Господь - Бог, Иисус и Святой Дух

Жизнь во Христе...

О ДНЕ СУББОТНЕМ

О ДНЕ СУББОТНЕМ

Господь наш Иисус Христос вошел однажды в синагогу и увидел там женщину, которая уже 18 лет тяжко страдала: она была скорчена, низко, низко согнута и не могла выпрямиться.


Он повелел ей выйти на средину и одним словом Своим, одним Божественным повелением исцелил ее – женщина внезапно выпрямилась во весь рост и славила Бога.

Народ ликовал, видя такое чудо, а начальники синагоги и фарисеи не радовались, как все, а пришли в негодование и обратились к народу с резким замечанием: "Есть шесть дней, в которые должно делать, в те и приходите исцеляться, а не в день субботний" (Лк. 13, 14).

Господь Иисус Христос сказал ему: "Лицемер! Не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу, и не ведет ли поить? Сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?"

Фарисеи злобно замолчали и затаили свою злобу.

Так бывало не раз, так было и тогда, когда Господь наш Иисус Христос в синагоге тоже в день субботний исцелил человека, имевшего иссохшую руку. Повелел ему выступить на средину и, обратившись к фарисеям, спросил их: "Должно ли в субботу добро делать, или зло делать? Душу спасти или погубить? Но они молчали" (Мк. 3, 4).

Они молчали, злобно молчали и наблюдали за тем, что сделает Иисус. Иисус повелел имевшему сухую руку протянуть ее – и она внезапно исцелилась. И свободно протянул ее бедный человек.

Народ был в удивлении, в несказанной радости, видя такое чудо. А начальники народа, фарисеи и книжники не радовались: они пришли в бешенство. В бешенство привело их чудо Господа Иисуса Христа. Что это значит? Как это объяснить?

Почему приходили они в бешенство? Почему после каждого чуда, сотворенного Господом Иисусом в субботу, совещались они, как бы убить, убить Его – убить за то, что творит чудеса; убить, убить за то, что творит благодеяния несчастным калекам.

Убить... Вы считаете это справедливым, приходите в бешенство?

Что это значит: как объяснить это бешенство фарисеев, старейшин и книжников? Как объяснить их желание убить Спасителя за чудотворение, исцеления в субботу?

Этому были причины, можно полагать, двоякие: во-первых, их фанатизм. Что значит слово фанатизм?

Фанатизм это неистовая, ни пред чем не останавливающаяся, до самозабвения доходящая преданность какому-нибудь учению, какому-нибудь правилу, нарушение которого считают фанатики смертным грехом.

Фанатизм двигал сердцами тех фарисеев, которые приходили в бешенство от чудес Христовых. Фанатизм побуждал их замышлять убийство этого великого чудотворца: они считали Господа Иисуса тяжким грешником, нарушителем закона Моисеева, ибо в этом законе была четвертая заповедь: "Помни день субботний воеже святити его; шесть дней делай и сотвориши в них вся дела твоя, день же седьмый, суббота Господу Богу твоему".

Эта заповедь была установлена Богом чрез Моисея в воспоминание того, как после шестидневного творения мира Бог в седьмой день почил от трудов Своих.

Эта заповедь повелевает хранить себя от всяких дел, пребывать в покое в день седьмой, когда Бог почил от трудов создания мира.

Эту заповедь считали иудеи, и особенно их старейшины, фарисеи и саддукеи особенно важной; они фанатически относились к исполнению заповеди этой.

Они, как всегда, понимали только букву закона, а не дух его; во всем законе только букве служили, а не духу, как и здесь.

Божественный закон, запрещавший всякий труд в день субботний, был доведен до такой крайности, что считали тяжким грешником Господа Иисуса Христа, когда исцелил Он слепого в Вифсаиде: Он вывел слепого за город, плюнул на землю, сделал брение и этим брением помазал очи слепому – и прозрел он.

Вот это совершенно ничтожное по своей трудности дело – помазание глаз слепорожденного брением – окаянные враги Христовы считали тягчайшим грехом. Учили народ, что творил это Господь не силою Божией, а силою Вельзевула, князя бесовского, силою диавола.

Вот до чего довел их фанатизм, фанатическое понимание четвертой заповеди: оно довело их до распятия Господа Иисуса Христа.

Его распяли, как говорили они, именно за то, что будто бы Он разрушает закон Моисеев, а Он не нарушил, а только восполнил Его Своими новыми Божественными заповедями.

Вот что надо знать вам о фанатизме.

Но знайте, что фанатизм не умер вместе с убийством Христа, фанатизм продолжает существовать и существует до сих пор – даже в мире христианском.

Было много проявлений дикого, греховного фанатизма в истории Церкви, и самым ярким проявлением является испанская инквизиция.

Инквизиция – это учрежденный в средние века суд над так называемыми еретиками. Этот суд был учрежден в Испании; были назначены инквизиторы во главе с великим инквизитором из числа высших духовных особ.

Всякий несчастный, который не только обнаруживал явную ересь, но даже тот, кто только проявлял свободомыслие, привлекался на этот суд инквизиции, в этот инквизиционный трибунал. А суд сопровождался ужасными пытками над несчастными людьми, и кончался приговором к сожжению на костре. И множество, множество людей было сожжено на кострах этой окаянной испанской инквизицией. Были и другие проявления фанатизма в истории Церкви римско-католической. Были крестовые походы, участники которых творили нестерпимые зверства.

Были обращены в христианство огнем и мечом рыцарями-крестоносцами язычники, населявшие Латвию и Эстонию.

Но не думайте, что только тогда, что только в то время проявлялся фанатизм: он проявлялся и в другой форме, проявляется и некоторыми из вас, ибо некоторые, стремясь только следовать букве закона, понимают не должным образом, как надо исполнять эту заповедь.

Нашлись среди народа нашего сектанты-субботники, которые вместе с евреями до сих пор почитают субботу вместо воскресенья. В субботу они никакой самой малой работы не станут делать, а в воскресенье делают самые трудные, самые грязные работы.

Но оставим несчастных сектантов. Не понимают они того, что уже апостольские христиане заменили день субботний днем воскресным, и заповедь отнесли к воскресенью.

Так было при апостолах, при мужах апостольских. Об этом свидетельствуют многие отцы Церкви.

А сектанты-субботники все еще этого не уразумели. Мы же будем понимать, что важнее чтить воскресенье Христово, величайшее событие в истории мира, чем чтить древнюю субботу, в которою почил Бог от дел творения мира. То, что совершил Христос крестом и воскресением Своим, выше и важнее того, что сотворил как Второе Лицо Святой Троицы со Отцом и Духом – сотворил мир.

Будем, конечно, чтить не день субботний, а день воскресный. Как же будем чтить его? Как будем вести себя: будем ли думать, что не грех, если день этот не посвятим на служение Богу, не посвятим молитве – молитве церковной, делам благотворительности и милосердия, которые заповедал Бог, а будем только его проводить в праздности, вместо храма будем ходить в театр и в кино? Будем ли считать грехом малейшую работу, вроде пришивания пуговицы, как считали фарисеи и книжники?

Знаю, что среди вас есть поистине милосердные люди, которые глубоко понимают вопрос, который задал Господь книжникам и фарисеям: "Должно ли в субботу добро делать, или зло делать, душу спасти или погубить?"

А хорошо понимая эти слова, помните, что чтить день воскресный надо тем, чтобы забыть, оставить все повседневные суетные дела свои, предаться молитве, чтению Св. Писания.

Знаю, что есть среди вас некоторые, которые хорошо поняли это, которые и не только в этот день творят великие дела милосердия.

Знаю добрую женщину, которая трогательно заботится о несчастной старухе, в тяжких страданиях умирающей от рака груди. Эта старуха заброшена, ей некому помочь, и вот эта женщина постоянно ходит к ней, обмывает ее, кормит.

Вот как надо чтить день воскресный, вот как надо исполнять четвертую заповедь Христову: "Помни день субботний воеже святити его. Шесть дней делай и сотвориши вся дела твои. День же седьмый – суббота Господу Богу Твоему".

Я сказал вам вначале, что две причины побуждали книжников и фарисеев ненавидеть Господа Иисуса Христа, преследовать Его и в конце концов распять Его.

Первая причина – их фанатизм; вторая причина – их себялюбие, их эгоизм.

Со страхом и трепетом видели они, какое огромное впечатление производил Господь Иисус Христос Своим учением и прежде всего бесчисленными чудесами Своими. Они видели, что народ идет за Ним.

Когда арестован был в Гефсиманском саду Иисус Христос, и ночью привели Его в синедрион, совещались вожди, что делать со Христом, а Каиафа встал и сказал: "Вы ничего не знаете,... лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб" (Ин. 11, 49-50).

Это было решающим словом, и осужден был Христос на смертную казнь.

Что руководило фарисеями, книжниками и священниками в этом страшном деле? Их опасение, что Господь станет царем Израиля, что, благодаря чудесам Его и учению, потеряют они в глазах народа свое значение учителей и руководителей народа, руководителей ко спасению, к исполнению закона.

Они слышали грозную обличительную речь Господа Иисуса Христа, изложенную в 23-й главе Евангелия от Матфея. Они боялись за власть свою, боялись потерять свое значение, и потому не остановились пред тем, чтобы распять Господа нашего Иисуса Христа.

А мы, всем сердцем любящие Господа Иисуса, а мы, стремящиеся всем сердцем к великому счастью стать чадами Божьими, мы будем стремиться исполнять все заповеди – и заповеди древние, чрез Моисея Богом данные, и заповеди новые, на спасение нам Господом Иисусом Христом преподанные.

Аминь.

Инквизиция vs Pussy Riot

По словам священника, ему было дано откровение о том, что Господь осуждает участниц Pussy Riot, которые проходят обвиняемыми по cкандальному делу о хулиганстве панк-группы в храме Христа Спасителя.

Видения святых, ангелов, Богородицы и Господа, а также их голоса бывают у многих. И часто это оказывается происками Дьявола - волка в овечьей шкуре. А как отличить одно от другого? Прежде всего. сверив содержание голосов с Евангелием. Иисус Христос сказал: “Не судите, да не судимы будете” (Матф.7,1).
Для того чтобы правильно понять эти слова, нужно знать в какой обстановке они были произнесены и кому адресовались. В древнееврейском государстве, во времена Иисуса Христа, оказывала большое влияние на людей религиозно–политическая секта фарисеев.
Фарисеи присваивали себе право не только по своему (как это было выгодно им) толковать закон Божий, но и осуждать людей, не придерживающихся их взглядов, не исполняющих их правил. “Он же сказал им в ответ: зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?” (Матф.15:3).
Руководствуясь своей выгодой и ошибочными взглядами, фарисеи судили о всей жизни человека и выносили приговор
о том, праведник ли этот человек или грешник. Самих фарисеев отличал эгоизм, высокомерие и тщеславие. Возведя самих себя в ранг праведников, они приписывали себе права судtй, критикуя и осуждая поступки и слова других людей, представая перед народом в облике праведных учителей.
Эту же мысль Христа разъясняет святой Апостол Павел: “Не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения” (1Кор.4:5) каждого человека.
Мы видим явное несоответствие "откровений" новоявленного инквизитора духу и букве Евангелия.
Можно понять "деятелей" средневековой инквизиции. Целибат. А вокруг столько красивых женщин. Снились они монахам и во сне монахи прелюбодействовали с ними, но не с живыми - с сукуббами. А проснувшись обвиняли живых женщин в том, что они ведьмы, ибо вводят в грех "святых" отцов. Но они не судили бедных женщин, так же как и наш протоиезуит они отдавали обвинённых в руки государственной власти, которая судила и казнила на костре - без пролития крови.
Но как понять отца Всеволода? Для него ведь нет целибата.
"Именно поэтому на них нужно реагировать со всей жесткостью. Дело государства, как оно реагирует, Церковь не следствие и не суд. Но нужно сделать все, чтобы такого рода действия были абсолютно исключены", - провозглашает отец Всеволод.
ИМХО, если господина Чаплина посещают такие откровения, то если он атеист, ему следует обратиться к психиатру, а если он православный христианин - в Троице Сергиеву Лавру, на отчитку к Архимандриту Герману.

Бердяев Н. Новое религиозное сознание и общественность. Глава 1. Великий Инквизитор (Продолжение)

III

Наконец, Великий Инквизитор поднимается до высот или опускается до низин сатанинского пафоса. Что-то сверхчеловеческое, нездешнее, предмирное звучит в словах его, когда рисует он будущее царство свое и свою роль в нем: «...но стадо вновь соберется, и вновь покорится, и уже раз навсегда. Тогда мы дадим им тихое, смиренное счастье, счастье слабосильных существ, какими они и созданы. О, мы убедим их, наконец, не гордиться, ибо Ты вознес их и тем научил гордиться; докажем им, что они слабосильны, что они только жалкие дети, но что детское счастье слаще всякого». Пусть страшатся этих зловещих слов современные устроители счастья, устроители земли без неба, жизни без смысла, человечества без Бога. Это страшное пророчество духа зла: «Да, мы заставим их работать, но в свободные от труда часы мы устроим их жизнь, как детскую игру, с детскими песнями, хором, с невинными плясками. О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас, как дети, за то, что мы им позволим грешить. Мы скажем им, что всякий грех будет искуплен, если сделан будет с нашего позволения: позволяем же им грешить потому, что их любим, наказание же за эти грехи, так и быть, возьмем на себя». Дьявольский дух небытия чувствуется в этих словах, и пусть страшатся его те, которых соблазняют «детские песни» «невинные пляски» грядущих счастливцев. Кто эти «мы», которые возьмут на себя наказание за грехи? Не люди уже и не избранники среди людей; «мы» — это только способ выражения, «мы» — это «он», дух

18

Великого Инквизитора, дьявол, искушавший Христа в пустыне, воплотившийся в конце истории. «Самые мучительные тайны их совести — все, все понесут они нам, и мы все разрешим, и они поверят решению нашему с радостью, потому что оно избавит их от великой заботы и страшных теперешних мук решения личного и свободного. И все будут счастливы, все миллионы существ, кроме сотни тысяч управляющих ими. Ибо лишь мы, мы, хранящие тайну, только мы будем несчастны. Будет тысяча миллионов счастливых младенцев и сто тысяч страдальцев, взявших на себя проклятие познания добра и зла. Тихо умрут они, тихо угаснут во имя Твое, и за гробом обрящут лишь смерть. Но мы сохраним секрет, и для их же счастья будем манить их наградой небесной и вечной. Ибо если б и было что на том свете, то, уж, конечно, не для таких, как они». Эти «сто тысяч страдальцев» — лишь художественный образ, в последнем же метафизическом счете этих страдальцев, «взявших на себя проклятие познания добра и зла», окажется всего один, это — «отец лжи», искушавший в пустыне, метафизический дух Великого Инквизитора. Великий Инквизитор хотел бы сделать людей недостойными «того света». В последних словах как бы разоблачается его тайна, это — тайна окончательного небытия, отрицание вечности, неверие в смысл мира, в Бога. Тайну «ста тысяч страдальцев» знают те, которые идут за Христом, которые прозрели смысл мировой жизни, но она скрыта для «тысяч миллионов счастливых младенцев».

О, конечно, ни в позитивизме, ни в социализме, ни в зачинающейся религии земного человечества, освобожденного от вселенского смысла, нет еще той картины, которую рисует Великий Инквизитор, но путь этот есть уже его путь. Люди уже захотели, чтобы «избавили их от великой заботы и страшных теперешних мук решения личного и свободного». Позитивизм уже избавился от этих мук, уже отверг для людей решение личное и свободное, это — одна из хитростей Великого Инквизитора. Абсолютное земное государство, вновь возрождающееся в эсхатологии социал-демократии,— другая его хитрость, «все будут счастливы». Но это предмирное, метафизическое начало зла, небытия и рабства находится в состоянии исторической теку-

19

чести, дух Великого Инквизитора не имел еще окончательного и предельного воплощения, он сокрыт, его нужно разоблачать под разными масками. Люди, ныне обольщаемые духом Великого Инквизитора, это еще не «счастливые младенцы», еще не «подчинившиеся». Эти люди более всех гордятся, более всех бунтуют, обоготворяют только себя, только свое человеческое. Но обоготворение человеческого, самообоготворение человека ведет роковым образом по закону мистической диалектики к обоготворению одного сверхчеловека. Люди, плененные младенческим счастьем Великого Инквизитора, окажутся рабами, жалкими существами и ощутят потребность в окончательном подчинении. Что-то похожее мелькает уже в лицах масс, загипнотизированных самыми революционными и, по видимости, освободительным идеями. Человечество, превратившись в стадо, успокоится, перестанет кичиться, поклонится в конце Великому Инквизитору, и будет восстановлено единовластие.

Дух Великого Инквизитора готовит себе оправдание на Страшном Суде. «Я тогда встану и укажу Тебе на тысячи миллионов счастливых младенцев, не знавших греха. И мы, взявшие грехи их, для счастья их, на себя, мы станем пред Тобой и скажем: «Суди нас, если можешь и смеешь». Знай, что я не боюсь Тебя. Знай, что и я был в пустыне, что и я питался акридами и кореньями, что и я благословлял свободу, которою Ты благословил людей, и я готовился стать в число избранников Твоих, в число могучих и сильных с жаждой «восполнить число». Но я очнулся и не захотел служить безумию. Я воротился и примкнул к сонму тех, которые исправили подвиг Твой. Я ушел от гордых и воротился к смиренным для счастья этих смиренных. То, что я говорю Тебе, сбудется, и царство наше созиждется». Отказался от вечности во имя «счастья тысячи миллионов людей», счастья смиренных, всех, предпочел гордой цели «восполнить число» избранников, завоевать небо. Это оправдание уже приводится теми, которые заражены духом Великого Инквизитора, они бросают нам уже упрек, что мы забыли о «счастье» миллионов людей, об устроении «всех» на земле, они гордятся тем, что «очнулись и не захотели служить безумию». Но люди, соблазненные Великим Инквизитором, не так зна-

20

чительны и могущественны, как сам Великий Инквизитор в изображении Достоевского, идеальный и трагический тип; все эти современные люди не были в пустыне и не благословляли свободы. Наша эпоха не создает титанов, не найти в ней и Великого Инквизитора в одном образе привлекательного по иным чертам своим «страдальца, мучимого великой скорбью и любящего человечество»; но маленькими великими инквизиторами полон наш мир. «Кто знает, может быть, этот проклятый старик, столь упорно и столь по-своему любящий человечество, существует и теперь в виде целого сонма многих таковых единых стариков и не случайно вовсе, а существует, как согласие, как тайный союз, давно уже устроенный для хранения тайны, для хранения ее от несчастных и малосильных людей, с тем чтобы сделать их счастливыми».

Охранение тайны, сокрытие смысла жизни во имя счастья людей, во имя построения для них здания — вот глубокая тенденция, проявляющаяся на разных концах современной культуры. Государственники старые, консервативные, и государственники новые, революционные, агностики старой церкви авторитета и новой церкви позитивизма, охранители старой вавилонской башни и строители новой одинаково хотят скрыть от людей истину о смысле мироздания, так как боятся результатов этого раскрытия, боятся слова, которое может разрушить их строение. Если в оккультизме есть что-нибудь серьезное, то это все тот же соблазн Великого Инквизитора, сокрытие тайны и руководительство миллионом младенцев. Новое религиозное сознание отвечает всем малым и великим инквизиторам мира: раскрытие людям тайны о смысле вещей, раскрытие истины абсолютной и вечной выше всего в мире, выше счастья людей, выше всякого здания для человечества, выше спокойствия, выше хлеба земного, выше государства, выше самой жизни в этом мире. Миру должно быть поведано слово истины, объективная правда должна раскрыться, чего бы это ни стоило, и тогда человечество не погибнет, а спасется для вечности, какие бы временные страдания оно ни претерпело. Люди — не бессмысленное стадо, не слабосильные, презренные животные, которые не могли бы вынести тяжести раскрытия тайны, люди — дети Божьи, им уготовано божественное назначение, они в силах

21

вынести тяжесть свободы и могут вместить мировой смысл. Личность человеческая имеет абсолютное значение, в ней вмещаются абсолютные ценности, и путем религиозной свободы она осуществит свое абсолютное призвание. По презрению к личности, по неуважению к ее бесконечным правам, по страсти опекать человека и лишать его свободы и чести, соблазнив счастьем и спокойствием,— узнается дух Великого Инквизитора. Любовь к человеку не есть опека над ним, управление и властвование человеком, как не есть жалость; любовь не совместима с презрением и неверием в человека; любовь есть соединение и слияние с родным по духу, не одинаковым, но равным по достоинству и призванию, трансцендентное влечение к близкой природе, в которую веришь и которую почитаешь в Едином Отце. По свободе и любви, по свободной любви, соединению людей в Боге, узнается Дух, противоположный Великому Инквизитору.

Метафизическое, предмирное грехопадение было отпадением от Абсолютного Источника полного и вечного бытия всех существ мира, от Источника соединения их в прекрасную гармонию. Результатом этого отпадения было разложение бытия на составные части, атомизирование его, мучительное разъединение, хаос и вместе с тем насильственное подчинение частей этого бытия, подчинение необходимости, «законам» природы, мучительная связанность. И два начала борются в мире: 1) начало освобождения всех существ мира от рабской зависимости, от необходимости, от навязанной извне закономерности, и соединения всех существ, всех частей мира путем любви в гармонию, в бытие вечное и безмерио содержательное и 2) начало продолжающегося атомизирования, внутреннего распадения всех существ и частей мира и внешнее, кажущееся соединение путем насильственным, связывание путем необходимости. Торжество первого начала ведет по пути воссоединения мира с Богом, победы над смертью и утверждения бытия, торжество второго начала ведет по пути окончательного отпадения мира от Бога, по пути небытия и всепобеждающей смерти. Вселенская задача, которая в разные эпохи принимает разные конкретные формы, есть преодоление внутрен-

22

него разрыва и внешней связанности путем внутреннего соединения и освобождения от всякой необходимости. *).

Нам могут сказать: зачем так много говорить о проблеме зла в будущем, когда в прошлом и настоящем есть такое страшное зло, не хорошо говорить о возможности соблазна хлебом земным, когда нужно накормить, когда хлеба нет у людей. Это все тот же аргумент, полагающий, что истина иногда может и должна быть скрыта, что не всегда ею следует заражать людей, что есть что-то выше истины — хлеб земной. Сначала накормите, а потом говорите о смысле жизни, о зле будущего. Так говорят уже соблазненные. Мы же верим: чтобы накормить и не отравить — нужно постигнуть смысл жизни, истина должна быть открыта всем, чтобы освободить людей от соблазнов, чтобы решить проблему хлеба насущного, проблему свободы совести, проблему всемирного соединения людей. Не только вы, но и мы хотим для человечества хлеба, свободы и соединения, но верим, что все разрешится лишь на том пути, на котором раскрывается смысл жизни и конечная цель ее, абсолютная истина ставится выше счастья и обретается хлеб небесный.

Есть зло элементарное, первичное, есть исходная в истории мира порабощенность, звериность, разъединенность. Зло это постепенно отмирает, человечество освобождается от него в мировом прогрессе, но источник зла не преодолевается, не побеждается, корень остается не вырванным, так как окончательный исход и полное разрешение возможны лишь в процессе сверхисторическом и сверхчеловеческом. Метафизическое зло перевоплощается в новых формах, является в образах менее звероподобных, рабских и хаотически разъединенных. Кажущаяся, призрачная человечность, освобожденность и соединенность людей при-

*) Это понимание мирового процесса связано с определенным метафизическим учением, тождественным с религиозным откровением. Существование материи, материальной необходимости и природной закономерности можно объяснить метафизическим распадением, атомизированием частей бытия, внутренним раздором и отчуждением, и внешним в силу этого соподчинением монад, роковым сцеплением чуждых частей. Весь мир (не я) давит меня, необходим для меня, потому что моя монада не слилась любовно со свободой других монад.

23

крывает зло будущего, зло сложное и окончательное, не так для нас видимое, как зло зверски первобытное. Окончательное, самое соблазнительное зло должно иметь обличье добра. Русское самодержавие с его бесчеловечной и безбожной политикой, с казнями, тюрьмами, надругательством над личностью и черносотенными погромами есть остаток зла первобытного, зверства изначального, рабства, от которого мир освобождается в своей истории. Злое, звериное в абсолютном, насильственном государстве видно всякому зрячему, зло прошлого обнажено, раскрыто и доживает последние дни. Первобытный хаос зашевелился в стихии русской революции, сама она и реакция на нее обливают землю кровью, но и в этом кровавом хаосе нет еще окончательного ужаса. В грядущем не будет уже терзать человеческую личность деспотическое государство, не будет уже таких жестокостей, убийств и грабежей, не будут вбивать в головы людей гвозди, как это случилось, к позору человечества, в ХХ веке в белостокском погроме. Длинный еще предстоит путь освобождения от изначального зла, на пути этом человечество подвергнется соблазну зла более утонченного, зла конечного.

У Великого Инквизитора Достоевского оболочка средневековая, он сжигает на кострах, и это еще первоначальное зверство, зло элементарное, но дух его речей пропитан уже злом конечным, злом последним. Есть старый авторитет, порабощавший свободную совесть, но идет авторитет новый, который поработит ее окончательно, есть старый Меч Кесаря, жестокий до зверства, насиловавший, но идет новый Меч Кесаря, обожествление государства будущего, счастливого муравейника, в котором окончательно люди лишены будут свободы и приведены к небытию. Со злом прошлого, злом начальным и злом будущего, злом конечным, со зверством первобытным и зверством грядущим нужно равно бороться, должно открывать истину, искать смысл, чтобы идти по пути абсолютного добра, свободы, ничем не соблазненной, идти к бытию окончательному и вечному. Вот почему мы так много будем говорить о духе Великого Инквизитора, так разделяем будущее человечество. Мы указывали уже на два начала всемир-

24

ной истории: свобода выше счастья, боголюбие выше человеколюбия, и последнее лишь из первого выводимо, хлеб небесный выше хлеба земного, и последний лишь из первого выводим, свобода совести выше авторитета, смысл бытия выше самого факта бытия, и последний из первого выводим. Отвергнуть соблазны Великого Инквизитора, князя мира сего и царства его,— наша руководящая нить. Мы хотим решить проблему хлеба земного, не соблазнившись им, не отвергнув во имя его хлеба небесного, проблему богопоклонения, не соблазнившись авторитетом и чудесами внешними, не отказавшись от свободы совести, проблему соединения людей, общественной гармонии, не соблазнившись Мечом Кесаря и царствами этого мира, сохранив свободу личности.

IV

В нашу эпоху есть сильное демоническое поветрие. Современный демонизм в существе своем — серьезное явление, от которого нельзя отмахнуться старыми идеями, которого не преодолеешь проповедью постылых добродетелей. Но часто он превращается в поверхностную моду. Образовался шаблон демонических настроений, с заученными фразами, повторяемыми людьми пустыми, к творческим усилиям неспособными. Декадентство, в котором всего ярче сказался современный демонизм,— очень глубокий кризис человеческой души и очень серьезное течение в искусстве; но подхваченные толпой декадентские настроения превратились в невыносимую банальность, то, что восставало против всяких традиций, против старых форм, старых божков,— само стало рутиной. Декадентство успокоившееся, застывшее в быте, и демонизм самоудовлетворенный, обратившийся в приятно щекочущую догму,— есть пошлость. Томление и мука, неведомая старине, красили это переходное и критическое состояние человеческого духа. Но щемящая скука сосет от этих заученных, испошлившихся фраз: обоготворение самого себя и своих мгновенных переживаний, отвращение к Богу во имя своей абсолютной свободы, восхваление сверхчеловека, превратившего других людей в средство для самоутверждения, отрицание разума во имя субъективных настроений, воспевание кра-

25

соты зла и т. д. и т. д. Демонизм говорит о праведных и великих вещах: о личности, об абсолютном ее значении, о свободе, о красоте и многом другом. Но какой жалкий фарс получается в результате. Самообожание всегда неблагородно. Демонизм, в конце концов, умаляет ценности и потому ведет к мещанству, опустошает бытие, не создает новых скрижалей. Свобода, взятая отвлеченно, пустая свобода ни для чего есть рабство, бесхарактерность и безличность. Свобода должна иметь свой предмет, должна быть на что-нибудь устремлена.

Ницше многих соблазнил и создал стадо ницшеанцев, стадо микроскопических «сверхчеловеков». А демонизм Ницше — явление огромное, истинно новое, безмерно важное для нашего религиозного сознания. От Ницше нельзя так легко отделаться, как думал отделаться Вл. Соловьев. Старые лекарства не помогают от новых болезней. Вся сложность и глубина проблемы Ницше в том, что он был таким же благочестивым демонистом, как и Байрон, что богоборчество тут не темная, злая сила, а временное затемнение религиозного сознания от добрых, творческих изменений религиозной стихии человеческого бытия. Новый опыт человечества, бесконечно важный для полноты религиозного сознания, не осмыслен еще, не соединился еще с Разумом-Логосом,— вот в чем недоразумение благочестивого демонизма. Таков Иван Карамазов, таковы многие люди нового времени, переживающие тяжкий кризис, сгибающиеся под бременем сложности, еще не осмысленной; богоборчество их не есть метафизическое отвращение к Богу и окончательное избрание зла, люди эти ищут, идут расчищать путь человечеству. Дух Божий невидимо и неведомо присутствует в них, и ошибки их сознания простятся им. По словам Христа, спасутся богоборцы, не совершившие хулы на Духа Святого. И Иов боролся с Богом. Без такого богоборчества нет богатой мистической жизни и свободного религиозного выбора. Все новые мученики Духа, все томящиеся и ищущие, неудовлетворенные уже односторонней, частной, неполной религиозной истиной, предчувствующие биение новой религиозной жизни, не сознанной еще,— совершают ли они хулу на Святого Духа? Быть может, неразгаданное еще, таинственное

26

и влекущее в демонизме есть одна из сторон Божества, один из полюсов добра, и будет понятно это лишь в религиозном синтезе конечного фазиса мистической диалектики бытия.

Великий Инквизитор совершает хулу на Святого Духа, и богоборчество его есть окончательная нелюбовь к Богу. Отвращение к Христу скрыто в метафизической глубине его сердца. Вслед за ним совершают эту хулу многие говорящие «Господи, Господи», с именем Христа на устах распинающие Христа. Официальные служители церкви, современные книжники и фарисеи, черные первосвященники, благословляющие преступления этого мира, если они совершаются власть имущими, бюрократические клерикалы вроде Победоносцева, все эти маленькие инквизиторы — агенты Великого Инквизитора, отвратились в сердце своем от Христа и совершают надругательство над Духом. Как благочестив по сравнению с ними, как близок к Христу был Ницше и другие богоборцы; язычник Гёте спасался в Духе, так как не совершал на Него хулы. А, с другой стороны, в личности Карла Маркса была гораздо большая привязанность к злому началу, гораздо большая любовь к миру небожескому и противобожескому, чем у Байрона, Ницше, Ивана Карамазова и другах богоборцев. Маркс верил только в творческую силу зла, добро из зла для него рождалось, и «злым» путем жаждал он устроить земное человечество, осчастливить его, лишив свободы выбора, религиозной свободы совести. Совсем как Победоносцев, который тоже верил только в «злой» путь, путь насилия и ненависти и хотел насильственно спасти человечество, создать принудительное счастье, отвергнув свободные дары Святого Духа. Принудить человечество насильственно к счастью, создать добрую гармонию путем злого антагонизма, вражды, ненависти и распадения человечества на части, наделить людей лишь необходимой свободой — в этом весь пафос Маркса. В его личности и в духе его писаний явственно видны черты мрачного демонизма, вытекающего из метафизической его воли, из ненависти его сердца к Богу, из привязанности к бытию временному и бессмысленному и жажды сделать это бытие сильным, божественно-мощным. У Маркса была вражда к вечности, у таких демо-

27

нистов, как Байрон или Ницше, была тоска по вечности. Вот почему в Марксе и марксизме я вижу черты Великого Инквизитора, и нет этих черт у Ницше, нет у Байрона, нет у самого Ивана Карамазова, рассказавшего Легенду о Великом Инквизиторе — хвалу Христу. Атеизм вдохновлял Маркса, составлял душу его системы земного устроения человечества. *) Маркс заимствовал этот атеизм у Фейербаха, но в нем нет своеобразной религиозности последнего. Атеизм Маркса не есть мука и тоска, а злобная радость, что Бога нет, что от Бога, наконец, отделались и «стало возможно в первый раз помыслить о счастье людей». Презрение Маркса к людям, к человеческой личности не имеет пределов, для него не существует человек с внутренним его миром, не имеет никакой ценности личность, хотя благо и счастье человечества (пролетариата, ставшего человечеством), устроение его по законам необходимости — сделалось его мечтой. Великий Инквизитор в Марксе так же презирает личность, как и Великий Инквизитор в абсолютном цезаризме, в государственном или церковном деспотизме. О, конечно, Маркс взял «меч Кесаря». Марксисты же часто бывают невинными детьми, очень благонамеренными и не ведающими еще духа своего учителя.

Демонизм является в двух, по видимости противоположных, формах: в форме обоготворения личности, безграничного утверждения ее, и в форме презрения к личности, безграничного отрицания ее. Но обе формы демонизма сходятся и в последнем счете одинаково покоятся на безличности, на отрицании абсолютного значения и предназначения личности. Одна личность обоготворяется, других превращает в средство, но от этого сама перестает быть личностью, попадает во власть безличной силы. Соблазн окончательного демонизма, мистически злого (не того, что есть не раскрытая еще сознанию сторона Божества) есть соблазн небытия, есть обман и ложь. Глубочайшая трансцендентно-психологическая основа поистине безбожного демонизма есть рабство, бунт раба, не знающего обязанностей благородства, злоб-

*) См. статью С. Булгакова «Карл Маркс как религиозный тип» в «Московском Еженедельнике», 1906 г.

28

ствующего против безмерно великого. Речь идет, конечно, о рабстве духа и благородстве духа, тут социальные категории не имеют места. В противоположность Ницше, я думаю, что демонизм, а не христианство, есть мораль рабов. Бунтуют против Бога рабы Божьи, детиБожьи любят Бога. Рабья психология способна понять отношение к Богу лишь как подчинение, ей все мерещится порабощение, так как она внутренне несвободна. Рабьи чувства демонизма сказываются в том, что он так хорошо понимает и ощущает подчинение Богу и так не понимает и не ощущает свободной любви к Богу. Ведь благоговение к высшему — прекрасно. Эта интимность свободной любви, свободного избрания самого дорогого для себя, своего же,— прямо противоположна всякому рабству, рабскому подчинению и рабскому же восстанию против того, что сделалось слишком далеким и слишком высоким. В демоническом бунте нет сознания царственного происхождения человека, есть духовное плебейство.

Обоготворяющая себя личность, отвергнувшая всякое высшее бытие, ничего, кроме себя, не признавшая, явно идет к небытию, лишает себя всякого содержания, тлеет, превращается в пустоту. Утверждать свою личность — значит наполнять ее бесконечным содержанием, впитывать в себя мировое бытие, приобщаться к бытию бесконечному. Всякое воление личности пусто, если оно не имеет своим предметом, своим объектом бытия универсального, мирового всеединства. Сделать самого себя самым сильным своим желанием, признать себя последней своей целью — значит уничтожить себя. Видеть во всем мире лишь свои субъективные состояния, признавать, подобно Максу Штирнеру, весь мир лишь своей собственностью — это значит истребить свою личность, как объективную реальность, единственную в мире. Если нет Бога, как всеединого, полного и гармонического бытия, если Бог не есть моя последняя любовь, последняя цель, обьект всех моих стремлений, не есть мое, тогда нет и моей личности, она лишается бесконечного содержания, пуста в своих стремлениях, бедна в своем одиночестве. Иметь Бога — значит быть бесконечно богатым, считать себя богом — значит сделаться бесконечно бедным. Я ничего не имею, я — пуст

29

и бессодержателен, если свое конечное, ограниченное, временное обоготворяю, если возлюбил превыше всего свое человеческое. Поэтому «демоническое» самоутверждение личности есть самообман, за которым скрывается уничтожение личности, отрицание объективной реальности личности, скрывается безличность. Демонический индивидуализм есть прежде всего отрицание индивидуальности путем себялюбивого ее раздувания, уклон к обезличению и небытию. Смерть никогда на этом пути не побеждается. Быть личностью, индивидуальностью — значит определить свое особое предназначение в мироздании, утвердить полноту своего единственного бытия в бытии вселенском, значит питаться соками божественной жизни. Индивидуальность чахнет от самолюбивого желания занять не свое место, от неблагородного и завистливого стремления быть выше всех. Почитать себя за Бога есть потеря самого ощущения личности и идеи индивидуального назначения, в этом нет ничего индивидуального, это желание каждого раба, восставшего против подчинения, но не способного еще к благоговению. Противополагать свою личность Богу — вот огромное недоразумение, и истекает оно из темноты сознания или темноты сердца. Искать свободы от Бога и находить ее в утверждении своей природной личности — вот что очень модно, но лишено всякого смысла. Можно искать свободы от порабощающего меня мира, от природы и закономерности, от государства и человеческого насилия, искать в Боге — источнике всякой свободы, но как искать свободы от Бога, когда моя свобода есть божественное во мне, есть знак моего божественного происхождения и божественного предназначения и противоположна только природной необходимости. Подымающийся во мне бунт против рабства, против необходимости, против связанности, подымающееся во мне личное начало, моя честь, мое достоинство и есть то, что во мне от Бога, истинный образ и подобие Божье. Моя личность есть предвечный образ мой в Боге, который я волен осуществить или загубить, есть идея (в платоновском смысле) меня в Божественном Разуме. Эта «идея» Божья есть богатое и мощное бытие, наполненное ценным содержанием. То, что я говорю здесь, есть истина, одинаково обоснованная как развитием мирового религиозного сознания,

30

так и развитием мировой метафизики. Единый Разум в длинной своей истории раскрывал ту незыблемую истину, что Бог есть свобода, красота, любовь, смысл, все, о чем мечтает человек, чего хочет, что любит, и все это как абсолютная мощь, как сущая сила.

Могущественная, сверхчеловеческая личность, о которой так мечтает демонизм, умалится до состояния подчеловеческого, если не сумеет связать себя с бытием универсальным, если не впитает в себя мировую жизнь; в своей отделенности и самообожании идет она к бедности, пустоте и смерти. Демоническое в личности, если исключить богоборчество, праведное и угодное Богу, есть обманчивое, ложное, призрачное бытие. Все это имеет основание в самом элементарном и первоначальном человеческом опыте. Всякое существо, анализируя свои состояния, может проверить эту истину. Когда я отрываю себя от универсального бытия, уединяюсь от Бога, себя обоготворяю, себя признаю единственным,— я переживаю пустоту, я ощущаю наступление небытия, я беден — это факт моего опыта. Когда я соединяюсь с универсальным бытием, приближаюсь к Богу, живу высшими ценностями, утверждаю свою личность во вселенском процессе,— я обогащаюсь, переживаю полноту, ощущаю притягательность бытия. Скука, невыносимая скука — вот психологическая подпочва новейшего демонизма, вот дьявольская сила, знакомая многим из нас, а скука и есть предощущение небытия. Когда Свидригайлов сказал Раскольникову зловещие слова: «очень скучно»,— он выразил психологическую сущность демонизма. Современный демонизм есть обострение проблемы личности, но не утверждение личности. Демонизм есть потеря личности, потеря смысла жизни, т. е. своего назначения в мире. Если кроме скуки есть еще и тоска, тоска по бытию, по иному миру и утверждению в нем своей личности, то это залог спасения. Дух Великого Инквизитора есть демонизм в общественной жизни, демонизм в исторических судьбах человечества. И таинственно сходятся тут некоторые самые крайние революционеры с самыми крайними реакционерами.

В демоническом обоготворении мигов нет утверждения личности, а есть разрушение личности, распад бытия, неза-

31

метный переход к небытию. В демоническом обоготворении временного в истории нет утверждения человечества, а есть поддержание распада человечества, опять-таки переход его к небытию. Признание абсолютного значения и предназначения личности, признание свободы и любви путями к спасению, мировому освобождению и мировому соединению — вот по чему узнается Дух Божий. Неуважение к личности, превращение ее в средство, предание свободы за блага временные, путь насилия вместо пути любви, поддержание мирового разъединения путем внешней связанности — вот по чему узнается дух Великого Инквизитора, дух дьявольский. Важная задача — освободиться от демонизма благочестивого, демонизма по отсутствию сознания, возвратить святых богоборцев к Богу, отвергнуть демонические слова для дел и переживаний недемонических. Тогда будет яснее, в чем реальное зло мира, почему оно не притягательно и не заманчиво, почему в нем нет никакого бытия, почему оно не осуществляет упований личности, а губит их окончательно! В следующих главах мы увидим, к чему ведет демонический путь общественности, путь Великого Инквизитора в истории, и возможны ли пути иные.

http://www.odinblago.ru/filosofiya/berdyaev/berdyaev_novoe_rel_sozn/1_2

Фарисеи и саддукеи

Опубликовано Март 24th, 2011. Автор admin

Споры между фарисеями и саддукеями велись по разным направлениям, мы же коснемся только аспектов нашей темы. Саддукеи не верили в воздаяние за добро и зло, и не принимали учение о загробной жизни. Но они верили в предначертание судьбы, которую невозможно изменить человеку. Фарисеи категорически отвергали эти убеждения, они настаивали о “свободе выбора”.

Фарисеи учили, что нет заранее определенной судьбы и что всякий человек может определить ее своими поступками. Делай добро и ты получишь награду, а совершая злые поступки – наказание (там же: 22). Иосиф Флавий описывает учение фарисеев и саддукеев так: “Саддукеи приписывают все судьбе или Богу; Хотя выбор между праведными и неправедными поступками в большей части зависит от человека, тем не менее судьба присутствует в каждом человеческом действии.” В противоположность им “Саддукеи совершенно отрицали судьбу и считали, что Бог не способен ни совершить грех, ни узреть его. Люди совершенно свободны в выборе между добром и злом, и каждый человек должен решить чему следовать” (Иосиф Флавий 1993: 127-128). Понятие о душе также были различны между фарисеями и саддукеями.

Иосиф Флавий кратко описывает эти расхождения, поэтому мне придется только процитировать их. Фарисеи учили, что “Душа не подвержена гибели, но лишь души добродетельных входят в тело человека, тогда как души порочных подвержены вечному наказанию. Напротив саддукеи отрицали вечность души, а также наказание и награды в загробной жизни” (там же). Иосиф Флавий описывает поведение фарисеев и саддукеев. Фарисеи относились друг ко другу миролюбиво и стремились научить народ этому, то саддукеи относились друг ко другу сурово, как к иностранцам (там же). Для полной картины можно посмотреть Иосифа Флавия “Иудейские древности” (кн. 18, 1:3-4; стр. 291-292).

К этому можно добавить, что существует мнение о том, что фарисеи ставили Талмуд, который сами написали, выше Библии, т.к. Писание “напоминало им временя правоверия Израиля” (Бренье 1994: 63). С этим мнением я не согласен, т.к. когда создавался Талмуд, фарисеи главную задачу видели в укреплении позиций Торы, а не создание книг, которые смогут заменить закон Моисея. А, что из этого получилось, это вина не фарисеев, а их последователей. К этому пункту хочу добавить, что было много раввинов, которые внесли свой вклад в толкование Торы. Так раввин Аба сын Кагана толковал (Еккл. 12:13) “”Ибо сие все человеку”, так: творение человека равносильно творению всего. Другой раввин Симеон бен- Азаи или Симеон бен-Зомы (мнения расходятся) толкует по другому этот стих: человек центр творения и весь мир создан, чтобы служить ему (Берахот. 8а, взято из Мировоззрение талмудистов 1994: 4)

Словарь духовных терминов http://www.atlanticgrail.com/page243

     

И приступили фарисеи и саддукеи и, искушая

17/11/2011 в 11:51

И приступили фарисеи и саддукеи и, искушая Его, просили показать им знамение с неба. Он же сказал им в ответ: вечером вы говорите: будет ведро, потому что небо красно; и поутру: сегодня ненастье, потому что небо багрово. Лицемеры! различать лице неба вы умеете, а знамений времен не можете. Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка. И, оставив их, отошел. Переправившись на другую сторону, ученики Его забыли взять хлебов. Иисус сказал им: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской. Они же помышляли в себе и говорили: это значит, что хлебов мы не взяли. Уразумев то, Иисус сказал им: что помышляете в себе, маловерные, что хлебов не взяли? Еще ли не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч человек, и сколько коробов вы набрали? ни о семи хлебах на четыре тысячи, и сколько корзин вы набрали? как не разумеете, что не о хлебе сказал Я вам: берегитесь закваски фарисейской и саддукейской? Тогда они поняли, что Он говорил им беречься не закваски хлебной, но учения фарисейского и саддукейского. Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах; и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах. Тогда [Иисус] запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос. С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою! Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее; какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его. Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем.

   

Фарисеи и саддукеи объединились против Христа

«Первосвященники же и фарисеи дали приказание, что если кто узнает, где Он будет, то объявил бы, дабы взять Его» (Ин. 11:57).

Воскрешение Лазаря встревожило саддукеев, отрицавших саму воз­можность возвращения мертвых к жизни. В отличие от них фарисеи ве­рили в воскресение, но они ненавидели Иисуса за то, что Он обличал их лицемерие. Эти две религиозные группировки враждовали между собой. Но теперь они вместе стали строить замыслы, как схватить Иисуса и за­ставить Его замолчать.

В самый разгар жаркого обсуждения первосвященник Каиафа под­нялся и заявил, что лучше пусть умрет один человек, чем погибнет весь народ. Задействовав всю силу своего убеждения, он заставил синедрион согласиться с тем, что Иисуса нужно предать смерти. Они воспротиви­лись влиянию, которое оказывал на них Святой Дух, убедив самих себя, что убийство Иисуса вполне соответствует Божьей воле. Они были до­вольны таким решением, видя в себе патриотов, стремящихся спасти свой народ.

Но они не решались взять Иисуса незамедлительно, ибо боялись на­родного гнева. Иисус знал об их замыслах и о том, что они в конце концов добьются своего. Но время страдать еще не пришло, поэтому Он удалил­ся из тех мест.

«На этом совете враги Христа глубоко осознали свою виновность. Святой Дух воздействовал на их разум, но и сатана ста­рался возыметь над ними власть. Он напоминал им все обиды, которые они затаили на Христа... Не обращая внимания на все их формальности и обряды, Он [Иисус] побуждал грешников обращаться непосредственно к Богу как к милостивому Отцу и нести Ему все свои тревоги. Тем самым, казалось им, Он отвергал священство. Он отказался признать богосло­вие раввинских школ. Он разоблачал злые дела священников, весьма ослабляя их влияние... Все это ныне напомнил им сатана. Сатана внушал им, что для сохранения своей власти они должны приговорить Иисуса к смерти» (Желание веков, стр. 540, 541).

В великой борьбе зависть и ненависть неизменно побуждают к насилию и попыткам уничтожить истину.


Подробнее
http://biblepravda.com/page.php?id=1373#ixzz2CnU2TEud

“Увидев же Иоанн многих фарисеев и саддукеев, идущих к нему креститься, сказал им: порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?” (Матф.3:7). В 7-м стихе 3-й главы сказано о том, что Иоанн увидел, как к нему шли креститься фарисеи и саддукеи. Он же, разгадав их неискренность в деле крещения и их страх перед приближением Царства Небесного, сказал: “Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?” Фарисеи и саддукеи испытывали неприязнь к Предтече, так как он в отличие от них пользовался большей известностью и признанием у народа. На словах фарисеи и саддукеи изобличали Предтечу по своей тайной договоренности внутри их кланов. Но наряду с этим перед проповедями Предтечи испытывали скрытый тайный страх.

Подсознательный страх, который испытывали фарисеи и саддукеи (и который разгадал Предтеча) был вызван проповедью Предтечи о приближении Царства Небесного. Этот страх был вызван у законников книжников тем, что все евреи были воспитаны в том духе и знании, что перед приближением Царства Небесного с них будут взысканы Богом все их грехи. Поэтому слова Предтечи о приближении Царства Небесного и вызвали у древних евреев страх перед ответственностью за свои грехи. Исходя из сказанного, слова Предтечи "кто внушил вам бежать от будущего гнева" надо понимать так. Под словами "кто внушил вам" Предтеча имеет ввиду факт того, что ни в одной из книг Святого Писания не сказано, что можно обойти Закон Божий. Поэтому Предтеча с негодующим удивлением и спрашивает, кто внушил вам мысль о том, что Закон Божий можно обойти и таким образом избежать гнева Божьего, то есть справедливого воздаяния Божьего. Саддукеи и фарисеи целым рядом самовольно придуманных ими установлений и дополнений к Закону Божьему, собранных в Мишну, пытались обойти исполнение Закона Божьего и оправдать свои грехи. Например свое кровное родство с Авраамом они использовали для перенесения на себя святости Авраама, и для того чтобы без совершения добрых дел и соблюдения Закона Божьего (а только по факту родства) войти в Царство Небесное. Но человеческие добавления, сделанные фарисеями и саддукеями, к Закону данному Богом, не оправдывают людские грехи и не освобождают от гнева Божьего (то есть от воздаяния Божьего) за совершение грехов. И человеческие установления к Закону Божьему ниже самого Закона, данного Богом, Закона, который человеку надо соблюдать.

Для того, чтобы понять, почему Иоанн Креститель так разговаривает с фарисеями и саддукеями, нужно знать, кем были и что собой представляли фарисеи и саддукеи. Слово “фарисеи” по-древнегречески произносится “перушим”. Согласно пояснению фарисеев, это слово обозначает “толкователи” и указывает на их почетную и трудную профессию, связанную с толкованием Закона Божьего. Согласно другому пояснению название секты фарисеев произошло от древнееврейского слова, обозначающего “отлучать, отделять”. По толкованиям фарисеев якобы они могли умело отделять истину от лжи, отличать порок от добродетели и ложное толкование Библии от истинного. На самом деле они отделяли себя от всего народа, к которому с презрением относились, и выделяли себя в отдельную, избранную касту, которая, по их мнению, должна пользоваться всеми земными благами и властью, почестями и богатством.

Секта фарисеев возникла и стала очень известной и почитаемой благодаря красивым лозунгам и целям их учения. Иосиф Флавий, описывавший традиции древнееврейского народа, впервые говорит о фарисеях, появившихся при первосвященнике Ионафане. То есть относит их появление к 145 году до Рождества Христова. Иосиф Флавий, изучавший еврейский народ, в том числе и учение фарисеев, пишет о них следующее: “Фарисеи живут скудно, воздерживаются от вкусной пищи и следуют велению разума: что разум предписывает им как добро, то они и делают, и верят, что им следует серьезно стремиться исполнять предписания разума. Они оказывают почтение старцам, и чтобы те не утверждали, фарисеи не противоречили им. Думая, что всё (в мире) совершается по ранее намеченному плану Божьему, они всё же не отрицали свободы выбора со стороны человека. По их мнению, Бог ставит события в такой порядок, чтобы исполнить то, что Он хочет, и в то же время воля человека свободна в выборе между добродетелью и пороком. Они также верили, что души бессмертны и заслужат в преисподней награду или наказание, смотря по тому, как люди жили в этой жизни, добродетельно или порочно. Последние же будут содержаться в вечной темнице. Первые же получат силу пробудиться и жить снова. Такое учение привлекало к ним широкие массы. И во всём, что относилось к Богослужению, молитве и жертвоприношениям, люди стали поступать по их указаниям. И города давали хороший отзыв об их добродетельных поступках и словах” (Иосиф Флавий “Иудейские древности”).

Приписав себе права толкователей Библии и ревностных хранителей религиозных и общественных традиций, имея очень красивое и стройное учение и внешне неукоснительно соблюдая все обряды, фарисеи добились большой популярности и признания в народе и стали религиозно-политической партией, делившей власть в стране с другой партией саддукеев. Даже Апостол Павел воспитывался в фарисейской среде и был выходцем из неё. Фарисеев настолько почитали в народе, что во времена Христовы была очень популярна пословица, которая гласила: “Если бы только два человека попали на небо, то один из них был бы фарисей”. Фарисеи отличались исключительным знанием Библии, умели хорошо её пояснять, знали и соблюдали народные обычаи, религиозные и общественные, и отличались неукоснительным их исполнением. Они занимались активным обращением прозелитов (язычников) в свою веру. Для этого они неустанно ходили по всей стране и за её пределами, пропагандируя и распространяя учение иудаизма. Они были искренними патриотами, в отличие от саддукеев, которые в этих вопросах проявляли либерализм и безразличие. В первые годы христианства некоторые из фарисеев сделались истинными христианами. Например, Никодим, Савл (в последствии Апостол Павел) и др.

Но большинство фарисеев, как и вся их секта в целом, были одержимы гордостью и лицемерием. Строгим соблюдением многочисленных обрядов они демонстрировали показную святость, но тайно грешили, добивались власти, занимались стяжательством богатств и почестей, являясь рабами лицемерия, корыстолюбия, гордыни. За эти качества их и обличал Иисус Христос. Фарисеи выставляли напоказ и приравнивали к религиозному подвигу совершенные ими молитвы, раздачу милостыни, пощение и т.д. Фарисеи с повышенной тщательностью соблюдали все обряды, те, которые были в Законе, и те, которые выдумали сами. Например, мыть руки до и после еды фарисеи считали очень высокочтимым обрядом и требовали неукоснительного его исполнения. “Тогда приходят к Иисусу Иерусалимские книжники и фарисеи и говорят: зачем ученики Твои преступают предание старцев? ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб” (Матф.15:1-2). Нарушение этого обряда они считали огромным преступлением, равным прелюбодеянию, за которое, по одним правилам полагалось исключение из общины, по другим – смертная казнь. И в то же время, если сын в дар Богу (который получали фарисеи) отдавал средства, необходимые на содержание его родителей, фарисеи такого человека считали праведным, и освобождали от ответственности за невыполнение обряда омовения рук.

Это двуличие и ненасытная жадность фарисеев проявлялись и во всех их других действиях и поступках. Они удлинняли воскрилия своих одежд, носили повязки на лбу и руках, на которых они писали цитаты из Библии, делая это с целью показной праведности. А на самом деле нарушали Законы Божии, стараясь достичь власти, славы, богатства и почестей. “Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают: связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель!” (Матф.23:1-7). Фарисеи давали десятину даже с незначительных огородных растений, таких как мята и анис, и в то же время воровали из государственной казны, делили между собой пожертвования, приносимые в храм, брали взятки и подношения.

За их двуличие, греховность, прикрываемую показным благочестием, и изобличал их Спаситель. “Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять” (Матф. 23:23). За лицемерие, корысть и пороки, за властолюбие и совершаемые ими грехи, Иисус Христос и назвал фарисеев слепыми вождями народа (Матф15:14). За то, что Иисус Христос видел их сокрытые грехи и изобличал их лицемерие и гордость, фарисеи ненавидели Спасителя и были самыми злобными Его врагами. Вот как Иисус Христос изобличал фарисеев. “Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония” (Матф:23:25-28).

Саддукеи представляли собой религиозно-политическую партию времен Иисуса Христа. Время возникновения этой секты, по мнению Иосифа Флавия, относятся к 145 году до Рождества Христова. Это мнение не соответствует Библейской хронологии, так как Садок во времена царя Давида был одним из первосвященников, то есть жил задолго до времен Христовых (2Цар.8:17). Организовал эту секту священник Садок, к роду которого перешел сан первосвященников. Имя Садок по еврейски обозначает "праведный". Садок поддерживал Соломона, который и сделал его единственным первосвященником и главой духовенства (3Цар.2:35). Благодаря такому успеху в духовной карьере Садока, первосвященническое служение перешло от рода Ифамара к роду Елеазара, к которому и относился Садок. Род Садока процветал долгое время. Самым знаменитым потомком Садока был Ездра. “После сих происшествий, в царствование Артаксеркса, царя Персидского, Ездра, сын Сераии, сын Азарии, сын Хелкии, сын Шаллума, сын Садока” (Ездр.7:1,2).

Саддукеев называли аристократами среди священников и эту партию поддерживали первосвященники, как своих единомышленников “Первосвященник же и с ним все, принадлежавшие к ереси саддукейской, исполнились зависти” (Деян. 5:17). Саддукеи, в отличие от фарисеев, отвергали предания старцев и придерживались только закона Моисея. Особенно чтили проявление свободной воли человека. В то же время саддукеи отвергали воскресение мертвых, существование Ангелов и духов. “В тот день приступили к Нему саддукеи, которые говорят, что нет воскресения” (Матф.22:23) “Ибо саддукеи говорят, что нет воскресения, ни Ангела, ни духа; а фарисеи признают и то и другое” (Деян.23:8). Ходили слухи, что из всей Библии саддукеи признавали только Пятикнижие Моисея. Саддукеи говорили, что в будущем веке не будет вечного блаженства и вечных мук для праведников и грешников. В противоположность фарисеям, саддукеи были более терпимы к язычникам и охотно шли на уступки властям. Если фарисеев в основном поддерживали низшие классы общества, то саддукеев поддерживала аристократия и правящие верхи. Последователи саддукеев были известны в III столетии и даже в VIII столетии от Рождества Христова. Затем об этой секте не говорится, так как она, очевидно, распалась.

Иисус Христос неоднократно беседовал с саддукеями и фарисеями, и рекомендовал Своим ученикам беречься их закваски. “Иисус сказал им: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской” (Матф.16:6). “Тогда они поняли, что Он говорил им беречься не закваски хлебной, но учения фарисейского и саддукейского” (Матф.16:12). Саддукеи, как и фарисеи, также были ярыми противниками Иисуса Христа, потому, что Он изобличал их лживую сущность и осуждал за грехи. Во времена Иисуса Христа фарисеи и саддукеи были правящими религиозно-политическими партиями, и их члены входили в состав синедриона. Поэтому когда к Предтече пришли фарисеи и саддукеи, он увидел, что они к нему пришли не искренне, не с целью покаяния, а для того, чтобы не выпустить популярности и власти из своих рук. Потому, что народ начал обращать большое внимание не на фарисеев и саддукеев, а на Предтечу и его учение. Фарисеи и саддукеи не обращали внимание на проповедь Предтечи по следующим причинам. Фарисеи и без призыва к покаянию считали себя праведниками, потому, что как они думали, соблюдали не только законы Моисея, но и придуманные ими самими установления. Саддукеи не верили в Царство Небесное, ни в воздаяние за поступки, ни в воскресение, потому что они считали, что им не в чем каяться. Зато и фарисеи и саддукеи считали себя потомками Авраама, и поэтому относились к себе как к праведникам. Фарисеи и саддукеи неоднократно приходили к Предтече, но не потому, что считали его пророком, а потому что завидовали его известности и растущей славе пророка. Первоначально они молча наблюдали за действиями Предтечи, а затем, чтобы подорвать его авторитет в глазах народа, пытались унизить и скомпрометировать его всякими насмешливыми вопросами, таящими в себе оскорбление. “Он объявил, и не отрекся, и объявил, что я не Христос. И спросили его: что же? ты Илия? Он сказал: нет. Пророк? Он отвечал: нет. Сказали ему: кто же ты? чтобы нам дать ответ пославшим нас: что ты скажешь о себе самом? Он сказал: я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия. А посланные были из фарисеев; И они спросили его: что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни пророк?” (Иоан. 1:20-25).

Неискренность прихода фарисеев и саддукеев и увидел Предтеча, и принародно обличил их в двуличии, назвав порождениями ехиднины. У древних евреев ехидной называлась ядовитая змея, упоминаемая во многих местах Библии как символ коварства и опасности. “Змеиный яд он сосет; умертвит его язык ехидны” (Иов.20:16). “Когда же Павел набрал множество хвороста и клал на огонь, тогда ехидна, выйдя от жара, повисла на руке его” (Деян.28:3). Эта змея имела длину около 2-х футов и более. Нападала внезапно из потаенных мест. Укус её считался смертельным. В древние времена на укус этой змеи смотрели как на особое Божье наказание. “Иноплеменники, когда увидели висящую на руке его змею, говорили друг другу: верно этот человек — убийца, когда его, спасшегося от моря, суд Божий не оставляет жить” (Деян. 28:4). У древних евреев ехидна символизировала погибель и вред. И название этой змеи евреи применяли к людям злым, безбожным и коварным. В те времена сравнение с ехидной, смертоносной змеёй, считалось самым сильным выражением, изобличавшим злых и нечестивых людей. Поэтому Предтеча, изобличая двуличие и греховность фарисеев и саддукеев, называет их “порождения ехиднины”.

Зная тайные мысли фарисеев и саддукеев о том, что они считают себя праведными, и то, что пришли не для совершения покаяния и не для того чтобы искренно искупать грехи свои, а креститься для вида, чтобы иметь известность в народе, и то, что они не верят в воздаяние Божие, Иоанн Предтеча восклицает “порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?”. Под будущим гневом Предтеча имел ввиду наказание Господне, то есть воздаяние Божие, ожидающее человека за совершенные им поступки. И выражает своим вопросом уверенность, что от Божьего воздаяния никто не уйдет, так как люди получают по делам рук своих. “Я воздам им по их поступкам и по делам рук их” (Иер.25:14).

Вопрос о том, крестились ли фарисеи и саддукеи от Иоанна Крестителя, в современном богословии многими толкователями не решен окончательно. В тексте 7-го стиха 3-й главы Евангелия от Матфея сказано о том, что Иоанн Креститель увидел многих фарисеев и саддукеев, идущих к нему креститься “сказал им: порождения ехиднины!” и начал обличать их, давая наставление о том, что им нужно покаяться. Поскольку ни у Матфея, ни в других Евангелиях не сказано о том, что фарисеи и саддукеи крестились, то можно с уверенностью сказать, что фарисеи и саддукеи сделали вид, что хотели креститься, но на самом деле не крестились ни от Иоанна Предтечи, ни от Иисуса Христа. А всего лишь приходили посмотреть на Иоанна Крестителя и послушать его проповеди. Такую точку зрения подтверждает и Евангелист Лука, написав от имени Иисуса Христа “И весь народ, слушавший Его, и мытари воздали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым; а фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе, не крестившись от него” (Лук.7:29-30). Слова “идущих к нему креститься” дословно с древнееврейского языка переводят так “идущим ко крещению его”, то есть Иоанна Крестителя. Как видно из дословного перевода в тексте разбираемого стиха указывается только на то, что фарисеи и саддукеи шли ко крещению Предтечи. Но о факте их крещения не говорится. Таким образом можно сделать вывод о том, что они пришли посмотреть на нового проповедника, но крещения его, как и его учения, не приняли.

 
 
Copyright 2009 © Триединый Бог