, я знаю, что я умру. Я это знаю, и поэтому свободен. Свободен настолько, что если захочу, то могу не умирать. Но я знаю, что я умру.

И говорили ученики его между собою: 'Воистину Он Бессмертный!'

Всё что делают они - делают из злобы или жалости. Даже любят они из жалости или злобы. Нельзя любить, испытывая злобу или жалость. Поборите в себе злобу. Поборите в себе жалость. Поборите в себе любовь!

Подошли к нему и просили его: Отец наш, научи нас! И говорил Он так: вы дети мне, но я не отец вам. Всё что есть в вас плохого, от отцов ваших; так они сделали вас плохими, а вы желали этого. Станьте лучше отцов ваших. Победите отцов ваших, которые в вас. Не я отец вам, но вы дети для меня.

Не поступки важны. Важен их смысл. Не важно, что делаю я, важно, что кто-то постигнет смысл этого.

И спросили ученики его: Не является ли кровь жизнью?

И ответил Он улыбнувшись: Нет. Наша кровь - это то, что мы недавно пили. Я недавно пил вино. Значит сейчас моя кровь - вино.

На следующий день я выбросил острый нож, над которым просидел столько ночей.

Спросили его ученики: Кто такой дьявол?

И ответил Он: Я рассказал вам, кто я. Какой мне смысл говорить за другого? Пусть говорит сам за себя. И если увидите человека, который начнёт говорить, кто такой дьявол, знайте - вот он!

И спросил его тогда один ученик с хитрым лицом: А если встречу я человека, который расскажет мне, кто такой Бог. Будет ли он Богом?

И ответил Он, устало улыбнувшись: Я в этом сомневаюсь.

И спросил я его, какую смерть Он для себя выбрал.

И ответил Он мне, глядя прямо в глаза: Я не сильно обману тебя - меня повесят.

Увидел Он одного, жгущего свои записи и сказал: нельзя сжечь то, что написала рука твоя. Нельзя сжечь то, что сказали уста мои.

И спросил его один ученик: что делать мне, если я люблю? И сказал Он: целуй её, пока не устанут уста твои. И спросил его ученик, опустив глаза свои: а если я люблю е г о ? И сказал Он, смеясь: тогда, я думаю, одного поцелуя будет вполне достаточно.

Подошли к нему ученики его и спросили: Верить ли нам в тебя, как в Бога нашего? Он же сказал им: Зачем верить вам? Слепой может верить, что есть солнце. Зрячий это знает. Не верить вам надо, но знать.

Знать же - значить видеть, слышать и чувствовать. Не видите ли вы меня? Не слышите ли слов моих? Не чувствуете ли, что я Бог ваш?

А если знаете вы, что я Бог ваш, то зачем вам верить?

Верящий не может знать. Знающий не может верить.

Подошел к нему ученик и сказал: Как же можно уничтожить любовь? Ведь сказал Бог: 'Возлюби ближнего своего.'

И ответил Он: Бог? Не ты ли мне это сказал?

Он сказал: Нет лжи искусней правды. Как мне это понять?

Смерть страшна. С помощью страха она держит нас и побеждает нас. Не бойтесь смерти, и тогда вы победите её. Тогда вы станете бессмертными. Бессмертными и бесстрашными. Смерть не страшна.

Жизнь - это всё что у вас есть. Смерть - всё чего у вас нет. Я пришел, чтобы победить смерть. И я сделаю это.

Спросили его: Должны ли мы молиться тебе, как молимся Богу нашему ?

Ответил Он: Я ваш Бог. Зачем мне ваши молитвы?

И спросили его ученики: Ждать ли нам когда ты вернёшься к нам?

И ответил Он: Зачем вам ждать меня, когда я с вами? Пусть ждут другие.

Спросили его , пришедшие к нему: Откуда мы знаем, что ты Бог наш?

Ответил Он им так: Если есть у вас Бог кроме меня, принесите его сюда, как принёс я вам своего. Если есть у вас Бог другой, приведите его сюда, как я привёл своего. Если есть у вас Бог, и он не я, пусть придёт сюда, как пришёл сюда я!

И не знали, что ответить ему, пришедшие к нему. И говорили многие: Да, да, истинно Он Бог наш, кто как не Он? Он же встал и пошёл прочь, и был Он велик в силе своей, и красив в лице своём, которое улыбалось.

Спросил его человек, бывший лекарем, который хотел научиться как исцелять людей, подобно ему: Сказано в Писании, что Бог создал человека из глины, а внутри у того совсем другое?

А не сказано ли в Писании, из чего создал Бог голову человеку? Верно тоже из глины? - так ответил Он и лицо его улыбалось.

Показал Он город огненный , далёкий и необьяснимый.

Пришли к нему люди и пали на колени, сказав: Прости нас , ибо мы грешны!

И сказал Он им: Встаньте с колен своих, ибо нет в вас греха. Греха нет ни в ком. Греха нет. Есть только незнание ваше. Если бы знали вы как делать, то сделали так, как знали. Если не сделали вы так, значит не знали. А если не знали вы, то как я могу спросить с вас? Как могу спросить я с младенца за незнание его?

Говорю вам: Кто скажет вам, что вы грешны, тот обманет вас, и отнимет у вас разум, чтобы были вы беззащитны перед силой его. Я же пришёл, чтобы научить вас. Встаньте с колен своих.

Не ищите знания у пророков. Не знают они, что говорят, ибо устами их говорит другой.

Пришли к нему люди и говорили: Слава тебе Боже наш Слава Тебе!

И ответил Он им так: Зачем говорите Слава Тебе? Или я не знаю славу свою? Или мало её у меня? Или нужна она мне?

Не слава нужна мне от вас, но вы! Так я не равный среди вас, но великий, но хочу, чтобы было первое. И не я должен опуститься к вам, но вы подняться ко мне.

И собрал Он учеников своих и сказал им: Долог мой путь. Тысячу лет я буду идти от вас и тысячу лет возвращаться к вам. И будут враги мои говорить от лица моего слова не мои. И назовут меня именем не моим, а себя учениками моими, чтобы верили им как мне.

Долог мой путь. И ученики мои скажут - нет, мы не ученики его и забудут слова мои. И кто поймёт слова мои ужаснётся и скажет - нет не то Он говорил, но вот это. Долог мой путь, но не это я хотел сказать вам, собрав вас.

Я говорю вам: я пришёл сделать вас сильными. Сильный сделает всё, слабый - ничего. Слабый - тот кто верит. Сильный - тот кто знает. Не верьте, но знайте.

Я пришёл освободить вас от смерти. Умрёт боящийся умереть, бесстрашный - бессмертен. Не бойтесь умирать. Я пришёл сделать Богом каждого. Бог это тот, кто вовремя осознал свою ничтожность. Богом быть не трудно. Трудно стать им.

Я говорю вам: не жалейте никого и никто не пожалеет вас. Жалеющий жалеет себя. Если хотите жалости от кого, то как дети вы. Не дети малые должны вы быть, но выросшие. Не любите. Любовь - это страх потерять. Боящийся потерять не найдёт. Боящийся потеряет.

Не думайте, что виновны, нет на вас вины.

Я говорю вам: не в начале было Слово, но в конце. Не слова мои святы, но мысли ваши. Так, слов всегда больше.

Я говорю вам: прощайте, те кто был со мной.

И просил его ученик : Господи, не уходи от нас!

Он же ответил: не я ухожу, но вы остаётесь.

И пламя вспыхнув, осветило лицо его.

И лицо его улыбалось.

 

Последние евангелие Христа (***)

 

 
 
Copyright 2009 © Триединый Бог