Господь - Бог, Иисус и Святой Дух

Жизнь во Христе...

характеристика книги Эстер

ПУРИМ: характеристика книги «Эстер» в еврейских мидрашах.

Февраль 24, 2013

1. Краткая характеристика Книги Эстер. Отражение в ней проблемы свободы выбора человека
2. Проявление силы Амалека внутри нас. Проблема добровольности и принуждения наших поступков в связи с Книгой Эстер
3. Божественное управление и действия человека в этом мире
4. Мидраш к первой части Книги Эстер: пир Ахашвероша, казнь царицы Вашти
5. Эстер и Мордехай. Замысел Амана об уничтожении евреев
6. Кульминация книги: возвышение Мордехая, казнь Амана, избавление евреев
1. Краткая характеристика Книги Эстер. Отражение в ней проблемы свободы выбора человека

Первый вопрос, который мы должны как-то для себя решить, — кто является главным героем Книги Эстер. Я думаю, что все без труда назовут основных персонажей, и о них следовало бы, конечно, поговорить: это Эстер, Мордехай, Аман, Ахашверош. По поводу активности или самодеятельности каждого из этих персонажей имеет смысл поговорить. Вообще говоря, книга Эстер отличается разительно от всех остальных книг, входящих в ТаНаХ. Первое отличие, которое бросается в глаза, — это то, что в этой книге, единственной из всего ТаНаХа, ни разу не упомянуто имя Бога. И вообще, повествование очень напоминает комедию масок.

Относительно того, что не упоминается имя Бога, есть очень простое и естественное объяснение. Это происходило в гуще идолопоклонских народов, и если написать в тексте Имя Всевышнего, то каждый народ заменит его на имя своего идола. Чтобы не рисковать, составители вообще не написали там Имени Всевышнего. При всей основательности этого объяснения, почему не боялись этого риска во всех остальных книгах ТаНаХа? Объяснение связано с глубокой сутью этой книги. Речь идет о состоянии народа Израиля и мира в такой период, когда Божественное присутствие глубоко скрыто, и это отражается, в частности, в том, что Имя Всевышнего не упоминается. Это, конечно, очень правильное объяснение. Дело в том, что про каждого из основных действующих лиц этой книги мудрецы спрашивают: «Мордехай из Торы — откуда? Эстер из Торы — откуда?» И т.д.

Эстер из Торы — из того, что сказано Всевышним: «Я скрою Свое лицо». Эстер — от слова «леhастир» — скрывать. Мы попытаемся это сокрытие обсудить, и, может быть, было бы правильно сказать, что это сокрытие и есть главный персонаж этой книги. Но прежде я коснусь вкратце вопроса, который вы задали. Как рассматривать проблему свободы выбора в той сцене, когда Мордехай, фактически, принуждает Эстер идти к царю Ахашверошу?

Очень интересный анализ этой стороны Свитка Эстер дает в своей книге, в одной из многих своих книг, рав Мордехай Броер, один из выдающихся авторов нашего времени. Год или два назад он получил за свои произведения Премию Израиля, это высшая литературная премия. Его прадедушка был рав Шимшон Рафаэль Гирш, который является основателем современной ортодоксии. Это была реакция на возникновение реформизма. Так вот, рав Мордехай Броер отмечает, что действие практически всех персонажей в этой повести, действительно, очень похоже на комедию масок, когда каждый персонаж действует так, как ему свойственно, как положено, как мы ожидаем от него, и не только Ахашверош является как бы куклой. Как говорят мудрецы, посмотрите на этого героя. Вначале он убивает жену в угоду своему дружку, а в конце он убивает дружка в угоду своей жене.

Ахашверош, действительно, на поверхности выглядит чисто кукольной фигурой, но остальные, более активные герои, действуют совершенно так, как положено по тому штампу, который они представляют. Аман — злодей, и он неукоснительно злодействует. Мордехай — защитник интересов народа Израиля, и он неукоснительно их защищает.И есть только один момент во всей этой истории, который выпадает из такого комедийно-масочного хода. Это момент, когда Эстер становится перед страшным выбором. Когда она должна решить, готова ли она рискнуть своей жизнью ради спасения своего народа. То, что Мордехай говорит с ней так гневно, это довольно неожиданно. Он предлагает ей немедленно идти к царю и просить за свой народ. Эстер отвечает ему очень важной подробностью. Что у царя заведен порядок: если кто-то войдет без вызова, то его немедленно казнят, разве что царь прострет над ним свой жезл. Вместо того, чтобы Мордехай ей сказал: «Все-таки ты должна подумать, не стоит ли поставить на карту свою жизнь в такой серьезной ситуации», — он отвечает ей необычайно гневной тирадой и говорит: «Если ты промолчишь, то спасение придет с другой стороны, а ты и дом твоего отца будут опозорены».

Это совершенно выпадающая из общего стиля всей повести реакция. Сказать, что у Эстер здесь нет свободы выбора, мне кажется преувеличением, потому что Мордехай не добрался бы до своей воспитанницы с палкой и не погнал бы ее к царю Ахашверошу. Выбор у нее был, но выбор реальный и очень трудный. И по этому поводу Мордехай Броер предлагает нам один из глубоких уроков всей этой повести. А именно — что Всевышний всегда держит спасение Своего народа заготовленным. Но это спасение лежит за замком, и ключ от этого замка вручен только одному человеку. Человек должен сделать выбор: пустит он в действие этот ключ или нет. Спасение никогда не приходит автоматически. И даже рассечение моря, которое мы не так давно обсуждали, которое заготовлено от шести дней Творения, — даже это рассечение не происходит само собой. А прежде требуется, чтобы один человек поставил на карту свою жизнь. Пока Нахшон Бен-Аминадав не входит по ноздри в воду, море не расступается. Пока Эстер не решается поставить на карту свою жизнь, спасение лежит за замком.

Это очень глубокая сторона всей этой истории, и связана, в конечном счете, со всей проблемой взаимооношений, противостояния Израиля и Амалека. Мы с вами говорили в прошлый раз, что тот раздел из книги «Дварим», который мы будем читать в ближайший шаббат, парашат «Захор», требует, чтобы каждый из нас помнил о том, что сделал нам Амалек. И это «что сделал нам Амалек» состоит не в том, что он воевал, потому что многие воевали, и воевали гораздо хуже, чем он. Что он сделал нам? Он пытался навязать нам свою картину мира: что все случайно, все нечисто, все прохладно. И вот эта разорванная картина мира является смертельной опасностью длятого подхода, который должен реализовать в этом мире Израиль. Функция Израиля в этом мире — это проявить в нем Божественное присутствие, Божественное управление, ту гармонию, которая заложена в этот мир. И поэтому противостояние Израиля и Амалека можно представить, как противостояние вечности и случайности, которая хочет ее разорвать.

2. Проявление силы Амалека внутри нас. Проблема добровольности и принуждения наших поступков в связи с Книгой Эстер

Для того, чтобы мы увидели это чуть лучше, нам нужно разобрать некоторые конкретные сцены и мирдаши к ним. Давайте начнем рассматривать некоторые узловые сцены из свитка Эстер. Прежде всего напомним, что в парашат «Захор» говорится, что я должен помнить и не забыть, что сделал мне Амалек, с тем, чтобы стереть его память из-под неба. Мы в прошлый раз отмечали, что есть очень серьезная проблема в следующем различии. В книге «Шемот» в том отрывке, который мы будем читать в сам праздник Пурим, сказано: «И пришел Амалек». Там в конце Всевышний клянется, что Он сотрет память Амалека. А в книге «Дварим» Израилю говорится: «Ты сотри память Амалека». И мы говорили, что это противоречие очень похоже на то, по поводу чего Моше предъявляет претензию в разговоре у горящего куста: «Ты сказал Яакову — Я тебя выведу, а теперь Ты мне говоришь — иди и выведи».

Есть жгучая проблема: Бог обещал, что Он сделает сам, теперь Он говорит — ты иди и делай. Ты же обещал, что сделаешь! Человек не должен сидеть сложа руки. Я думаю, что корень этой проблемы уходит в то, с чего началось сотворение человека, когда Бог сказал: «Сделаем человека». Просто невозможно сделать человека только внешними усилиями. Бог не может без моей помощи сделать из меня человека. Бог не может без моей помощи стереть Амалека. А как это связано? Это связано непосредственно. Дело в том, что Бог находится не только снаружи, но и внутри меня. И поэтому стирать его, конечно, будет Бог, без Него я ничего не сделаю. Но если я не начну стирать его изнутри,то тоже ничего не получится.

В одном из поворотов, это представляют комментаторы и даже мудрецы таким образом. В человеке есть такая важная ось — разум и сердце. Разум как бы представляет тут верховное управление, разум диктует, что должно быть. А сердце говорит: «Ты чего, мне хочется!» И эти вещи, по крайней мере после того, как человек последовал совету Змея, не совпадают между собой. Драматический процесс, который подтолкнул Змей, начинается с того, что человек вдруг начинает различать, чего хочет от меня Творец, и то, чего я хочу сам. Вообще говоря, это немного шизофренческий процесс, который раздваивает желание на две половинки. Желание должно быть одно. Желание направлено к жизни. И поэтому в идеале желание человека обязано совпадать с желанием Бога. Но, как только Змей объективирует и выталкивает его наружу, они перестают совпадать, и это дает почву, для того чтобы появлялся Амалек. Как только Израиль говорит: «Есть ли среди нас Бог?», так тут же приходит Амалек.Это свойство Амалека.

Помни, что сделал тебе Амалек, когда ты был в дороге. Амалек появляется в дороге. Это не какая-то конкретная, материальная война. Это противник, который всегда появляется там, где мы находимся на пути к реализации настоящей жизни. Мы собираемся войти в свою Землю, построить Храм, и здесь будет в явном виде Божественное присутствие. И тут должен появиться Амалек, который изо всех сил будет этому препятствовать. Поэтому раньше, чем строить Храм, нам велено стереть память Амалека. Это не получилось у царя Шауля, как мы видели, но это должно получиться в конечном счете. Я думаю, что один из простых и очень глубоких ответов на проблему,кто будет стирать Амалека, — это ответ: для того чтобы Всевышний мог стереть Амалека в этом мире, я должен стереть из своего сердца силу Амалека.

В этот шаббат одновременно с парашат «Захор» мы начинаем читать книгу «Вайикра». И в самом начале этой книги говорится, что человек должен приносить определенные жертвоприношения в Храм по своему желанию. Как это — по своему желанию должен? Нет ли здесь прямого противоречия? Те, кто вырос еще окруженный парадоксальной пропагандой большевиков, помнят такие странные вещи, как песню: «И все должны мы неудержимо идти в последний смертный бой». Вот это неудержимое долженствование воспринимается нормальным человеком, как парадоксальная или немного психопатологическая позиция коммунистов. На самом деле, это так и есть, с одной оговоркой.Совмещение моего личного собственного, доброго желания и обязанности так делать — на месте, когда речь идет о том, что обязывает меня делать Бог, Всевышний. И если вы Всевышнего замените любой другой инстанцией, то получится страшная вещь. А это так привлекательно. То, что делает любой в прошлом или, может быть, и в настоящем,кто объявляет себя Богом, — это есть все отличие между идолопоклонством и служением настоящему живому Богу.

(Ответ на вопрос из зала.) Я попробую объяснить. В книге «Вайикра» говорится, что Израиль должен приносить определенные жертвоприношения по своему желанию. И получается такое совмещение. С одной стороны, это абсолютная обязанность, а с другой стороны, ты должен это приносить, согласно своему желанию. А если я не желаю,как это совместить? Я не выбираю ничего. Я приношу совершенно определенное животное, определенных параметров, по определенным правилам. Но и эту обязательную жертву я должен приносить по своему желанию. Как так? В качестве параллели можно привести, например, такую странную вещь. Мы знаем, что, по законам еврейской семьи,если муж дает жене развод, этот развод годен только при условии, что муж дал его добровольно. Бывают ситуации, когда бейт-дин выносит постановление, что он обязан дать ей развод. Если он не подчиняется, то посылают судебного исполнителя, который бьет его до тех пор, пока он не скажет: «Я хочу добровольно дать». И добровольно дает.

Вопрос о том, какова степень этой добровольности, — вопрос не праздный, не философский. Это вопрос о том, годен ли такой документ, который написан под палкой. Если его бандиты в лесу поймали и били до тех пор, пока он не напишет своей жене разводное письмо, то этот гет никуда не годится, он ничего не дает. Но если это сделал представитель бейт-дина, то это совершенно нормальный, годный документ. У Булгакова есть такая капризная героиня, которая, надувая губки, говорит своему кавалеру: «Государство — это я». Это звучит красиво, но даже в устах Людовика это сомнительное утверждение. А в устах этой барышни оно и вовсе становится игрушкой.Поэтому не всякая цитата, повторенная в другом повороте, сохранит свой смысл.

Рамбам, объясняя случаи этого принужденного гета, говорит нам, что в человеке есть его глубокое, личное желание, и есть всякие наслоения, которые он принимает за свои желания. Например, мне врачи сказали: «Тебе нельзя есть сладкое». А я говорю:»Что я могу сделать, когда меня тянет к сладкому?» Я знаю, что через 15 минут после того, как я его поем, я буду мучиться. Меня спрашивают: «Я действительно хочу или не хочу?» Если бы врач был волевой, он взял бы меня за шиворот и сказал: «Не смей кушать сладкого!» И спрашивается: это насилие хорошее или нехорошее?

3. Божественное управление и действия человека в этом мире

Насилие над человеком, которое выбивает из него дурь и вскрывает его глубоко лежащее желание, не всегда противоположно желанию. И конечно, мы, привыкшие к извращениям вокруг нас в самых разных системах, относимся к этому с большим подозрением, и это очень хорошо, это очень здоровое подозрение. Но при этом, если вы скажете,что у меня вообще нет никакого моего настоящего, глубоко заложенного желания, а есть только мои капризы, — тогда мы сдались на волю Амалека, и тогда все наше обсуждение лишается всякого смысла. Ведь в конечном счете, когда Бог говорит Израилю с горы Синай: «Анохи hа-Шем Элокеха» (Я — Господь Бог твой), то я думаю, что где-то в глубине это утверждение обозначает следующее. Твое «Я», дорогой мой, это не что иное, как Я — Господь Бог твой. И поэтому то, что ты, после совета Змея так упорно воспринимаешь как внешнюю диктатуру, на самом деле есть твое глубочайшее, внутреннее «я». И пока ты не вскроешь, что твое желание совпадает с этим»я», ты не будешь цельным человеком и весь мир будет ущербным. Это и есть проделки Амалека. И в этом парадокс того, что есть долженствование, которое совпадает самым глубоким образом с моим настоящим желанием. Человеку кажется очевидным, что это две разные вещи: есть мое желание и есть мое долженствование, я чего-то хочу, но есть долг, который может это подавить. И, как правило, мы не сознаем того, что есть самый главный, безумно важный вопрос: чего я должен хотеть? Если этот вопрос не имеет смысла, то мы фактически не начали еще работать над собой. Мы можем быть очень талантливы, одарены, очень содержательно жить, но работы над тем, чтобы сделать из себя человека, мы не начали, если мы не поняли, что имеет смысл вопрос, чего я должен хотеть. Чего я должен хотеть, устанавливает Тот, Который установил меня в этом мире. И Он посылает мне всевозможные подсказки. Например, я очень хочу притронуться к этому шкафчику. Меня раз, и другой, и третий ударяет высоковольтное напряжение. Я, как тот Штирлиц, который пригласил эту фрау в лес по грибы, сделал один шаг и провалился в сугроб. «Не сезон», — догадался разведчик.

В мире есть какие-то указания на физические и другие опасности, которые разумному человеку помогают составить карту, куда ходить не стОит, куда стОит. Но существует не только карта минных полей, куда заведомо ходить не советуют. Я должен хотеть не ходить в минное поле, а меня тянет. Физические опасности человек способен различать намного яснее, чем духовные. В том-то и дело, что человек устроен так, что он духовных вещей непосредственно не воспринимает. И в этом сложность нашего существования. Потому что, как мы сказали, Бог, сотворив этот мир, сделал, фактически, только одну вещь: Он спрятался. Поэтому можно вполне представить все существование в этом мире, как игру в прятки. Бог спрятался, и человек должен его обнаружить, и найти, и вскрыть. И если вы скажете, что в такую игру невозможно играть, потому что темно и ничего не видно, — да, но ведь это игра. Если включить свет, вы все увидите, но игры уже не будет. А мир создан так, чтобы человек нащупал, и, на ощупь двигаясь, нашел. Поэтому вопрос, чего я должен хотеть, это вопрос стратегии игры в эту интересную игру, которую нам предложили.

Мордехай, в этом плане, так сурово отчитывая Эстер, занимается подсказкой, и вы критикуете его, что это неправильно, потому что он нарушает правила игры. Это не совсем так. Игра очень сложна, и, когда человек блуждает в пустом мраке, то какие-то люди, стоящие или рядом, или сверху, или со стороны, могут ему давать некоторые подсказки и наводящие указания. Не надо думать, что если Бог поставил человека играть в прятки, то категорически запрещено подсказывать. Это неверно. Игра так сложна, что, наоборот, очень даже разрешается и рекомендуется иметь хороших тренеров и подсказчиков. Иначе вообще не сыграешь никак.

В чем-то аналогичную претензию (не является ли подсказка нарушением), о чем-то похожем говорит римский критик: «Вы же, евреи, преступники. Если ваш Бог захотел сделать данного человека бедным, то какое право вы имеете помогать ему, давать ему пожертвования? Вы этим идете против воли своего Бога! Если бы Бог хотел сделать его богатым, он бы сделал его богатым. Вы идете против Божественного плана». Логичное рассуждение. (Я не сказал, что это связано, я говорю, что это аналогично). Точно так же, как человек, сделанный бедным, сделан так по воле небесного управления, ровно так же человек посажен здесь в состоянии мглы, когда невозможно различить Божественного присутствия. И задача человека — раскрывать это присутствие. Точно так же, бедным он сделан не для того, чтобы я смотрел и думал: «Вот хорошо, меня сделали богатым — и славно. Его сделали бедным — значит, так ему и надо».

(Ответ на вопрос из зала.) Идея такая, что, отдавая цдаку, освобождаешься от ненужного, не кажется мне такой убедительной, поскольку цдаку дает даже человек, который сам живет подаянием. И покажите мне человека, у которого есть совсем ненужное богатство. Я такого еще не встречал. Вы правы, что, конечно, когда человек дает пожертвования другому, то он, конечно, делает хорошо себе. Это, безусловно, верно. Но он делает хорошо себе не только потому, что он приучается делать хорошие движения, но еще и потому, что он реально спасает от голода, от голодной смерти другого. Не надо думать, что этот другой является чистым муляжем. Это живой человек,и он терпит тяготы бедности, помогая мне, у которого есть несколько больше, чем минимум, заработать себе очень высокое состояние тем, что я даю ему цдаку.

Мордехай подсказывает Эстер нечто, необычайно важное. Когда он говорит: «Если ты промолчишь, то помощь придет с другой стороны», — Мордехай хочет сказать, что спасение придет без всяких вариантов. Здесь нет никакой свободы выбора, поскольку Израилю гарантировано бессмертие. Поэтому он напоминает Эстер, если хотите, азбучную истину, которую никогда нельзя упускать из виду. Спасение придет точно, но вопрос — какова твоя роль в приходе этого спасения. Это вопрос, который воспитатель обязан поставить перед своим воспитанником. И родитель, который говорит ребенку: «Не смей выходить без пальто на мороз», — тоже подсказывает.

Итак, ваш вопрос. Если Мордехай так уверен, что спасение все равно откуда-то придет, то зачем он вообще идет к Эстер? Мог бы полежать на диване и подумать о чем-нибудь приятном. Здесь есть два соображения. Во-первых, гарантия спасения всему Израилю не обозначает гарантии неприкосновенности любой части народа Израиля. Это такое «шкурное» соображение. А сображение серьезное — что, когда народу грозит опасность, я обязан действовать. То, что мне известно, что в конечном счете все будет хорошо, не позволяет мне превращаться в постороннего зрителя. Дело в том, что вся система нашей традиции прямо противоположна философическому взгляду на мир.Мы уже упоминали как-то знаменитую парочку героев О’Генри, которые решили пожениться на почве своего неуемного любопытства. В день свадьбы они спрятались, чтобы подглядеть, как свадьба будет проходить. И очень удивились, что все расстроилось.

То, что я знаю, что мне гарантирована счастливая семейная жизнь, не значит, что я могу спрятаться и подглядеть в щелочку, как проходит моя свадьба. Это причина того, что Мордехай с такой поспешностью и горячностью требует, чтобы Эстер пошла спасать свой народ. Я знаю, что все кончится хорошо, но я знаю также, что кончится хорошо только тогда, когда кто-то согласится рискнуть самым драгоценным, что у него есть. Это, в конечном счете, все-таки не комедия масок, это не фильм, который отснят заранее и прокручивается, и не из-за чего тут волноваться. Обязательно надо волноваться.

4. Мидраш к первой части Книги Эстер: пир Ахашвероша, казнь царицы Вашти

Перейдем к празднику Пурим. Действие книги начинается с совершенно невероятного пира, гротескного, который царь Ахаверош устраивает на третьем году своего царствования в городе Шушане. Был ли Шушан еще раньше столицей Персии, не очевидно. Историческую роль города Шушана я сейчас даже не пытаюсь разбирать. Тут есть самые разные версии — что было два города, соединенных рядом. Меня это сейчас совершенно не интересует. Меня интересует не история, а литература и традиция.

Есть мидраш, который объясняет, почему Ахашверош устраивает этот грандиозный пир только на третьем году. Почему он устраивает пир не в год своего воцарения, а только на третьем году? Есть любопытный мидраш, что уже до Ахашвероша были цари, которые пытались воссесть на престол царя Шломо. У царя Шломо был очень необычный престол. Там были выведены разного рода животные, 72 льва с одной стороны и золотые орлы с другой стороны. Шесть ступенек вели к трону. Золотой лев встречал его на нижней ступеньке и под руку провожал, передавал следующим животным. Трон был необыкновенный. И когда завоеватели пытались воссесть на этот трон, то эти животные выражали активное недовольство, не позволяли им. И вот мидраш говорит, что Ахашверош заказал мастерам сделать точную копию такого трона, и такие мастера обнаружились только в городе Шушане. Три года трудились, изготовили точную копию, а потом оказалось, что этот трон слишком тяжел и нетранспортабелен. Согласно мидрашу, это заставило Ахашвероша перевести столицу в город Шушан, и он устраивает пир.

Знаменитое объяснение — что Ахашверош был очередным получателем того результата, что прошли 70 лет, предсказанные нашими пророками, что через 70 лет евреи вернутся и отстроят свой Храм. Первым таким царем, который праздновал это мнимое событие, был Белшацар. В русской традиции он известен как Валтасар. Он подсчитал от некоторого момента, самого первого изгнания (до разрушения Храма) 70 лет. Евреи не вернулись, и он устроил пир горой, выставил священные сосуды, награбленные из Иерусалимского Храма, и на стене появилась знаменитая надпись: «Исчислил, взвесил, разделил». И пророк Даниэль прочел эту надпись, которую никто немог прочесть, и объяснил: «Это значит, что тебе, царь, пришел конец». И он действительно не дожил до утра, заговорщики его убили, и Вавилонская империя смениась мидийско-персидской.

Ахашверош предстает в нашей повести, как очередной персидский царь. Он женат на дочери Белшацара (Белшацар был внуком Навуходнецара), Вашти. Пир описан с большими подробностями, о роскоши всей обстановки. Нам сейчас интересно то, что говорится, что на этом пиру питье было, как положено, без принуждения, а именно — как каждый захочет. «Как каждый захочет» — сформулировано «ки-рцон иш-ва-иш», как того хочет «иш». И мы знаем, что «иш-ва-иш» по пшату означает «каждый». Но мидраш, естественно, ищет в справочнике «ху из ху». Спрашивает: «Кто такой «иш»?» А вот «иш-йегуди» — это Мордехай, потому что он назван этим титулом «иш». А «иш» — это кто такой? А вот сказано «иш оев вэ цорер йегудим», враг и утеснитель евреев — это Аман. Таким образом, все на этом пиру, согласно мидрашу, делается так, как того хотят Мордехай и Аман. (Это слегка напоминает английскую сценку. Звонят по телефону: «Это фирма Смит, Смит и Смит?» — «Да». — Могу ли я поговорить с мистером Смитом?»- «Он за границей». — «А мистер Смит?» — «Он в командировке». — «А может быть, мистер Смит?» — «Слушаю вас»).

Все делается, как того пожелают два этих мужа, Мордехай и Аман. И спрашивают мудрецы: неужели можно найти такую вещь, которую хотят одновременно и Моредхай и Аман? Они — полная противоположность один другому. Мордехай, согласно традиции, уже успел совершить алию вместе с Зурбавелем, когда было дано разрешение возвращаться и начать отстраивать Храм. Потом подметное письмо со злобными наговорами на евреев положило конец этому разрешению. Оказывается, это письмо под руководством царицы Вашти написали десять сыновей Амана. Мордехай вернулся в Персию, для того чтобы лоббировать отмену этого запрета.

Аман является выдвиженцем, одним из крупных царедворцев при Ахашвероше. И вот на вопрос: «Как же так? Как же найти общее желание Мордехая и Амана? Один хочет спасти евреев и добиться разрешения строить Храм в Иерусалиме, а другой хочет всеми силами евреев погубить и не допустить строительства Храма» — ответ такой: все-таки есть нечто важное, чего очень хотят они оба, а именно — убрать царицу Вашти. Почему этого хочет Моредхай — вполне очевидно. Потому что она является главным препятствием, и она добилась запрета строить Храм. Аману она тоже мешает очень сильно. Потому что Аман является таким выдвиженцем, как мы называем сегодня, «новым русским». (Откуда происходит термин «новый русский»? Не все понимают это интересное название. Это такое невероятно интересное прочтение старинного французского слова «нувориш». «Нувориш» — это презрительное название, которым аристократы обозначали неожиданно разбогатевшего буржуа. «Нувориш», как новый русский, — это находка нашего времени. Она годится в качестве характеристики Амана). И царица сильного царского рода, правнучка самого Навуходнецера, конечно, является препятствием в карьере такого выскочки.

По разным сценкам мидраша видно, что царица Вашти вообще не любила Амана. За какую-то провинность она его вообще отшлепала туфлями по щекам. На женский пир она не пригласила его жену. У Амана есть все основания хотеть ее убрать. И раз и Мордехай и Аман едины в этом желании, царь после 180 дней пира для всех начальников провинций устраивает еще семь дней пира для всех жителей города Шушана. И на седьмой день пира, когда стало хорошо на сердце царя (после 187 дней пира, если не стало плохо, то может стать хорошо), ему приходит в голову гениальная мысль. Он через своих приближенных посылает царице повеление явиться пред подданными и продемонстрировать свою красоту. Мидраш описывает нам, как он естественно приходит к этому решению. Мужчины выпивают, у них идут серьезные мужские разговоры. Один говорит: «Мидийские женщины самые красивые». Другой говорит: «Персидские женщины самые красивые». А Ахашверош говорит: «Я пью не из мидийского и не из персидского сосуда, а из халдейского (т.е. вавилонского). Хотите посмотреть?..» — «Хотим». И вот царь велит царице явиться в царской короне (мидраш говорит — больше ни в чем) и продемонстрировать свою красу.

Вашти с негодованием отказывается последовать этому. Кто считает, что она была достаточно целомудренной, а мидраш говорит, что она внезапно покрылась проказой и ей было как-то не во-время демонстрировать. Почему она покрылась проказой? По принципу — мера за меру. Мидраш рассказывает,что у царицы Вашти было такое любимое удовольствие. Она пленных девушек-евреек заставляла работать голыми в шаббат. Такая изобретательность!

Поскольку дело происходит на седьмой день пира (оказывается, что седьмой день пира — это не просто день номер семь пира, а это седьмой день недели, шаббат), то мера за меру ей предъявляют требование явиться голой пред подданными, и она как раз в этот момент покрывается проказой. Царица отвечает гневно. В мидраше она говорит ему: «Ты еще маленький командовать! У моего папы ты еле-еле годился конюшни чистить». И Ахашверош собирает, естественно, совет мудрецов, чтобы решить, как поступить с царицей, которая посмела ослушаться царского приказа. И вот некто, названный именем Мемухан (мидраш говорит, что это не кто иной, как Аман, и он назван Мемуханом, потому что он уже приготовлен к тому, что с ним будет) дает мудрый совет, дипломатически сформулированный. Если царю понравится, то издать указ, что царица Вашти никогда не смеет являться к царю. Ты подпиши, а я ей голову в колесо собственноручно засуну.

Там еще много светлых мыслей, что каждый мужчина должен быть главой в своем доме и говорить на языке своего народа. В общем, великие, выдающиеся мысли: вы, рабочие, работайте, вы, крестьяне, крестьянствуйте… Зачем эти мысли были нужны? Есть такое мнение у комментаторов, что если бы этих тривиальностей не было в первом письме царя, то народ не так осторожно отнесся бы к следующему письму, о котором мы сейчас поговорим.

5. Эстер и Мордехай. Замысел Амана об уничтожении евреев

Короче говоря, первый шаг сделан. Эта книга является шедевром в смысле отсутствия лишних деталей. Все пригнано, нет ничего лишнего. Царица Вашти казнена, царь протрезвился, вспомнил, что сделала царица и как он поступил с ней, и загрустил. Какой совет ему дают? Срочно объявить конкурс красавиц и выбрать себе новую жену.Конкурс красавиц, который является ничуть не менее полоумным, чем предшествующий пир… Невзирая на ее национальность, возраст, семейное положение, замужняя, свободная — неважно. Хочет она или не хочет, если хороша собой — тащи. Доставили в гарем, где она готовится к просмотру 12 месяцев: всевозможные притирания и прочее. После чего она отправляется на одну ночь к царю, а после этого ее препровождают в другой гарем, где она находится все дни своей жизни, пока царь не вспомнит и не вызовет ее.

И вот среди них, среди этих вольных или невольных претенденток оказывается еврейка Эстер, которая родилась сиротой: отец умер до ее рождения, а мать — во время родов. Ее воспитал ее двоюродный брат. Часто говорят «дядя», но это неточно. Он был намного ее старше. Он, Мордехай, взял ее себе в дочери, воспитал ее. И когда ее поволокли к Ахашверошу, он дал ей инструкцию никому не говорить, из какого она народа.

Версия о том, что Эстер была женой Мордехая, занимает довольно заметное место в ряде мидрашей. В Талмуде обсуждается в «тосафот». Мы в нашем курсе просто не имеем времени этим заняться. На ваш вопрос, откуда мидраш это берет, я только скажу одно слово, и мы пойдем дальше. Сказано, что он взял ее в дочери, «ле-бат».И мидраш говорит: «Не читай ле-бат, читай — ле-баит «. А «баит» — это не что иное, как жена. Вот это намек. А дальше устная традиция шла параллельно с текстом. Эстер побеждает в этом конкурсе, что наводит Мордехая на тяжелые мысли, что такая победа не может быть случайностью. Герой Орвелла, когда он слышит сообщения о победах на фронтах, понимает, что сейчас передадут о снижении пайка шоколада. Такая неожиданная победа в конкурсе красавиц ничего особенно приятного не сулит. Очевидно, народ Израиля ждут большие неприятности, раз надо иметь такую сильную поддержку — своего человека во дворце. И Мордехай, будучи влиятельным человеком, членом Санхедрина, умудряется убедить Ахашвероша провести повторный тур конкурса. И во втором туре опять побеждает Эстер. Выбирает только Ахашверош. Кого он выбирает, тот и побеждает. К этому нелишне было бы прибавить, что, согласно мидрашу, Эстер в этот момент «всего» 75 лет.

Второй шаг сделан. Первый — убрали Вашти. Второй — наш человек во дворце. Нужен еще один подготовительный шаг, прежде чем может развиваться вся сюжетная линия. Мордехай, сидя близко ко дворцу, слышит, как два стражника, Бигтан и Тереш, сговариваются убить царя. Они происходят с какого-то далекого острова, говорят на своем тарабарском языке, уверены, что никто не поймет. Они не знают, что Мордехай — из сидящих в палате из тесаных камней (т.е. член Санхедрина), что он знает 70 языков, он прекрасно понял, что они говорят, передал Эстер. Эстер сообщила царю от имени Мордехая.

(Ответ на вопрос из зала.) Она сообщила так: «Господин царь, поступило срочное сообщение. Еврей Мордехай доносит, что тебя собираются убить». Вы спрашиваете, как она сообщила, если к царю нельзя было идти без вызова. Во-первых, очень может быть, что в те дни, когда Мордехай передал ей это сообщение, царь ее вызывал почти ежедневно, и этой проблемы не было. Это дело разыскано, найдено, заговорщики казнены, и в книгу царских хроник записано, что еврей Мордехай разоблачил заговор и спас жизнь царю. Про этот мидраш мы, собственно, с вами говорили. Что разыскивают? То, что пропало. Заговорщики положили змею в кувшин с питьевой водой,увидели переполох, забрали ее. Не могли найти змею — Всевышний сотворил новую. Ее нашли, заговорщиков повесили.

По поводу того, что Эстер сообщила царю от имени Мордехая, мидраш говорит. Тот, кто сообщает слова от имени сказавшего их, приносит в этот мир спасение.

Сделаны все три подготовительных шага, и теперь начинается сам сюжет, и сюжет начинается с того, что после этого царь возвысил Амана. Логика неожиданная, но очень важная. Возвысил Амана, поставил его престол выше всех министров, велел, чтобы при встрече все ему кланялись. Мордехай заявил, что он не будет ему кланяться,и, сколько ему ни говорили придворные, он категорически заявлял, что не будет кланяться. Донесли, конечно, Аману, что есть один, который похваляется. Аман узнал, что Мордехай — еврей, и решил, что одного Мордехая мало ему уничтожить, а надо уничтожить весь его народ. Таким образом, Аман первый в истории задумывает окончательное решение еврейского вопроса. Он очень быстро убеждает царя, что есть один такой народ, который рассеян, распылен, царских законов не исполняет. Мидраш приводит массу очень сочных подробностей о доводах Амана. Например, он говорит: «Смотри, какие у них законы: помимо того, что у них вечно или шаббат, или праздник, они никогда не работают. Кроме того, если ему в бокал с вином залетит муха, он выбросит муху и вино выпьет. Но если господин мой царь отхлебнет из кубка, он выльет вино на землю и после царя не станет пить. Царь для него хуже, чем муха».

Он очень быстро убедил царя, особенно добавив, что за исполнение этой важной работы он выкладывает десять тысяч талантов серебра, баснословное количество. Царь снимает с руки перстень с печатью, передает Аману и говорит: «Делай с этим народом, как хочешь», Аман рассылает срочные письма, предварительно бросив жребий, на когда назначить истребление евреев. Выпадает на 13 Адара, а дело это происходит (он бросает кости) 13 Нисана, т.е. за 11 месяцев до назначенной даты. Он очень рад, потому что в Адаре умер Моше-рабейну, 7 Адара. Он в этот день и родился, чего не знал Аман. И Аман радуется, что раз он умер, то кончилась его защитительная функция для народа. Значит, Аман рассылает срочные депеши по всем провинциям, всем народам империи быть готовыми 13 Адара подняться истреблять врага человечества. И после этого царь и Аман садятся выпивать.

6. Кульминация книги: возвышение Мордехая, казнь Амана, избавление евреев

Мордехай в трауре, требует, чтобы Эстер срочно шла просить. Эстер объясняет, что это опасно, ее 30 дней не вызывали. Мордехай настаивает. Эстер берет управление в свои руки и действует совсем не так, как мог бы действовать мужчина. Она не идет умолять царя за свой народ. Она говорит: «Передай всем евреям, чтобы три дня постились за меня, я и мои девушки тоже будем поститься три дня, а дальше я пойду к царю, и как погибну — погибну».

Через три дня Эстер, после трех дней поста, без вызова является к Ахашверошу. Как может выглядеть симпатичная женщина после трех дней поста, мы точно не знаем. Мидраш говорит, что ее сопровождала специальная бригада ангелов, один из которых поддерживал подбородочек повыше, два протягивали над головой нить симпатии. Короче говоря, когда она появилась во внутреннем дворике, царь Ахашверош подпрыгнул на месте от восторга при виде Эстер. Протянул свой жезл, который удлинился на очень много метров, чтобы поскорее дотянуться до головы Эстер, и сказал: «Эстер, царица, до полцарства проси, и будет тебе дано». Эстер просит: «Если угодно, то пусть царь и Аман явятся на пир, который я сегодня вечером приготовлю». Царь велит позвать Амана, на пиру спрашивает Эстер: «Какое твое желание?» — «Чтобы и завтра царь и Аман явились на пир, который я приготовлю».

Это «завтра» — очень важная деталь в войне с Амалеком. Моше говорит Йегошуа: «Собери людей, и завтра ты будешь воевать, а я буду стоять на пригорке». Мы Амалека всегда бьем «завтра».

Когда Аман выходит с этого пира окрыленный (можете себе представить, никого, кроме него, не пригласили на этот пир царской четы), он натыкается на Мордехая, который не встает и не кланяется ему. Он приходит к своей жене Зереш и преданным друзьям, рассказывает о своем величии, славе и богатстве и говорит: «Все мне не в радость, когда я вижу этого еврея Мордехая». Он получает необычно точный и разумный совет: «Построй у себя во дворе виселицу высотой 50 локтей, утречком иди к царю, схлопочи себе разрешение повесить на ней еврея Мордехая, и ступай себе на пир».

Четкий и разумный совет. Неужели тебе, единственному приглашенному на царский пир, откажут в такой малости, как повесить какого-то несчастного еврея Мордехая? И Аман принимается в поте лица сооружать эту грандиозную виселицу. 50 локтей — это примерно с восьмиэтажный дом. Люди, которые дают размеры, наверное, имеют какую-то традицию. Наверное, тут есть какая-то мистическая важность в том, что это должно быть ровно 50 локтей. Ему не говорят просто «виселицу», а говорят именно 50 локтей. Может быть, чтобы было далеко видно, а может быть, так полагается. Один из героев Зощенко говорит: «Известка свое действие оказывает и кругом себя оправдывает».Я не обо всяком рецепте знаю. Сознание людей никогда не было и не остается полностью рациональным.

Эта ночь — кульминация всей книги. Глава, которая начинается словами «В эту ночь был неспокойным сон царя», сопровождается таким мидрашем, что весь мир в переполохе. Мордехай со своими учениками, одетые в мешковину, посыпали головы пеплом, молятся и читают псалмы. Чем кончится эта страшная история? Эстер готовится к решающемупиру и думает, как она будет себя вести. В Талмуде мудрецы обсуждают, чем руководствовалась Эстер, когда пригласила Амана на пир. Мужчина никогда не додумался бы до такого шага. Начинать войну с того, что пригласить врага на пир?! Одно соображение — что когда противник перед тобой, легче выбрать момент, когда его подтолкнуть,когда он споткнется. Второе соображение — когда человек пьет вино, легче сделать этот шаг. У нее не было все задумано «ме-рош», она не играла в шахматы. Она действовала по женской интуиции, это гораздо серьезнее. У нее не все было продумано. Очень может быть, что у нее было такое соображение, чтобы у Ахашвероша зародились какие-то нехорошие подозрения: что это она приглашает Амана?

Когда один из мудрецов встретил пророка Элиягу, он спросил: «Чем руководствовалась Эстер?», — тот сказал: «Все названные соображения у нее были». (А вы думали, наверное, что восьмое марта так вдруг стало Международным женским днем).

Понятно, как Мордехай с учениками и Эстер тревожно проводят эту ночь. Аман в поте лица строит виселицу. Время от время примеряется, и в мидраше голос с неба ему говорит: «Правильно, примеряйся, для себя строишь!» Ахашверош спит. Ему не спалось — уже позднее, как расскажет мидраш. Мордехай переживает не о том, что его хотят повесить, а о том, что собираются уничтожить народ Израиля. Ахашверош спит, Всевышний посылает ангела, заведующего снами. Говорит: «Ты посмотри, что творится в Моем мире, Мой народ на пороге гибели, а этот спит!» Ангел берет, по одной из версий,Ахашвероша за ноги, толчет его головой об землю, приговаривая: «Проснись, неблагодарный, проснись, неблагодарный!» Тут Ахашверош просыпается. Может быть, у него первый раз в жизни бессонница, он не понимает, что случилось, почему он с такой тяжелой головой проснулся. В голове бродят разные нехорошие мысли, подозрения:почему Эстер позвала Амана, что между ними происходит, не крутят ли они заговор против него? Ни на кого невозможно полжиться!

Он вызывает писаря, чтобы ему читали хроники, и среди всякой мелочи он вдруг слышит, что еврей Мордехай раскрыл заговор и спас жизнь царю. «Какую награду получил Мордехай?» — спрашивает царь. И ему говорят: «Никакой». Человек оказал важную услугу царю — спас ему жизнь. И никакой награды он не получил! «Кто во дворе?» — спрашивает царь. Ему отвечают: «Аман». Тут Аман совершает очень важную, очень типичную для него ошибку. У него не хватило терпения дождаться до утра, как ему советовали. И он пришел еще до рассвета: а вдруг царь не будет спать, и можно будет еще раньше получить разрешение повесить Мордехая?

Когда царю сказали, что во дворе Аман, он вздрагивает: «Он подстерегает меня? Что он тут делает ночью во дворце?» И царь спрашивает Амана: «Что нужно сделать человеку, которого хочет возвеличить царь?» Аман думает: «Кого он хочет возвеличить?» И говорит: «Взять лошадь, на которой ездит царь, одеть его в одежды, которые носит царь». Мидраш говорит: «Ту лошадь и те одежды, которые были с царем и на царе в день его коронации, чтобы царская корона там была». Царь думает: «Еще и корона!» По одному из мидрашей, царю приснился сон, что Аман хочет отнять у него корону. «И чтобы самый важный сановник вел под уздцы лошадь и восклицал: «Так будет сделано человеку, которого хочет возвеличить царь!» Царь говорит: «Вот все, что ты сказал, иди и сделай еврею Мордехаю. И смотри не упусти ни одной детали».

Разрыв сердца он не получил, но это неприятный поворот дела. Он идет, одевает Мордехая, восклицает: «Так будет сделано…» Мидраш говорит, что дочка Амана стоит на крыше и с нетерпением ждет, когда, наконец, приволокут вешать еврея Мордехая. И видит, как сановник в царских одеждах, понятно, что это ее папаша, на лошади, которую какой-то несчастный ведет под уздцы, — понятно, что Мордехай. Она выливает ведро помоев ему на голову и, увидев, что это отец, бросается с крыши и кончает собой. Аман, в трауре и облитый помоями, входит в дом, сообщает жене и дружкам, как повернулось дело, и его жена Зереш говорит ему такую ободряющую фразу: «Ну, если этот Мордехай из евреев (это большая новость), раз ты начал перед ним катиться, то уже не остановишься».

Тут прибегает посыльный Эстер: «Быстро-быстро на пир!» Он как есть идет на этот царский пир. Царь спрашивает: «Ну, царица, какое твое желание?» Эстер театрально говорит: «Мое желание, моя просьба — чтобы мне и моему народу подарили жизнь, потому что вот такое задумано». Царь говорит: «Кто этот негодяй?» И Эстер театрально указывает на Амана. Царь в полном смятении мыслей и чувств выходит собраться с мыслями в садик. Когда он возвращается, то неведомая сила, по мидрашу — ангел, подталкивает Амана. Он валится на ложе, на котором находится Эстер, и царь говорит: «Как, насиловать царицу, когда я в доме?! Это уж слишком!»

И последнее слово произносит некий приближенный царя по имени Харвона, который говорит: «А вот и виселица высотой 50 локтей стоит во дворе Амана, которую он построил для Мордехая, который говорил хорошо для царя.» И царь говорит: «Повесить его на ней».

На этом кончается личная история Амана, впереди еще все схватки, повешение сыновей Амана. Но вопрос, кто является главным героем, мы так и не решили. Мы не успели обсудить почти никаких черт героев, и это трудно в одном разговоре. Единственное, что стоит сказать, — что этот самый Харвона, который фигурирует всего дважды в нашей истории в Мегилат-Эстер, он появляется первый раз на первом пиру, и там он пишется с алефом на конце, как полагается по традициям халдейского языка. А в последней сцене он уже пишется с «hэй» на конце, в стиле иврита. И в этом «подъевреивании» имени Харвона есть глубокое содержание. Теперь, когда имя Харвона пишется с «hэй», с одной стороны, это наводит на мысль о том, что дипломаты и царедворцы должны «колебаться вместе с линией» и держать нос по ветру. Откуда Харвона знал о том, что виселица 50 локтей ростом? Он что, ее мерил? Мидраш говорит, что Харвона «захур-ла-ра», был самый обыкновенный мерзавец, придворный пройдоха, который был в заговоре с Аманом. Теперь он увидел, что ветер переменился, он в один момент переметнулся.

Но нам мудрецы оставили Галаху, что тот не выполнит обязанности, кто в конце чтения Мегилат-Эстер, помимо того, что он скажет: «Проклят Аман, благословен Мордехай, проклята Зереш, благословенна Эстер», — если он еще не скажет: «Вэ гам Харвона захур ле-тов». — И также Харвону вспоминаем к добру. Этот «великий праведник»Харвона, негодяй, о котором слово было бы жалко сказать, оказывается самым главным выразителем идеи Мегилат-Эстер. Он не стал большим цадиком, но он, сидя со стороны (бывает иногда, что царедворцы обладают хорошим чувством истории), он единственный из персонажей этой повести, вдруг увидел, что же такое делается. Все интриги, замыслы, переплетения, эта последняя ночь. Не жалея сил, Аман строит виселицу, для того чтобы его на ней же повесили.

Это совершенно невероятное стечение всех обстоятельств выражает одну только вещь: в имени Харвона читается первая часть («харав» — разрушил) и вторая часть («бонэ» — строит). То, что мы воспринимаем как разрушение, на самом деле является глубокой приготовительной стадией строительства. Эта идея выражена в самом названии книги: «Мегилат-Эстер» содержит два противоположных слова: «мегила» от слова «легалот», «открывать», а «Эстер» — от слова «скрывать». Не то что было сокрыто, а стало открыто. Это раскрытие того, что кроется в сокрытии. На самом деле, сокрыто в зародыше то, что потом вырастет спасением.

Источник: МАХАНАИМ — еврейский культурно-религиозный центр

  

 

http://trivodnom.se-ua.net/page6/5/5/

  

 

 
 
Copyright 2009 © Триединый Бог