Господь - Бог, Иисус и Святой Дух

Жизнь во Христе...

Непостоянство человеческой морали

АВРААМ в свете еврейских мидрашей

Январь 12, 2012

Мидраш о попытке Нимрода сжечь Авраама в печи

Надо сказать, что строительство Вавилонской башни происходит уже при жизни Авраама. Он в это время довольно молодой человек. Напомню мидраш о том, как Нимрод бросил Авраама в горящую печь. Один из вариантов этого мидраша таков. Нимроду приснился сон, что с востока взошла звезда и поглотила звезды с четырех сторон. 3вездочеты истолковали или просто предсказали, что в тот день у человека по имени Терах, твоего подданного, родился сын, который в будущем породит народ, нежелательный для тебя. Он спросил их, что делать, и они предлагают: «Давай мы дадим этому Тераху полный дом серебра и золота, возьмем его сына и убьем». Нимрод (или его посыльный) приходят к Тераху и говорят: «Вот у тебя родился сын, давай мы дадим тебе полный дом серебра и золота и возьмем и убьем твоего сына».

На что Терах (в Торе он не имеет никакого характера, он назван, что родил трех сыновей, Авраама, Нахора и Арана, но в мидраше он предстает человеком непростым) говорит: «Я вам расскажу на это притчу. Коню сказали: «Давай мы отрежем тебе голову, и за это дадим тебе полный дом овса». На это конь сказал: «Глупцы, если вы отрежете мне голову, то кто будет есть этот овес?» Если вы заберете моего сына и убьете, то кому я оставлю это серебро и золото?» (Вы понимаете, что эта притча небезупречна. 3аберем серебро и золото – ты родишь еще сына, какая проблема?) Но Нимрод отвечает: «Из твоих слов я вижу, что у тебя-таки родился сын, давай его сюда!» Терах говорит: «Родился и умер». А Нимрод говорит: «Я говорю про живого сына». Терах спрятал его в пещере. Следственные органы тогда еще, наверное, работали слабовато. В пещере произошло чудо, – говорит мидраш: там открылись две трубы, через одну поступала в нужных количествах мука, а через другую масло.

Когда Аврааму исполнилось три года, он вышел из пещеры, огляделся, увидел солнце и подумал: «Интересно, кто сделал все вокруг и меня в том числе?» Целый день он поклонялся солнцу, потом солнце зашло, наступила ночь, взошла луна, всю ночь он поклонялся луне. Он пришел к отцу и спросил: » Отец, кто сделал все на свете и меня?» Отец ответил ему: «Все на свете сделали мои боги». (Отец изготовлял идолов на продажу.) Авраам захотел посмотреть на них, отец повел и показал ему. Авраам пошел к матери и говорит: «Приготовь мне еды получше, я отнесу этим богам отцовским». Мать приготовила, он принес, положил – ни ответа, ни привета. Он говорит: «Эта еда им не нравится, надо приготовить получше». Тот же результат. Он взял (в одном варианте палку, в другом) огонь, (разбил или, соответственно,) сжег всех этих богов, кроме одного. Самому большому он вложил в руки соответственно палку или огонь. Отец пришел и говорит: «Кто сжег всех моих богов? Как ты это мог сделать?!» Авраам говорит: «Это не я, я им поставил еду, а они передрались и самый большой их всех перебил или сжег». Отец говорит: «Разве они могут это сделать, я их только вчера изготовил». Авраам говорит: «Пусть твои уши услышат то, что говорит твой рот. Если они и этого не могут, то что им поклоняться?!»

Отец (с совершенно непонятной двойственностью) идет и доносит Нимроду, что его сын уничтожил их богов. [Говорят, что такого не бывает, но я лично знал родителей, которые, в ужасе от того, что их ребенок хочет ехать в Израиль, шли и просили забрать его в Советскую Армию. Там его избивали, делали калекой. Были еврейские родители, которые своих детей выдавали, когда они прятались от армии, и их забирали, это реальные случаи нашего поколения.] Терах сообщает Нимроду, Нимрод вызывает Авраама, требует, чтобы тот поклонился, Авраам отказывается, и Нимрод велит бросить его в горящую печь. Из этой печи Авраам выходит целым и невредимым, потому что Всевышний его спасает.

Новая версия мидраша о встрече Авраама с Нимродом. Мидраш о смерти Арана
Мы обсуждали мидраш, в котором описывалось, как Авраам начал размышлять об устройстве мира, кто это все создал, и т.д. Теперь перед нами несколько другой, параллельный вариант этого же мидраша. В самом конце раздела «Ноах», там, где появляются Терах и его сыновья, говорится фраза, которая даже при простом подходе требует какого-то объяснения. Говорится, что Аран умер перед лицом своего отца. «Перед лицом», по пшату, обозначает «на глазах». Это «Берешит», 11-я глава, 28-й стих. «У мэт Аран ал-пнэй Терах авив ба-арец моладето ба-Ур-Касдим». Что мне хочет сообщить этот стих? Прежде всего, чтобы оттолкнуться от мидраша, мы должны понять, каков пшат. Что мне здесь сообщают? Большинство комментаторов понимают, что пшат именно таков. «Перед лицом» в том смысле, что он умер при жизни отца. И есть такое объяснение, что до этого такого не бывало. Нормально, когда дети хоронят родителей. Родители отжили свое. Когда сын умирает прежде отца, это необычное и неприятное положение дел. Поэтому мидраш, зацепляясь за это, рассказывает нам историю, как это получилось.

«И умер Аран перед лицом Тераха, отца своего». Сказал рабби Хия, сын рава Ады из Яффо. Терах был изготовителем идолов, он готовил их на продажу. Однажды он отправился в город и посадил Авраама продавать вместо себя. Приходил человек, просил продать ему идола, а он говорил ему: «Сколько тебе лет?». Тот отвечал: «Мне пятьдесят или шестьдесят». И тогда Авраам говорил: «Горе ему, этому человеку, которому шестьдесят лет, а он собирается поклониться однодневке». Т.е. этот идол существует всего один день. Тот стыдился и уходил.

Однажды одна женщина принесла корзинку с отборной мукой и сказала ему: «Это тебе, принеси перед ними». (Вариант немного другой, чем в прошлый раз, но в целом совпадает.) Он поднялся, понес это туда, разбил всех идолов и вставил палку, которой он разбил, в руку самому большому из них. (Есть другой вариант, что это была не палка, а огонь.) Когда вернулся отец и сказал: «Кто это сделал с ними такое?», он ответил: «Не буду скрывать от тебя. Одна женщина принесла корзинку с отборной мукой и сказала мне: «Вот тебе, принеси этим идолам». Я принес, один говорит: «Я буду есть первый», другой говорит: «Я буду есть первый». Встал самый большой среди них, взял палку и перебил их». На это отец сказал ему: «Что ты мне рассказываешь такие истории, разве они умеют это делать?» – «А если нет, так пусть услышат твои уши, что произносят твои уста».

В этом варианте мидраша промежуточная дискуссия, очень важная, между Авраамом и Терахом опущена. И сразу говорится: отец пошел и предал его Нимроду. С Нимродом происходит следующий разговор. Сказал ему Нимрод: «Поклонись огню». Авраам сказал ему: «Лучше я уже поклонюсь воде, которая гасит огонь». Сказал Нимрод: «Поклонись воде». Сказал ему: «Лучше я тогда поклонюсь облакам, которые носят воду». Сказал: «Поклонись облакам». На это Авраам сказал: «Если так, то я лучше поклонюсь ветру, который рассеивает облака». Сказал: «Поклонись ветру». Сказал ему: «Тогда я поклонюсь человеку, который несет в себе дух». Это игра слов, которая по-русски не очень понятна: «руах» обозначает и «дух», и «ветер». На это потерял терпение Нимрод и сказал: «Ты слишком много разговариваешь, я поклоняюсь не чему иному, как огню, и поэтому я тебя брошу в огонь. И пусть придет твой Бог, которому ты поклоняешься, и спасет тебя из этого огня».

Отец не такой простой человек, как может показаться. Профессия у него, на наш взгляд, довольно унылая. По тем временам это была очень почтенная профессия – изготовлять и продавать идолов. Наверное, это считалась идеологической работой. Но Терах не так прост. В том варианте, который мы начинали в прошлый раз, Авраам начинает выяснять с отцом, он хочет понять, кто сотворил все, и его в том числе. И Терах дает ему ответ: «Все сотворили мои боги». Он не говорит: «Тебя сотворили боги». Он честный человек, применительно к путанице в мозгах, которая всегда у людей бывает. Он не может сказать: «Тебя сотворили мои боги», потому что у него есть некоторые личные сведения о том, как появился на свет Авраам.

После дискуссии он видит, что ничего не помогает, Авраам упорствует и не признает его богов. И тогда он предает его в руки Нимрода. Это совершенно поразительное действие, как отец своими руками отдает сына властям, чтобы они разбирались. Но такие случаи известны и в наше время. Если Павлик Морозов не является исторической реальностью, то, по крайней мере, это идеал большевиков. А кроме того, и в следующем поколении, еще совсем недавно, были родители, которые доносили на «заблудшего» сына, «продавшегося сионистам или религиозным», где он прячется от военкомата, и отдавали в Советскую Армию, чтобы «спасти его от скверны». Это не всегда кончалось хорошо. Не то, что его бросали в горящую печь, но иногда избивали до полусмерти. И надо сказать, что Терах в тексте Торы больше не появляется. 3десь будет сказано, что он умер, а на самом деле он умрет много десятилетий спустя после того, как Авраам уйдет от него по приказу Бога. Но Терах, как нам сообщает устная традиция, в конце своих дней раскается, перестанет поклоняться идолам и станет очень приличным человеком.

Мы должны прежде всего посмотреть на то, что мир устроен таким образом. Авраам появляется только в двадцатом поколении. Сколько бы ни было праведников до него, никто с ним не может сравниться. Нимрод появляется задолго до него. Т.е. такой чистый праведник и такой чистый злодей, как, по крайней мере, описывает Нимрода мидраш, бывают очень редко. Это выдающиеся гиганты с белой и черной стороны. А между ними есть море людей, который колеблются и находятся в серой области. Спрашивается: что с ними будет? И каждый из гигантов пытается прежде всего дать практический ответ на этот вопрос, они воюют за это, за эти голоса.

…приводятся обсуждения вопросов мироздания между Авраамом и Терахом, его отцом: «Кто сотворил все и кто сотворил меня?» И те же вопросы он задает Нимроду:»И кто сотворил тебя?» И когда Нимроду надоедает спор с Авраамом, он говорит: «Хватит множить слова, я сам себя сотворил». Нимрод договорился до того, что он сам является божеством. И Авраам сказал: «Тогда все дело очень просто, я немедленно готов тебе поклониться, но если ты действительно бог, сделай один раз, чтобы было не совсем обычно. Обычно солнце встает на востоке и садится на западе. Сделай один раз, чтобы оно зашло на западе и село на востоке, и я немедленно начну тебе поклоняться». Тогда он швырнул его в печь. А что ему еще оставалось с таким упрямцем?

Непостоянство человеческой морали

21-я глава заканчивается тем, что к Аврааму приходит филистимлянский царь Авимелех и предлагает Аврааму заключить союз. Авимелех требует, чтобы Авраам, в ответ на очень благородное отношение отношение со стороны Авимелеха, отплатил ему добром и поклялся, что он не сделает ничего плохого ни сыну, ни правнуку, ни внуку этого Авимелеха. То, что Авимелех вел себя по отношению к Аврааму очень благородно, мы видим из текста. Авраам, применяя старый примем, просит, чтобы Сарра говорила всем, что он – ее брат. Тогда они переходят жить в филистимлянскую землю, и Авимелех берет ее в свой гарем. И Бог является к нему ночью и говорит: «Отдай жену этому человеку, потому что он – пророк и помолится за тебя». Авимелех говорит: «Я в чистоте рук и в невинности сердца взял ее. Он же сказал, что он ее брат, и она так сказала». Наутро Авимелех собирает чрезвычайное заседание правительства по поводу того, что он чуть было не прикоснулся к замужней женщине. Он вызывает Авраама и спрашивает: «Что ты видел, что ты так поступил со мной? Ты сделал со мной вещи, которые не делают. Чуть не подставил меня под такое страшное преступление!»

И Авраам говорит Авимелеху только одну вещь: «Я сказал себе: только нет страха перед Богом в этом месте. И меня убьют из-за моей жены. Ваши нравы невозможно сравнить с распущенностью ханаанских народов. Вы очень приличный народ, ведете себя очень порядочно и хорошо, я это ценю и много лет буду жить среди вас. Но полагаться на устойчивость вашей морали не приходится по одной простой причине. Потому что эта мораль – человеческой выделки. Она не основана на страхе перед Богом. Т.е. немного вы побаиваетесь Бога, но все-таки нет того страха перед Богом, на который можно опереться. Поэтому сегодня вы собираете совещание по поводу того, что ты чуть было не совершил такое страшное преступление. Но я сказал себе: конечно, насчет замужней женщины вы еще помните. Всего лишь три с лишним столетия назад был потоп, наказавший за разврат. Поэтому ни один более или менее разумный народ не позволит себе прикоснуться к замужней женщине. Тебе так нравится эта женщина – убей ее мужа, потом бери свободную женщину».

И Авимелех не говорит ему: «Ты белены объелся». В тех поколениях замужняя женщина – это страшный запрет, а убить человека, если надо – почему нет? Времена меняются, и через много столетий скажут: убить человека – это чудовищное преступление, замужняя женщина – ничего страшного… Мораль, которая основана на человеческих представлениях, имеет один дефект. Она очень относительна. Она не держится на страхе перед Богом. И Авимелех реагирует на поступок Авраама совсем не так, как фараон. Фараон тоже по-своему боится связываться с Богом, который его бьет из-за Сарры. По слову Сарры, фараон получил чувствительные удары от Бога.[Кстати, мидраш там тоже очень красивый, его приводит Раши. Когда фараон взял себе Сарру в гарем, там говорится, что Бог поразил его "аль двар Сарра". По-простому - за Сарру. А мидраш говорит - по слову Сарры. Сарра говорит: "А ну-ка, дай ему!" И он ему дает. "А ну, еще". И он еще.] И поэтому не хочет связываться и говорит: «Вот тебе Бог, вот порог, бери свою жену и проваливай отсюда».

Авимелех поступает совершенно не так. Он говорит: «Вся моя страна перед тобой, выбирай любое место, поселяйся, где хочешь». Он еще дает заметную сумму денег Сарре за то, что она выглядит не совсем приятно в глазах общества: замужняя женщина побывала в чьем-то гареме, дала повод для разных пересуд и толков, пересуд понятного свойства. Вскоре после того, как она побывала в гареме у Авимелеха, она родила сына. Девяносто лет не могла, а тут – пожалуйста. Поэтому люди, которые любят находить простое объяснение и разоблачать кажущиеся чудеса, говорят: «Всем известно, чей это сын». Поэтому Бог – говорит мидраш – делает Ицхака точной копией Авраама, чтобы всем было понятно, чей он сын, и пишет: «Вот родословная Ицхака. Авраам породил Ицхака». [Что касается стремления разоблачать чудеса, то это - в человеческой природе. И лучше всего об этом говорит цирковой анекдот про то, как крокодил играет на фортепьяно, а обезьяна поет. Люди - в восторге спрашивают: "Как у тебя это получается?" Он говорит: "Это все - обман: на самом деле и поет, и играет крокодил".]

Источник: МАХАНАИМ – еврейский культурно-религиозный центр

 

 
 
Copyright 2009 © Триединый Бог