Господь - Бог, Иисус и Святой Дух

Жизнь во Христе...

мы ОБЯЗАНЫ судить!

МОНИТОРИНГ СМИ: Отец Сергий Кондаков: «Священник – он и в бане священник». Интервью удмуртского клирика, выступившего с открытой критикой РПЦ МП

Март 4, 2012

ОТ редактора: Когда целая система вводит в заблуждение миллионы людей поклоняться идолам, молиться умершим, целовать мертвые мощи, говоря Библейским языком – служить чужим богам, причащаться за умерших, порой даже отправлять на тот свет бандитам передачи и оружие и творить многие прочии ярковыраженные антибиблейские мерзости, в том числе и антисемитские, то скажите, какие плоды еще вам нужны, чтобы называть вещи своими библейскими именами?
ИИСУС ПОВЕЛЕЛ НАМ : «Не судите по нарожности, но СУДИТЕ судом праведным»! Апостол Павел: «Не внутренних (т.е. христиан) вы судите? Внешних же судит БОГ! Итак извергните развращенного из среды вас!! 1Кор.5. 2Кор 6:14. «Выйди из нее народ Мой» откр.17, 18.
Мы ОБЯЗАНЫ судить! Иисус запретил нам ОСУЖДАТЬ людей лицемерно, когда ты сам делаешь то, за что судишь кого то. Но все пророки, сам Господь, мы – призваны называть вещи своими именами, иначе ГОРЕ нам. Иначе мы слепые последователи или «собаки не умеющие лаять». Настоящая любовь – это говорить ПРАВДУ людям, которую показывает Бог и плоды их дел (когда Он призывает Духом это делать).Давайте не путать библейское христианство с современным масонским «толерантностью» или «плюрализмом».
Когда мы любим людей, тогда получаем способность и судить правильно, чтобы ПОМОГАТЬ им!

Год назад три священника из Удмуртии выступили с открытой критикой Русской православной церкви. Завьяловский протоиерей Сергий Кондаков и двое его соратников – отец Александр Малых и отец Михаил Карпеев – разместили в Интернете видеопослание, которое произвело в чинном и благолепном церковном мире эффект разорвавшейся бомбы. Отцы обличали руководство РПЦ в раздаче священных наград олигархам и политикам и просто развале церкви изнутри. Проповедь вызвала большой скандал, но о нем довольно быстро забыли. Мы решили выяснить, как живется опальным батюшкам сейчас.

Напротив Свято-Никольского храма в Завьялово стоит покосившийся дом. Его отобрали у отца Сергия вместе с должностью настоятеля. Сейчас здесь никто не живет. Окна за зеленым – в цвет куполов церкви – забором, кажется, с завистью смотрят на статный храм. Потому что именно в храм были пущены все пожертвования прихожан, накопленные долгими годами. А «коттедж», где жила семья бывшего настоятеля, так и остался кособокой двухэтажкой.

А восстановленная церковь завидует старому зданию колхозной конторы. Там по выходным собирается много народу. Больше, чем в ее стенах, хотя они белокаменные и с куполами. Прихожане и батюшка – отец Сергий – теперь там молятся Богу.

Чисто российский парадокс. Во времена Совдепа в храме танцевали, а сейчас в колхозном помещении ведут церковные службы.

«То, что сделали наши прихожане, – подвиг»

- Вот он, наш походный храм. Некоторые «доброжелатели» называют его «сектой»*, – отец Сергий показывает нам актовый зал, оборудованный под церковь. На стенах иконы, подсвечники перед образами святых, престол. Стены алтаря – временные перегородки. Приход сооружали всем миром, прихожане несли образа из дома, самые талантливые – писали сами. Контору приход арендует. И неизвестно, как долговечен будет договор.

Сегодня вторник, службы нет. Мы беседуем в кабинете, за дверью с табличкой «Агрономы». Отец Сергий с улыбкой называет его «офисом». Он вообще много улыбается в рыжую негустую бороду. Щурит по-доброму глаза.

- Многим традиционно мыслящим людям наш поступок показался совершенным безумием. Все мы трое (авторы открытого письма патриарху. – Прим. ред.) были на хорошем счету в Московской Патриархии. Но как-то единовременно решили, что мириться с пороками структуры больше не можем. Нам отвечать перед Богом на Страшном суде. То, что мы сделали, – это наш долг. А то, что прихожане остались с нами, – это подвиг. Я никого не агитировал и не звал с собой. Люди пошли сами.

«Если мы будем так жить дальше, церкви опустеют!»

Отец Сергий какой-то правильный батюшка. Мало таких осталось. Он небогат, пожертвования прихожан пускает на дела церковные. Не курит, и никто его не видел пьяным. Из отпущения смертных грехов не делает бизнес.

- Сейчас ставится в пример, когда священник собрал много денег на храм. А кто ему дал эти деньги? Жулики, воры, какие-то негодяи – это никого не волнует. Более того, этому жулику еще и орден повесят за то, что он поделился. Вот это неправильно.

Я знал о многих болезнях и пороках церковной жизни и пять, и десять лет назад. Но надеялся, что все-таки в Московской Патриархии эти проблемы будут решаться. Но, наоборот, мы видим, что они становятся все более острыми.

Мы идем по пути католической церкви. В 60-е годы католики прибегли к модернизации, чтобы завлечь паству. Но это закончилось полной катастрофой. Храмы почти опустели. В наше время считается хорошо, когда священник занимается восточными единоборствами, танцует или играет рок-музыку. Это дешевый авторитет, кризис жанра – значит, ему просто нечего сказать.

Церковь должна свидетельствовать о Христе не какими-то дешевыми трюками, а реальной евангельской жизнью. Ну, посмотрят, как батюшка играет в футбол, а дальше-то что? Человек из-за этого в храм не пойдет.

«Живем, как на войне»

На третий день после опубликования открытого письма в Свято-Никольский храм во время службы ворвался священник. Он шел к алтарю шагом победителя, практически расталкивая молящихся прихожан. Люди потянулись за ним, стараясь остановить. Чтобы отвлечь прихожан, отец Сергий запел «Верую…», и все запели с ним. После молитвы настоятель Завьяловского храма сам зачитал указ о том, что ему запрещается проводить священнослужения. Прихожане стояли и плакали.

- Нас не могут выгнать из Церкви, потому что ее глава не патриарх Кирилл и группа товарищей, а Господь наш Иисус Христос.

Нам постоянно угрожают, и иногда, конечно, становится не по себе. Хотя мы ни с кем не воюем и не враждуем. Просто мы хотим жить согласно нашим убеждениям. Хотим, чтобы церковь возродилась вместе с Россией.

В итоге ответа от патриарха ижевские священники так и не добились. Даже церковного суда, о котором так много говорили в Московской Патриархии, тоже не было. Зато была масса обвинений, которых как раз и ожидали батюшки. Но скандал быстро закончился, о Кондакове теперь предпочитают не вспоминать. Его даже не исключили из общественных организаций, где он состоял. Просто забыли…

«Мне не явился архангел. Я просто почувствовал, что Бог есть»

Вся жизнь отца Сергия – это непрекращающаяся борьба. Он родился и вырос в Москве, в типичной советской семье. Родители к религии были равнодушны. В семь лет, когда заболела мать, Сергей совершенно неожиданно помолился Богу.

- Я просто слышал, что есть такие «темные люди», которые верят в Бога. И решил попробовать. Помолился и почувствовал, что Бог действительно есть. Мне не явился архангел Гавриил, у меня просто появилось такое внутреннее ощущение. И маме стало значительно легче. Так я стал верующим человеком.

Потом было много неприятностей в школе. Сережа отказывался вступать в пионеры и рассказывать стихи о дедушке Ленине.

- В 16 лет меня задерживали, я пережил допросы борцов с идеологической диверсией. Они затягивали гайки, проводили со мной «профилактическую работу», настаивали, чтобы я был их осведомителем.

В 20 лет женился, вскоре родилась дочь. В это время началась перестройка, появилась Ижевско-Удмуртская епархия. Совершенно случайно в Москве Сергий познакомился с епископом Палладием, только что назначенным в Ижевск архиереем. Тот и пригласил его в Удмуртию. В сане дьякона Сергий Кондаков прослужил в Троицком соборе полтора года.

- В Завьялово я поехал служить по собственной инициативе. Не хотелось быть рядом с высокими церковными лицами. Меня назначили настоятелем недавно открывшегося Завьяловского храма. Службе в нем я отдал 20 лет.

«Священник – он и в бане священник»

В жизни отец Сергий остается таким же, какой он на службе. Он не ведет двойную игру, подрясник снимает редко даже дома.

- Конечно, могу позволить себе надеть рубашку и штаны. Но вне дома стараюсь всегда быть в форме. Священник – он и в бане священник.

Быть священнослужителем не работа. Это жизнь. Он должен быть всегда «при исполнении». Иначе игра какая-то получается. Форма дисциплинирует, и человеку стыдно делать какие-то непотребные вещи, когда он в духовном одеянии.

«Родитель – это старший друг»

О семье отец Сергий рассказывает не очень охотно, хотя гордиться есть чем. Они с матушкой Тамарой Андреевной воспитали родную дочь и трех приемных. Две старшие вышли замуж и уже подарили родителям внуков. На попечении семьи священнослужителя сейчас еще одна девочка, Александра, которая учится в школе.

- Надо было помочь этим детям. А как это сделать в детдоме? Только взять в свою семью. В детском доме никому не хорошо – ни воспитанникам, ни педагогам. Каждый ребенок изранен и наносит такие же раны окружающим.

В семье Кондаковых нет разделения на родной-неродной.

- Я себя считаю мягкотелым родителем. Может быть, дети так и не думают. Они все очень разные люди. Но главное, что я хотел воссоздать в семье, чтобы мы все были на одной волне христианской веры и любви. Родитель должен быть действительно старшим в семье, но не тираном. Важно, чтобы ребенок имел возможность общаться с тобой как со старшим другом. Но зачастую воспитание с моей стороны происходит по остаточному принципу, потому что много сил и времени отдаю церковным делам.

«Я – книжный червь»

Я – книжный червь. Читаю в основном церковную литературу. Люблю творчество Толстого – наверное, не буду здесь оригинален, Достоевского и Солженицына. Последний – это главный автор в моей жизни. Я его еще в детстве читал, когда его книги были подпольными. Романы Солженицына во многом повлияли на мое мироощущение.

«Было время, когда чуть не бросил все»

Желание бросить все? Было. Но не в 16 лет, когда меня склоняли к так называемой «дружбе» с коммунистами. Тогда я просто боялся.

Колебание было, когда я уже сам увидел, как церковные люди ломаются под прессом системы и при этом как-то особо не страдают. У меня возник соблазн – может, пойти тем же путем. И если бы не встреча с архимандритом Кириллом Павловым, духовником Троице-Сергиевой лавры, который меня наставил тогда, не знаю, как повернулась бы моя судьба.

«Интернет – это территория свободы»

Негативного отношения к Интернету у меня нет. Вот, к примеру, есть топор. Сколько ж преступлений совершено с его помощью! Но не будем же мы сейчас запрещать топор.

Да, в Интернете происходят страшные вещи, и многие используют его совсем не так, как надо бы. Но, тем не менее, это территория свободы, там есть огромная масса информации, которую мы могли бы не получить.

«Единые электронные карты – средство контроля над личностью»

Мы не противники научно-технического прогресса. Формально очень много аргументов за единые электронные карты. Не нужно будет носить с собой сберкнижку и медицинский полис. Но кто будет владеть информацией? Введение единых электронных карт может привести к тому, что человек окажется под властью тех сил, которые владеют информацией, закрепленной в этих картах. А в наше время кто владеет информацией, тот обладает властью над миром.

Сейчас отец Сергий старается жить одним днем и успеть сделать как можно больше. Рядом с ним его верные друзья – отец Александр и отец Михаил, которым он безмерно благодарен. Опальные батюшки и их прихожане планируют строить новый храм на Завьяловской земле. Потому что именно здесь их дом и их паства.

- Не сомневаюсь, что мы вернемся в Свято-Никольский храм. И если не мы, то наши дети. Правда все равно восторжествует. Хотя, бывает, для этого нужно время.

Досье

Отец Сергий Кондаков

Родился 26 мая 1967 года в Москве.

1984 год – трудник Данилова монастыря в Москве.

1985-1987 гг. – иподьякон, референт архиепископа Владимирского и Суздальского.

1989 г. – дьякон в Троицком соборе в Ижевске.

1991 г. – настоятель храма Святого Николая в Завьялово.

2003-2011 гг. – руководит Епархиальным отделом по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, член Комиссии по помилованию.

Удостоен патриархом Алексием II ряда высоких наград, награжден Крестом с украшением, Орденом преподобного Сергия Радонежского.

За неоднократные командировки в «горячие точки» в качестве военного священника награжден медалями «За боевое содружество», «Участник контртеррористической операции на Кавказе» и рядом других наград.

За многолетнее служение в тюрьмах награжден серебряной медалью Министерства юстиции и Почетным знаком УФСИН.

Был настоятелем храма святого великомученика и целителя Пантелеимона в 4-й колонии для больных туберкулезом. А также храма Святителя Николая Чудотворца в 9-й воспитательной колонии для подростков.

*В мае отец Сергий воссоединился с Русской Православной Церковью за рубежом. Сейчас является настоятелем походного храма царя-мученика Николая в Завьялово.

Александра Давыдова

«ЦЕНТР», 1 марта 2012 г.

     

 
 
Copyright 2009 © Триединый Бог