Господь - Бог, Иисус и Святой Дух

Жизнь во Христе...

О предопределении

О предопределении

Аквинат

Из книги «Сумма теологии», трактат о едином Боге, вопрос 23

 

После рассмотрения [вопроса о] божественном провидении, нам надлежит обратиться к предопределению и книге жизни. Относительно предопределения будет рассмотрено восемь пунктов:

·  правильно ли приписывать предопределение Богу;

·  что есть предопределение и привносит ли оно что-либо В предопределенное;

·  отвергает ли Бог кого-либо из людей;

·  об аналогии между предопределением и избранностью: избраны ли предопределенные;

·  являются ли заслуги причиною предопределения, отвержения или избранности;

·  о несомненности предопределения: будет ли предопределенный непременно спасен;

·  неизменно ли количество предопределенных;

·  споспешествуют ли предопределению молитвы святых.

Раздел 1

Верно ли, что люди предопределены Богом?

С первым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что люди не предопределены Богом. Сказал же Дамаскин: "Надлежит твердо помнить, что Бог все предвидит, но не все предопределяет; ведь в нас Он предвидит все, но [отнюдь] не все [в нас] предопределяет". Ибо наши достоинства и недостатки потому и наши, что мы, благодаря свободной воле, суть хозяева собственных деяний. Следовательно, все, что относится к достоинствам и недостаткам, не предопределено Богом, а это упраздняет предопределение человека.

Возражение 2. Далее, все сотворенное, как было показано выше (22, 1, 2), упорядочивается к своей цели божественным провидением. Но о других тварях не говорят, что они предопределены Богом. Следовательно, не предопределен и человек.

Возражение 3. Далее, ангелам, подобно людям, доступно блаженство. Но предопределение не приличествует ангелам, поскольку с ними никогда не может случиться заслуживающего осуждения несчастья; целью же предопределения, согласно Августину является проявление милосердия. Следовательно, не предопределены и люди.

Возражение 4. Далее, согласно апостолу, святые обретают от Бога дар Духа Святого: "Мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога" (1 Кор. 2, 12). Таким образом, если бы человек был предопределен Богом, то, коль скоро предопределение — это дар Божий, о его предопределении было бы возвещено каждому предопределенному; но это не соответствует истине.

Этому противоречит следующее. Сказано [в Писании]: "Кого Он предопределил — тех и призвал" (Рим. 8, 30).

Отвечаю: надлежит говорить, что люди предопределяются Богом. В самом деле, Его провидению, как было показано выше (22, 2), подчинено все. Далее, именно провидение определяет все вещи к их цели, о чем также было говорено (22, 1, 2). Цель, к которой сотворенное определяется Богом, двояка. Первая [из них] — та, что превосходит значимость и возможности тварной природы, и эта цель — жизнь вечная, состоящая в созерцании Бога и, как было показано ранее (12, 4), она превыше природы всякой твари. Другая же цель соразмерна тварной природе, и достичь ее сотворенная сущность может при помощи [своих] естественных сил. Затем, если вещь не способна достичь чего-либо естественным образом, то она должна направляться к этому чем-то другим, подобно тому как стрела направляется лучником к цели. Таким образом, правильным будет сказать, что разумная тварь, могущая обрести жизнь вечную, приводится к ней, будучи направляемой Богом. Причина же этой направленности предсуществует в Боге, как предсуществует в Нем и образ упорядоченности всех вещей к цели, который, как мы доказали выше, суть провидение. Но образ в уме созидающего есть своего рода предбытие в нем вещи, которая будет создана. Поэтому образ вышеупомянутой направленности разумной твари к цели — жизни вечной — и называется предопределением. Ведь определить, значит направить или привести. Отсюда понятно, что с точки зрения своих объектов предопределение есть часть провидения.

Ответ на возражение 1. Дамаскин называет предопределением ту необходимость, посредством которой природные вещи определены к одной [единственной] цели. Это очевидно, поскольку далее он прибавляет: "Он не желает зла, но и не принуждает к добродетели". Однако, это [положение никак] не отрицает Его предопределения.

Ответ на возражение 2. Неразумные твари не могут достичь той цели, которая превышает возможности [даже] человеческой природы. Поэтому по здравому разумению, о них нельзя говорить как о предопределенных; также не следует употреблять этот термин в связи с какой-либо иной целью.

Ответ на возражение 3. Хотя ангелы и не бывают несчастными, предопределение относится к ним в той же мере, что и к людям. Ведь при обозначении движения исходят не из того, "откуда" оно, но — "куда". И обозначая что-то как белое, не принимают во внимание, было ли оно до того, как стать белым, черным, желтым или красным. Подобно этому и при обозначении предопределения неважно, является ли предопределенный к жизни веч­ной [предопределенным к ней] из состояния несчастья, или нет. Хотя [конечно] можно сказать, что любой дар горней благости является актом милосердия, о чем уже было сказано выше (21,3,4).

Ответ на возражение 4. Даже если иным и оказывается особая честь — знать, что им предопределено, из этого не следует, что предопределение должно быть явлено каждому; ведь у одних это могло бы породить отчаяние, а у других— небрежение.

 

Раздел 2

Привносит ли предопределение что-либо в то, что оно предопределяет?

Со вторым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что предопределение привносит нечто в предопределенное. Ведь всякое действие порождает отклик. И коль скоро предопределение суть действие Бога, оно должно сказываться в предопределенном.

Возражение 2. Далее, Ориген, комментируя слова [Писа­ния]: "Кого Он предопределил", и т. д. (Рим. 8, 30), говорит: "Предопределение несуществующего есть определение существующего". И Августин прибавляет: "Что суть предопределение, как не определение сущего?". Следовательно, предопределение относится к актуально существующему, и потому привносит нечто впредопределенное.

Возражение 3. Далее, приуготовление есть нечто в приуготовляемом. Но предопределение, как указывает Августин, — это приуготовление милостей Господних". Следовательно, предопределение есть нечто в предопределенном.

Возражение 4. Кроме того, ничто из преходящего не может входить в определение вечности. Но милость, которая преходяща, входит в дефиницию предопределения. Ибо предопределение естьприуготовление милости в настоящем и славы — в грядущем. Следовательно, предопределение не суть нечто вечное, и потому его должно усматривать в предопределенном, но никак не в Боге, вКоем все пребывает вечно.

Этому противоречит сказанное Августином о том, что "предопределение есть предвидение милостей Господних". Но предвидение находится в предвидящем, а не в том, что им предвидится.Следовательно, предопределение находится в предопределяющем, а не в предопределенном.

Отвечаю: предопределение не есть что-либо в предопределенном, но — [есть нечто] в том, кто предопределяет. Ведь мы уже говорили, что предопределение — это часть провидения. Но провидение не есть что-либо в провиденном, оно — образ в уме провидящего, о чем уже шла речь выше (22, 1). Затем, исполнение провидения, называемое управлением, пассивно находится в управляемом и активно — в управляющем. Откуда понятно, что предопределение — это своего рода способ упорядочения некоторых лиц к вечному спасению, существующий в божественном уме, и исполнение этого порядка пассивно находится в предопределенном и активно — в Боге. Это исполнение предопределения есть призвание и прославление, согласно сказанному апостолом: "Кого Он предопределил — тех и призвал, а кого призвал — [тех и оправдал, а кого оправдал —] тех и прославил" (Рим. 8, 30).

Ответ на возражение 1. Действия, направленные вовне, подразумевают изменения [в своих объектах], например, нагревание [чего-либо] или резание; но не таковы действия, пребывающие в действователе, [такие, например] как разумение или желание, о чем уже было сказано выше (14, 2; 18, 3). Предопределение— это действие второго типа, и потому оно ничего не привносит в предопределенное. А вот исполнение [предопределения], которое направлено на внешние вещи, порождает в них [свои] следствия.

Ответ на возражение 2. Иногда определение означает конкретное предназначение чего-либо к заданной [ему] цели, и в этом случае оно может относиться только к тому, что имеет актуальное бытие. Однако, когда речь идет о предназначении, которое постигается чьим-либо умом, смысл его [(т. е. слова "определение")] совсем другой, и именно таким способом мы предназначаем вещь, относительно которой имеем неколебимое намерение в нашем уме. В этом последнем смысле [например] сказано о Элеазаре, который "решил устоять против того, чего из любви к жизни не дозволено делать" (2 Мак. 6, 20). [Понимаемое] таким образом определение может относиться [также] и к тому, что не имеет бытия. Впрочем, предопределение, в силу того, что оно предшествует предполагаемой им природе, может быть отнесено к любой несуществующей вещи, независимо от того, каким образом ее определить.

Ответ на возражение 3. Приуготовление двояко: оно восприемлется объектом воздействия, и таким образом находится в приуготовляемом, в действователе же оно действенно, и таким образом находится в действующем. Такое [(последнее)] приуготовление и есть предопределение, поскольку, как известно, действователь приуготовляет себя к действию в уме согласно представлению об идее того, что должно быть сделано. Вот так Бог извечно приуготовлен предопределением, восприняв идею упорядочения некоторых к спасению.

Ответ на возражение 4. Милость не входит в дефиницию предопределения как нечто принадлежащее к его сущности, но связана с ним лишь постольку, поскольку предопределение относится к милости как причина к следствию и действие к своему объекту, из чего никак не следует, что предопределение есть нечто преходящее.

 

Раздел 3

Отвергает ли Бог кого-либо из людей?

С третьим [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что Бог не отвергает никого из людей. Ведь никто не отвергает того, кого любит. Но Бог любит каждого человека, согласно сказанному: "Ты любишь все существующее и ничем не гнушаешься, что сотворил" (Прем. 11, 25). Следовательно, Бог не отвергает никого из людей.

Возражение 2. Далее, если Бог отвергает кого-либо из людей, то необходимо, чтобы отвержение так же относилось к отверженным, как предопределение — к предопределенным. Но предопределение выступает причиной спасения предопределенных. Следовательно, отвержение будет причиной осуждения отверженных. Но это не так. Ведь сказал же [Осия]: "Погубил ты себя, Израиль, — ибо только во Мне опора твоя" (Ос. 13, 9). Таким образом, Бог не отвергает никого из людей.

Возражение 3. Далее, никто не может быть обвинен в том, чего он не в силах изменить. А ведь если Бог кого-либо отвергает, тот необходимо должен погибнуть. Но [в Писании] сказано: "Смотри на действование Божие — ибо кто может выпрямить то, что Он сделал кривым" (Еккл. 7, 13). Следовательно, никто не может быть обвинен в том, что он должен погибнуть. Но это не соответствует истине. Таким образом, Бог не отвергает никого.

Этому противоречат следующие слова [Писания]: "Я возлюбил Иакова, а Исава возненавидел" (Мал. 1, 2, 3).

Отвечаю: некоторых Бог отвергает. Ведь уже было говорено (1), что предопределение есть часть провидения. Между тем в провидение входит допущение некоторых изъянов в подчиненных провидению вещах, о чем также шла речь выше (22, 2). И коль скоро люди через посредство божественного провидения определяются к жизни вечной, то точно так же провидением попускается иным не достигать этой цели, а это и значит быть отвергнутым. Таким образом, как предопределение — это часть провидения в отношении тех, кто определен к вечному спасению, так и отвержение  это часть провидения в отношении тех, кто отлучен от достижения этой цели. Поэтому отвержение предполагает не только предвидение, но также и нечто большее, что приличествует провидению, о чем уже говорилось выше (22, 1). Следовательно, как в предопределении содержится воля даровать милость и славу точно так же и в отвержении содержится воля попускать [отвергнутым] впадать в прегрешения и проклинать их за содеянные грехи.

Ответ на возражение 1. Бог любит всех людей и [вообще] все сотворенное, поскольку желает каждому из них некоторое благо; но Он не желает всем и каждому какое угодно благо. И поскольку Он не желает некоторым такое частное благо, как жизнь вечную, то о таких и говорят, что Он ненавидит их, или отвергает.

Ответ на возражение 2. По степени своей причинности отвержение отличается от предопределения. Последнее является причиной двух вещей в будущей жизни, а именно славы и того, что дадено еще в жизни этой — милости. Отвержение же не является причиной того, что присутствует в настоящей жизни, а именно греха; ведь оно выступает только причинойоставленности Богом. А это суть причина лишь того, что случится в будущем, а именно вечного наказания. Но сама вина проистекает из свободной воли согрешающих, кои отвергнуты и лишены милости. Потому-то и истинно сказанное пророком; "Погубил ты себя, Израиль".

Ответ на возражение 3. Отверженность Богом сама по себе не умаляет возможностейотверженного. Следовательно, когда говорится, что отвергнутый не может обрести милости, эти [слова] не должно понимать как утверждение абсолютной невозможности, но только лишь — невозможности гипотетической; ведь уже было сказано выше (19, 3), что предопределенный необходимо должен быть спасен, но это — необходимость гипотетическая, которая не отрицает свободу выбора. И точно так же: хотя никто из отвергнутых Богом не может обрести милости, однако то, что он впадает в то или иное частное прегрешение, происходит вследствие [реализации] его свободной воли. Следовательно, это справедливо вменяется ему в вину.

 

Раздел 4

Избирает ли Бог предопределенных?

С четвертым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что предопределенные не избраны Богом. Ведь сказал же Дионисий, что как телесное солнце, не выбирая, посылает на все свои лучи, так же точно действует и Бог через посредство Своей благости. Но благость Божия сообщается иным особенным образом — через причастность к милости и славе. Следовательно, Бог без какого-либо выбора сообщает Свою милость и славу и это и есть предопределение.

Возражение 2. Далее, избирать можно лишь среди существующего. Но предопределение испокон веков охватывает также и то, что еще не имеет бытия. Следовательно, есть предопределенные и безо всякой избранности.

Возражение 3. Далее, избранность предполагает некоторое различение. Но Бог "хочет, чтобы все люди спаслись" (1 Тим. 2, 4). Следовательно, предопределение, предназначающее людей к вечному спасению, не предполагает избрания.

Этому противоречит сказанное [в Писании]: "Он избрал нас в Нем прежде создания мира" (Еф. 1, 4).

Отвечаю: предварительным условием предопределения является выбор в порядке помысла, а предварительным условием выбора является любовь. А так это потому, что предопределение, как было установлено ранее (1), суть часть провидения. В самом деле, провидение, равно как и рассудительность, является замыслом, существующем в уме и направляющем, о чем было сказано выше (22, 2), упорядочение некоторых вещей к цели. Но ничто не направляется к цели, если прежде этого не существует пожелания этой цели. Поэтому предопределение иных к вечному спасению предполагает, что в порядке помысла Бог желает, чтобы они спаслись, а в этом присутствуют и выбор, и любовь; любовь, поскольку Он желает им их частного блага, т. е. вечного спасения (ибо любящий, как было установлено выше (20, 2, 3), желает блага любимому); выбор, поскольку Он желает это благо одним более, нежели другим (ибо иных, как уже было сказано (3), Он отвергает). Впрочем, любовь и выбор упорядочены в Боге и в нас по-разному: ведь желание любви у нас не порождает блага, но, напротив, мы подвигаемся к любви уже существующим благом; следовательно, мы избираем объект любви, и потому выбор у нас предшествует любви. В Боге же все обстоит иначе. Ведь Его воля, в соответствии с которой в любви Он желает блага любимому является причиной того, что одни получают большее благо, нежели другие. Отсюда ясно, что любовь предшествует выбору в порядке помысла, а выбор предшествует предопределению. Поэтому все предопреде­ленные суть объекты и выбора, и любви.

Ответ на возражение 1. Если рассматривать сообщимость божественной благости в целом, то Бог [действительно] сообщает Свою благость безо всякого выбора, поскольку нет ничего, что не было бы тем или иным образом причастно Его благости, о чем уже шла речь выше (6, 4). Но если рассматривать сообщимость того или иного частного блага, то Он не наделяет ими как попало, ибо Он дарует иные из благ одним людям, и не дарует их другим. Так, при даровании милости и славы выбор очевиден.

Ответ на возражение 2. Когда желание избирающего что-либо подвигается к выбору благом, которое уже существует в избираемом объекте, выбор необходимо производится только между существующими вещами, и именно таким образом и происходит наш выбор. В Боге же, как было замечено выше (20, 2), все обстоит иначе. Поэтому как сказал Августин, "избранные Богом еще не существуют, и, тем не менее, Он никогда не ошибается в Своем выборе".

Ответ на возражение 3. Бог желает, чтобы все люди спаслись, Своею изначальною волей, которая суть не просто воля, но воля гипотетическая, а не Своею последующей волей, которая суть[именно]просто воля.

 

Раздел 5

Является ли причиною предопределения предвидение заслуг?

С пятым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что причиной предопределения является предвидение заслуг. Ведь сказал же апостол, что "кого Он предузнал — тем и предопределил" (Рим. 8, 29). Опять-таки, Амвросий в глоссе на [сказанное в] Рим. 9,15: "Кого миловать — помилую", говорит: "Помилую того, о ком предвижу: он обратится ко Мне всем сердцем своим". Следовательно, похоже, что причиною предопределения является предвидение заслуг.

Возражение 2. Далее, божественное предопределение включает в себя и божественную волю, которая никоим образом не может быть неразумной. Затем, согласно Августину целью предопределения является проявление милосердия. Но единственным разумным основанием [такого] предопределения может быть только предвидение заслуг. Значит, [именно] оно и является разумным основанием предопределения.

Возражение 3. Кроме того, в Боге нет никакой неправды (Рим. 9, 14). Но это было бы похоже на несправедливость, если бы равным воздавалось неравно. Однако же по природе и по причастности первородному греху все люди равны, а их неравенство суть результат достоинств и недостатков их деяний. Следовательно, Бог, предопределяя и отвергая, приуготовляет неравное людям не иначе, как только благодаря предвидению их прегрешений и заслуг. Этому противоречит сказанное апостолом: "Он спас нас не по делам праведности (которые бы мы сотворили), а по Своей милости" (Тит. 3, 5). Но спас Он нас постольку, поскольку предопределил, чтобы мы спаслись. Следовательно, предвидение заслуг не является ни причиной, ни разумным основанием предопределения.

Отвечаю: поскольку как было говорено выше (4), предопределение включает в себя волю, разумное основание предопределения должно изыскивать там же, где и разумное основание волиБожией. Но уже было показано (19, 5), что со стороны акта волеизъявления нельзя указать какую-либо причину для воли Божией; такое основание может быть найдено лишь со стороны вещей, являющихся объектами воли (ибо Бог желает что-либо в связи с чем-то еще). Или отыщется некто столь безумный, кто станет утверждать, что заслуга является причиной божественного предопределения относительно действия предопределенного? Но все еще остается неясным, имеет ли предопределение какую-либо причину со стороны следствия, или, иначе, предназначает ли Бог следствие предопределения ввиду какой-либо из заслуг.

В связи с этим некоторые полагали, что следствие предопределения было предназначено иным ввидупредсуществующих заслуг [их] предшествующей жизни. Таково было мнение Оригена, учившего, что души людей были созданы в самом начале и, в соответствии с различными их деяниями в различных состояниях, были определены им [(т е. людям)] в этом мире в момент соединения с телом. Апостол, однако, опровергает это, когда говорит: "Ибо, когда они еще не родились и не сделали ничего доброго или худого (дабы изволение Божие происходило не от дел, но отПризывающего), сказано было ей: "Больший будет в порабощении у меньшего!" (Рим. 9, 11, 12).

Другие говорили, что причиной и разумным основанием следствия предопределения являютсяпредсуществующие заслуги этой жизни. Так, согласно учению Пелагия, начало преуспеяния исходит от нас, завершение же его — от Бога, из чего выходит, что следствие предопределения предоставляется одному и не предоставляется другому постольку, поскольку первый положил начало приуготовления, а другой — нет. Однако и против этого мы имеем высказывание апостола [Павла] о том, что "мы сами не способны помыслить что от себя, как бы от себя" (2 Кор, 3, 5). Но невозможно представить никакое начало действия прежде, чем оно будет помыслено, а потому и нельзя утверждать, что что-либо, начатое в нас, может служить разумным основанием следствия предопределения.

Ввиду этого были и такие, которые говорили, что заслуги, проистекающие из следствия предопределения, и являются разумным основанием [самого] предопределения, тем самым давая понять, что Бог милует и предназначает милости кому-либо, поскольку заранее знает, что милость будет заслуженной, как если бы властитель должен был бы пожаловать солдата конем, если бы знал, что тот использует его наилучшим образом. Но они, похоже, проводят различение между тем, что проистекает из милости, и тем, что проистекает из свободной воли, как будто бы одно и то же не может проистекать из них обеих. Однако же очевидно, что милость есть следствие предопределения, и потому ее нельзя рассматривать как причину [того же] предопределения, ибо она уже включена в понятие предопределения. Ведь тогда бы следовало, что если бы в нас выявилось еще что-либо в качестве разумного основания предопределения, оно оказалось бы вне следствия предопределения. Кроме того, нет никакого различия между тем, что проистекает из свободной воли, и тем, что — из предопределения (как нет и никакого различия между тем, что проистекает из вторичной причины, и тем, что — из причины первой). Ибо, как было показано выше (22,3), божественное провидение производит следствия через посредство вторичных причин. Да и то, что проистекает из свободной воли, также подпадает под предопределение.

Поэтому нам надлежит говорить, что следствие предопределения может рассматриваться двояким образом. С одной стороны, как частное, и в этом случае ничто не препятствует тому чтобы одно следствие предопределения выступало в качестве причины или разумного основания другого: последующее будет служить разумным основанием предшествующего в качестве его конечной причины, а предшествующее — последующего в каче­стве причины награды за заслуги, сведенной до уровня материальности. Исходя из этого, можно было бы сказать и то, что Бог предрасположил даровать славу ввиду заслуг, и то, что Он предопределил даровать милость заслужить эту славу. С другой стороны, следствие предопределения может рассматриваться как общее. И тогда невозможно помыслить, чтобы все следствие предопределения в целом могло бы иметь какую-либо причину в нас самих, поскольку что бы ни было в человеке такого, что приуготовляло бы его коспасению, все оно, в том числе и приуготовление к милости, уже включено вследствие предопределения. Ибо ничего подобного не происходит без божественного вспомоществования, согласно сказанному пророком Иеремией: "Обрати нас к Тебе, Господи, — и мы обратимся" (Плач. 5, 21), Таким образом, по отношению к следствию единственным разумным основанием предопределения является благость Господня, к которой следствие предопределения целокупноупорядочено как к своей цели и из которой, как из своего первого начала движения, оно же и проистекает.

Ответ на возражение 1. Предвидение использования [дарованной] милости Богом не является причиной дарования этой милости, разве что в смысле конечной причины, о чем было сказано выше.

Ответ на возражение 2. Основанием предопределения относительно его следствий в целом является благость Бога. Если же рассматривать частные следствия, то, как было установлено выше, одно следствие может выступать в качестве разумного основания другого.

Ответ на возражение 3. Основание для предопределения одних и осуждения других должно усматривать в благости Бога. Ведь [не напрасно же] говорят, что Он соделывает все через посредство Своей благости, так что божественная благость присутствует во всем. Но этой божественной благости, которая сама по себе едина и неделима, в [многочисленных] Его творениях надлежит быть явленной [в высшей степени] многообразно, поскольку сами по себе твари не способны возвыситься до простоты Бога. Ведь ради исполнения полноты вселенной необходимо, чтобы в ней наличествовали различные степени бытия, причем одни из них должны занимать более высокое, а другие — более низкое место в порядке мироздания. Такое разнообразие степеней может сохраняться в вещах только при том условии, что Бог попускает существование некоторого зла, ибо в противном случае не стало бы и многих хороших вещей, о чем уже было сказано выше (22, 2).

Теперь давайте под тем же углом зрения, под которым мы [только что] рассмотрели вселенную, рассмотрим и человеческий род. Воля Божия состоит в том, чтобы являть Свою благость и в людях, причем в тех, коих Он предопределил, в виде Своей милости, даруя пощаду, в других же, коих отверг, в виде Своего правосудия, подвергая наказанию. По этой-то причине Бог избирает одних и отвергает других. Об этом читаем и у апостола: "Что же, если Бог, желая показать гнев (т. е. отмщение Своего правосудия) и явить могущество Свое, с великим долготерпением щадил (т. е. дозволял им быть) "сосуды гнева", готовые к погибели, дабы вместе явить богатство славы Своей над "сосудами милосердия", которые Он приготовил к славе" (Рим. 9, 22, 23); и еще: "В большом доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но и деревянные и глиняные, и одни в почетном, а другие в низком употреблении" (2 Тим. 2, 20). Причиной же, почему Он одних избирает для славы, а других отвергает, служит одна только воля Божия. Поэтому и сказано Августином: "Ежели не хочешь впасть в заблуждение, не суди о том, почему Он одних избирает, а других— нет".

А ведь тот же самый вопрос мог бы возникнуть и относительно природных вещей: в самом деле, коль скоро первичная материя вполне однородна, то по какой такой причине одной ее части Бог придал форму огня, другой — форму земли, и всем прочим [частям] все то, что создает многообразие видов природных вещей? Итак, почему эта вот часть материи обладает этой вот частной формой, а та — какой-то другой, зависит от простой воли Божией, равно как и от простой воли строителя зависит то, что один кирпич будет помещен в эту вот часть стены, а другой — в другую, хотя согласно плану нужно лишь, чтобы здесь было столько-то кирпичей, а там — столько-то. И никто на основании только того, что равным воздается неравно, не смеет усматривать неправду в Боге; ибо неправдою было бы полагать следствие предопределения возвратом [некоего] долга, а не [божественным] даром. Ведь если речь идет о дарителе, то ему вольно одаривать более или менее по собственному усмотрению (если он никого не лишает надлежащей ему оплаты), при этом ничем не нарушая [принципа] справедливости. И именно это и имел в виду хозяин дома, когда говорил: "Возьми свое, и пойди. Разве я не властен в своем делать, что хочу?" (Мф. 20, 14, 15).

 

Раздел 6

Является ли предопределение неизменным?

С шестым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что предопределение не неизменно. В самом деле, комментируя сказанное [в Писании]: "Держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего" (Откр, 3,11), Августин говорит: "Коли полученное утеряешь, другого не жди". Выходит, венец, который суть следствие предопределения, может быть как получен, так и утерян. Следовательно, предопределение не неизменно.

Возражение 2. Далее, из безусловно возможного не может следовать ничего невозможного. Но ведь вполне возможно, что некто предопределенный, скажем, Петр, согрешит и немедля будет убит. Но если бы это случилось, тогда бы следствие предопределения не было исполнено. Выходит, что это — вовсе не невоз­можно. Следовательно, предопределение не неизменно.

Возражение 3. Далее, все, что Бог мог делать прежде, Он может делать и сейчас. Но Он мог бы не предопределить того, кого предопределил. Следовательно, Он и сейчас может его не предопределить. Таким образом, предопределение не неизменно.

Этому противоречит следующее. В глоссе на [сказанное в послании апостола Павла] Рим. 8, 29: "Кого Он предузнал — тем Он и предопределил", говорится: "Предопределение—это предвидение иприуготовление к дарам Божиим, и кому отпущено сие,'' отпущено наивернейшим образом".

Отвечаю: предопределение неизменно и неколебимо, ий однако же, при этом не налагает той [меры] необходимости, при которой следствие должно было бы происходить с безусловной необходимостью. Ведь уже было сказано (1), что предопределение — это часть провидения, Но не все вещи подчинены провидению необходимо: иные из них происходят и случайно, согласно природе тех ближайших причин, которые божественное провидение определило для этих следствий. И тем не менее, как было показано выше (22, 4), порядок провидения неколебим. Таков же точно и порядок предопределения — [он] неизменен, но при этом сохраняется и свобода воли, а потому и следствие предопределения несет в себе момент случайности. Кроме того, надлежит также иметь в виду все сказанное относительно божественного знания и воли (14,13; 19,4): ведь и они не уничтожают случайности в вещах, хотя сами по себе они всецело неизменны и неколебимы.

Ответ на возражение 1. Венец, говорят, может быть предоставлен кому-либо двояким образом: во-первых, предопределением Бога, и в таком случае венец не может быть утрачен; во-вторых, благодаря тому что [обретший венец] заслужил милость [Божию] (ведь заслуженное нами — в некотором смысле и есть наше), и в этом случае заслуживший может утратить [заслуженный им] венец вследствие [совершенного им] смертного греха. И тогда кто-то; другой получает этот венец, заступая место утратившего. Ибо Бог не дозволяет кому-либо пасть без того, чтобы другой не возвысился, согласно сказанному [в Писании]: "Он сокрушает сильных без исследования и поставляет других на их места" (Иов. 34, 24). Так, люди занимают места падших ангелов, а язычники — иудеев. И тот, кто занимает место другого в порядке благодати и получает венец отпавшего от нее в жизни вечной, возрадуется всему хорошему что сотворил этот другой, ибо в той жизни радуются всякому доброму делу независимо оттого, кто его соделал.

Ответ на возражение 2. Хотя и возможно предположить, что предопределенный сам по себе способен умереть в состоянии смертного греха, тем не менее последнее предположение делает невозможным предположение о его предопределенности. Поэтому [приведенное возражение] вовсе не означает, что предопределение может утратить действенность в своих следствиях.

Ответ на возражение 3. Поскольку как было установлено выше (4), предопределение содержит в себе волю Божию, далее, поскольку Бог, коль скоро Он желает ту или иную сотворенную вещь и коль скоро воля Его неизменна, желает ее необходимо, но не в абсолютном [для Себя] смысле, то подобным же образом надлежит утверждать и относительно предопределения. Ибо в относительном смысле не должно говорить, что Бог может не предопределить того, кого Он предопределил, тогдакак в абсолютном смысле Бог волен предопределять или нет. Но и в этом случае уверенность в предопределении сохраняется.

 

Раздел 7

Неизменно ли количество предопределенных?

С седьмым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что количество предопределенных нельзя полагать неизменным. Ведь число, которое можно увеличить, не является неизменным. Но количество предопределенных может увеличиться, ибо [в Писании] сказано: "Господь Бог умножит вас в тысячу крат" (Вт. 1, 11), а в глоссе прибавлено: "[Сие] установлено Богом, ведающим тех, которые Его". Следовательно, количество предопределенных изменяемо.

Возражение 2. Далее, невозможно назвать причину, по которой бы Богу было угодно предпочесть какое-то одно количество предупорядоченных к спасению любому другому. Но ничто не полагается Богом беспричинно. Следовательно, количество предупорядоченных Богом к спасению не может быть неизменным.

Возражение 3. Далее, деяния Бога [неизмеримо] совершеннее всего, что происходит в природе. Но в большинстве того, что делается по природе, преобладает благое, изъяны же зла обнаруживаются в куда меньшем количестве вещей. Таким образом, если бы число спасенных было заведомо ограничено Богом, то их количество было бы большим, нежели количество обреченных [на погибель]. Однако, из сказанного [в Евангелии от Матфея] следует как раз противоположное: "Широки врата и пространен путь, ведущие в погибель (и многие идут ими!), и тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь (и немногие находят их!)" (Мф. 7, 13, 14). Следовательно, количество предопределенныхБогом к спасению не должно полагать неизменным.

Этому противоречит сказанное Августином: "Количество предопределенных неизменно: оно не может ни возрасти, ни умалиться".

Отвечаю: количество предопределенных неизменно. Некоторые учили, что оно таково с точки зрения формы, но не материи, т. е. что можно определенно говорить о том, что спасется сотня [например] или тысяча, но при этом неизвестно, спасется ли конкретно тот или этот. Но подобное мнение уничтожает уверенность в предопределении, о которой мы говорили выше (6). Поэтому нам надлежит говорить, что Богу известно точное количество предопределенных не только с точки зрения формы, но и с точки зрения материи. При этом необходимо иметь в виду, что количество предопределенных известно Богу не в силу Его знания, т. е. постольку поскольку Он знает, сколько будет спасено (ибо подобным образом Он знает и число капель в море, и песчинок на берегу), но — в силу Его намеренного выбора и определения.

Для обоснования этого тезиса надобно иметь в виду, что каждый действователь определяется к деланию чего-то конечного, что очевидно из сказанного нами выше, когда обсуждался [вопрос] обесконечном (7, 2, 3). Затем, кто бы ни определял некоторую конкретную меру для своего следствия, он продумывает необходимое количество тех сущностных частей, которое, согласно истинной природе этих частей, требуется для совершенства целого. Что же касается тех вещей, которые не являются основополагающими, но нужны лишь ради чего-то другого, он не исчисляет никакого самого по себе конкретного количества, но берет и использует их в том количестве, которое требуется для этого другого. Например, строитель продумывает определенные размеры дома, а также конкретное количество комнат, которые он желает иметь в этом доме, конкретные размеры стен и крыши; при этом, однако, он не исчисляет конкретное количество кирпичей, но берет и использует их ровно столько, сколько необходимо для определенных им размеров стен.

Подобным же образом нам надлежит рассуждать и о Боге с точки зрения [Его] отношения ко всей вселенной, которая суть Его следствие. Ибо Он предопределил и меру мироздания, и число, приличествующее его сущностным частям, то есть тем, кои некоторым образом упорядочены навечно — сферам, звездам, элементам и видам. Что же касается частных, подверженных тлению вещей, то они не определены с точки зрения преимущественного блага вселенной, но — вторичным образом, с точки зрения представленного через них блага их вида. Отсюда: хотя Богу и ведомо общее количество частных вещей, число волов, мух и тому подобного определяется Богом не [так, как если бы оно] требовалось само по себе; божественное провидение производит их столько, сколько необходимо для сохранения вида. Затем, из всего сотворенного разумные твари более всех непосредственно определены к благу вселенной, ибо также нетленны, особенно же те, которые удостаиваются вечного блаженства, поскольку [именно] они наиболее полно достигают конечной цели. Поэтому количество предопределенных известно Богу, причем не только посредством знания, но также и посредством изначального предрасположения. [Следует также отметить, что] это не совсем то же, что и число [тех] грешников, которые, похоже, были предрасположены Богом к благодати избранности и в отношении которых "все содействует ко благу" (Рим. 8, 28). Что же касается количества всех предопределенных, то одни говорят, что будет спасено столько людей, сколько пало ангелов; другие — столько, сколько ангелов сберегло [свою чистоту]; третьи—столько, сколько ангелов было изначально сотворено Богом. [Нам же кажется, что] приличнееГоворить: "Одному только Богу ведомо, скольких ожидает вечное блаженство".

Ответ на возражение 1. Эти слова Второзакония должно понимать как сказанные относительно тех, которые были отмечены Богом с точки зрения даруемой им праведности. [Именно] их количество может возрастать и убывать, но [отнюдь] не количество предопределенных.

Ответ на возражение 2. Причиной количества любой из частей служит соразмерное отношение этой части к целому Поэтому причина того, что Бог соделал столько-то звезд, или столько-то видов вещей, или столько-то предопределил [к спасению] заключается в соразмерности [этих] основополагающих частей благу всего мироздания.

Ответ на возражение 3. Благо, соразмерное общему состоянию природы, присутствует в большинстве и отсутствует в меньшинстве; благо, превышающее общее состояние природы, присутствует в меньшинстве и отсутствует в большинстве. Ведь ясно, что большинство людей имеет достаточно знаний для того, чтобы руководствоваться ими в [повседневной] жизни, и тех, которые этими знаниями не обладают, полагают слабоумными или глупцами; но вот таких, которые обрели глубокое познание умопостигаемых вещей, очень немного. И поскольку их вечное блаженство, заключающееся в видении Бога, превышает общее состояние природы (в первую очередь потому что последнее безблагодатно вследствие порчи первородного греха), спасенные пребывают в меньшинстве. В том-то, однако, и явлено нам милосердие Божие, что Он определил иных для спасения, коего человек поистине лишен в силу как общего порядка, так и природной расположенности.

 

Раздел 8

Споспешествуют ли предопределению молитвы святых?

С восьмым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что предопределению нельзя споспешествовать молитвами святых. Ведь ничто временное не может предшествовать чему-либо вечному; и в том, что касается следствия, ничто временное не может способствовать созданию чего-либо вечного. Но предопределение вечно. Следовательно, коль скоро молитвы святых преходящи, они не могут споспешествовать кому-либо в том, чтобы стать предопределенным. Поэтому предопределению нельзя споспешествовать молитвами святых.

Возражение 2. Далее, как никто не нуждается в совете, если только его знание не ущербно, также точно никто не нуждается и в поддержке, если только его сила не слаба. Но ничто из этого нельзя приписать предопределяющему Богу. Поэтому и сказано: "Кто познал ум Господень, или кто был советником Ему?" (Рим. 11, 34). Следовательно, невозможно споспешествовать предопределению молитвами святых.

Возражение 3. Далее, если вещи можно посодействовать, ей же можно и воспрепятствовать. Но ничто не может воспрепятствовать предопределению. Следовательно, ему нельзя и посодействовать.

Этому противоречат слова [Писания] о том, что "молился Исаак Господу о Ревекке, жене своей, потому что она была неплодна, — и Господь услышал его, и зачала Ревекка, жена его" (Быт. 25, 21). Но Иаков был и рожден, и предопределен. Однако его предопределения не было бы, если бы он не был рожден. Следовательно, предопределению можно споспешествовать молитвами святых.

Отвечаю: при рассмотрении этого вопроса допускались многочисленные ошибки. Одни, основываясь на несомненности божественного предопределения, говорили, что для достижения вечного спасения излишни не только молитвы, но и вообще какие бы то ни было действия; ибо [по их мнению] что бы ни делалось или не делалось, предопределенный все равно спасется, а отверженный — нет. Но подобное мнение опровергается всеми теми речениями Священного Писания, которые увещевают нас к молитве и прочим добрым делам.

Другие утверждали, что божественное предопределение изменяемо посредством молитвы. Подобным же образом некогда думали и египтяне, полагая, что на божественное определение, которое они называли судьбою, могут оказывать воздействие некоторые жертвы и молитвы. Но и это мнение опровергается авторитетом Писания. Ибо сказано: "Не скажет неправды и не раскается ВерныйИзраилев" (1 Цар. 15, 29); и еще: "Дары и призвание Божие — непреложны" (Рим. 11, 29).

Нам же, со своей стороны, следует говорить, что в предопределении необходимо учитывать два момента, а именно божественное определение и его следствие. Что касается первого, то молитвы святых никоим образом не могут споспешествовать предопределению, ибо Бог предопределяет не вследствие их молитв. Что же касается последнего, то, говорят, предопределению можно споспешествовать как молитвами святых, так и другими добрыми делами, поскольку провидение, частью которого является предопределение, не отменяет вторичных причин, но так провидит следствия, что порядок вторичных причин также подпадает действию провидения. Поэтому как природные следствия провидятся Богом соответственно тому каким образом должны быть направлены природные причины, дабы породить свои природные следствия; так и спасение кого-либо предопределено Богом таким образом, что все, споспешествующее предопределенному коспасению, подпадает под порядок предопределения: и его собственные молитвы, и молитвы других, и добрые деяния и все остальное, без чего спасение не было бы достигнуто. Следовательно, предопределенный должен направлять свои усилия на добрые дела и молитвы, ибо через них предопределение будет исполнено наивернейшим образом. По этой причине и сказано: "Более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание" (2 Петр. 1, 10).

Ответ на возражение 1. Этот аргумент [всего лишь] доказывает, что предопределению нельзя споспешествовать молитвами святых с точки зрения [божественного] определения.

Ответ на возражение 2. Говорят, что кто-либо может получить поддержку от другого двояко: или благодаря силе другого, что приличествует [более] слабому а потому и не может быть отнесено к Богу: и именно так следует понимать [приведенные] слова: "Кто познал ум Господень" [и т. д.]; или благодаря тому, что другой выполняет его работу — так помогает хозяину слуга, и так помогаем Богу и мы, исполняя Его заветы, согласно сказанному: "Мы — соработники у Бога" (1 Кор. 3, 9). И это [понятно] связано не с каким-либо изъяном в божественной силе, но — с тем, что Он, дабы обеспечить красоту порядка вселенной, использует и вторичные причины, сообщая сотворенномудостоинство причинности.

Ответ на возражение 3. Вторичные причины не могут выпадать из порядка первой всеобщей причины (о чем было сказано выше (19, 6)); напротив, они исполняют этот порядок. Следовательно, твари содействовать предопределению могут, а препятствовать — нет.

     

Источник: http://www.reformed.ru

   

 
 
Copyright 2009 © Триединый Бог